Антон Носик: Twitter не будет фильтровать контент в России

Антон Носик Forbes Contributor
фото Russian Look/Picvario
В первую очередь потому, что компания не откроет здесь своего представительства

Вчерашнее заявление компании Twitter о предстоящей фильтрации контента в разных странах вызвало в России такое чудовищное количество недоразумений, ошибочных интерпретаций и кривотолков, что имеет, пожалуй, смысл разъяснить его подлинную суть.

Начнем с общих положений. Если некий интернет-сервис или контент-провайдер расположен на территории одной страны (как калифорнийский LiveJournal Inc., не имеющий за пределами США ни офисов, ни филиалов, ни представительств), то вся его публикационная политика регулируется законами только той страны, где он инкорпорирован и хостится. А также основанным на этих законах пользовательским соглашением. Как только сервис решает выйти на международную арену как бизнес и юрлицо (а это происходит тогда, когда у него появляются реальные шансы зарабатывать деньги за пределами страны его исходной регистрации), у него возникают офисы, филиалы и представительства в других юрисдикциях.

Такие «дочки», увы, никак нельзя объявить экстерриториальными, так что деятельность их регулируется уже не Первой поправкой к Конституции США, а законами той страны, где они учреждены. Это совершенно нормальная практика. Среди примеров можно назвать, например, Google, чьи германские находки сильно отличаются от американских, в силу обязанности фильтровать неонацистскую пропаганду, и Yahoo!, чьи аукционы во Франции блокируют продажи нацистской сувенирки, и «Яндекс.Музыку», которая не даст вам за пределами США прослушать ни один музыкальный трек (в связи с отсутствием нерусских прав трансляции), и крупнейшую в мире лавку цифровых товаров iTunes Store, и магазин Amazon (фильмы, аудио в цифре).

Но надо понимать одну простую вещь. Правило «Разные фильтры для разных юрисдикций» не является абсолютным и не работает по умолчанию. Во-первых, оно действует только в отношении тех стран, где у транснационального сервиса есть представительства. Есть филиал Twitter во Франции — значит, он будет для французских пользователей фильтровать твиты, отрицающие или одобряющие холокост. Если Twitter не видит перспектив зарабатывания денег во Франции, то он просто не откроет там представительства, а пока представительства нет, то и причин оглядываться на французское законодательство не существует. Захотят французские правоохранительные органы призвать Twitter в США к соблюдению законов Франции — и будут банально посланы. К российским органам то же относится.

Во-вторых, даже в тех странах, где филиалы имеются, речь ни в коем случае не идет о какой-либо форме проактивной или предварительной цензуры, где бы веб-сервис собственными силами модерировал и фильтровал пользовательский контент. Любые санкции применяются строго по прямым обращениям правоохранительных органов или по вступившим в законную силу постановлениям местных судов, по каждому твиту отдельно.

Остается один интересный практический вопрос: когда и при каких условиях Twitter захочет открывать филиал в России и принимать позорный федеральный список экстремистских материалов Минюста как регулирующий документ? Ответ более или менее прямым текстом изложен в том самом посте, где Twitter предупредил о предстоящей фильтрации. Там сказано: в тех странах, законодательство которых полностью несовместимо с убеждениями и ценностями владельцев сервиса, филиалы не будут открыты никогда. Просто для того, чтобы не выполнять неприемлемых цензурных требований этих стран. Очевидно, это касается таких стран, как Куба, Северная Корея, Туркмения, Казахстан, Белоруссия, Россия или Саудовская Аравия.

Можно, конечно, тут покривить губу и выразить серьезное сомнение в искренности администрации сервиса: мол, капиталисты — они такие мироеды, за бабки от любых убеждений откажутся. Если им покажется выгодно открываться в России, то никакие убеждения их не остановят... Так могут думать Путин, Сечин, Сурков и другие люди, чья ментальность и представления о капитализме сложились под влиянием советских политинформаций, просмотра карикатур Бориса Ефимова и чтения газеты «Правда». Нормальным людям нет нужды ориентироваться на совковые мантры, благо есть достаточно фактов, позволяющих понять действительную картину.

Факт номер один — практика. Крупные американские компании уже не раз уходили с очень сытных и лакомых рынков (например, китайского) из-за неготовности выполнять местное законодательство о цензуре и слежке за пользователями интернета. Это не фантазии, а совершенно конкретные прецеденты Yahoo! и Google, доказывающие, что капиталисту иногда выгодней пожертвовать выручкой, чем брендом и репутацией на основном для него рынке, каковым были, есть и всегда останутся для ведущих интернет-порталов Соединенные Штаты Америки.

Факт номер два — в США есть законодательство. И оно там, в отличие от России, обязательно к исполнению всеми физическими и юридическими лицами. В этом законодательстве довольно четко, черным по белому, сказано, что американская компания не имеет права выполнять волю иностранных правительств, если их воля противоречит основным законам США и позиции государства в международной сфере. Например, американская компания не может присоединяться к объявленному арабами бойкоту Израиля, потому что правительство США выступает против такого бойкота. Американская компания в России не имеет права платить взятки местным госчиновникам, потому что в США дача взяток считается не нормой и не доблестью, как в путинской России или на Украине Кучмы — Януковича, а уголовным преступлением, влекущим за собой тяжкие юридические последствия. Вспомним Евгения Адамова и Павла Лазаренко. Первый отсидел в США за взятки, полученные в России, второй до сих пор сидит за коррупцию на Украине.

Участие Twitter в информационном терроре азиатских диктатур и теократий против собственных народов было бы прямым нарушением законов США — даже если бы сама администрация Twitter не видела в этом ничего дурного. Если Twitter попадется на том, что он, исполняя требования федерального списка экстремистской литературы Минюста РФ, поучаствовал в цензуре произведений Л. Рона Хаббарда, запрещал ссылки на христианскую, мусульманскую или индуистскую религиозную литературу, то есть выступал партнером иностранного правительства в попрании свободы слова и совести, — это может повлечь за собой санкции как в отношении юрлица, так и в отношении конкретных топ-менеджеров, которые приняли решение об этом преступном сговоре с чужими властями. В свое время менеджмент Yahoo!, попавшийся на подобной гнусности в Китае, отделался вечным позором и не пошел под суд, но с годами ответственность за такие фокусы в цивилизованном мире только ужесточается.

Поэтому, сколько бы деревянных рублей ни надеялся Twitter заработать, открывая в России маркетинговое подразделение и отдел продаж, есть очень серьезные страновые риски, которые в обозримом будущем не позволят компании сюда прийти и стать инструментом для осуществления цензуры и нарушения конституционных прав граждан нашими властями и судами. Причем в четверговом посте Twitter об этом написано практически прямым текстом, нужно просто уметь правильно понимать прочитанное.

Автор — блогер, ведет твиттер @dolboed, имеющий больше 50 000 подписчиков.

Новости партнеров