«До определенного возраста люди знакомятся, а потом перестают в это играть»

Андрей Бронецкий фото из личного архива
Гендиректор службы знакомств «Мамба» Андрей Бронецкий про флирт, «Финам» и международную экспансию

Forbes продолжает публиковать интервью с известными российскими интернет-предпринимателями и специалистами. На этот раз о том, как заработать на одиноких сердцах в интернете, почему «Яндекс» отказался от сотрудничества со службой знакомств «Мамба» и как она будет конкурировать с новыми проектами своего основателя, рассказывает гендиректор «Мамбы» Андрей Бронецкий.

Полную аудиоверсию интервью можно послушать на сайте программы «Рунетология».

Максим Спиридонов: Еще недавно знакомства в Рунете были одним из самых денежных и перспективных направлений интернет-бизнеса. Наряду с игровой отраслью они давала стабильный, диверсифицированный и мало зависящий от внешних экономических факторов доход. Однако теперь у некоторых наблюдателей возникли сомнения. Будет ли так продолжаться и дальше? О деньгах, а также о том, чем в целом живет сегодня российский дейтинг, мы говорим с генеральным директором единой службы знакомств и общения «Мамба» Андреем Бронецким.

— Каким сегодня ты видишь типичный портрет пользователя сети «Мамба»?

— К сожалению, ничего радикального я не скажу. Мы не такие большие, как социальные сети. Это связано с тем, что мы работаем только в знакомствах, а не в коммуникациях. По профилю аудитории у нас есть небольшой перекос в сторону молодых и в сторону мужчин. Понятно, почему у нас больше молодых, чем людей в возрасте. До определенного возраста люди в это играют, потом они перестают знакомиться.

— Сколько в структуре доходов «Мамбы» составляют пользовательские платежи, реклама? На что вы делаете ставку?

— Я не могу выделить какую-то одну самую популярную услугу. Это основная статья доходов, она составляет порядка 80%. Реклама для нас не самое важное. В целом, мы можем от нее отказаться, но мы ее развиваем, потому что это один из способов монетизации.

— У вас недавно появились видеочаты. Мне кажется, что в виртуальных знакомствах, знакомствах вслепую, видеочат, скорее, мешает.

— Насколько серьезной угрозой для вас становятся сегодня социальные сети?

— Я не считаю их самой главной угрозой, потому что социальные сети — это только web. Есть более быстрорастущая часть, которую мы все видим, часть, которая больше подстроена под знакомства. Это мобильная составляющая. Я охотно верю, что через 2-3 года мобильная аудитория на нашем ресурсе будет как минимум сопоставима со всей веб-аудиторией или даже больше.

— И все-таки соцсети давят и некоторые наблюдатели сомневаются в радужных перспективах дейтинга.

— Я считаю, что вы сгущаете краски. Конечно, конкуренция от года к году увеличивается, количество качественных сервисов в интернете увеличивается, внимание пользователей рассеивается между ними. Когда было всего несколько качественных сервисов, конкурировать было значительно легче. Аудитории приходилось выбирать буквально между двумя сервисами. 5-6 лет назад люди сидели на «Мамбе» и общались с друзьями. Когда стали появляться социальные сети, такого феномена на «Мамбе» не стало. Тем не менее мы продолжаем развиваться, и наша ниша есть.

— Для многих «Мамба» — сервис, где преобладают очень «легкие отношения»…

— Я понимаю, о чем ты говоришь. Для нас это большая проблема. Мы в той или иной степени постоянно с ней боремся. Проблема заключается в том, что есть активные и пассивные люди. Те, которые активны, они шокируют, запоминаются. Когда все серое, и есть что-нибудь яркое, оно бросается в глаза.

— Не являетесь ли вы заложником своей функции? Предназначение сервиса в идеале знакомства с целью найти свою половинку, а вместо этого краткосрочные контакты, быстрое нахождение партнеров.

— Я так понимаю, что ты имел в виду коммерческую составляющую, которая присутствует в этих отношениях. Эта часть идет за нами хвостом, но я считаю, что от нее можно отказаться.

— Сколько человек в компании на сегодня?

— На данный момент более 100 сотрудников. Основное подразделение — это разработчики. Второе подразделение по численности — это поддержка пользователей. Третье — это менеджерский состав. Совсем небольшая группа — административный персонал, который все это обслуживает. Все мы работаем в офисе.

— «Мамба» была куплена «Финамом» у Андрея Андреева. Тебе пришлось перестраивать структуру компании или все было сделано «под ключ»?

— Когда компанию продавал Андрей Андреев, он фактически продал бизнес-процессы, а всех ключевых сотрудников он забрал. Не было технической команды, которая поддерживала этот проект. Пришлось все делать с нуля, набирать людей, обучать их чужому коду. Этот процесс занял чуть меньше года.

— Насколько была популярна «Мамба» на момент покупки? Имела ли она перспективы, серьезные финансовые показатели? Что это было за хозяйство с точки зрения бизнеса?

— Это был эффективный бизнес. Он был лидирующим и быстрорастущим. Тогда не было никакой конкуренции, никто не знал, что такое социальные сети. «Мамба» росла вопреки тому, что падала, медленно работала, модерировался или нет контент внутри системы. У людей не было альтернативы, и это был эффект Wow.

— «Мамба» с момента покупки «Финамом» сильно изменилась. Какие есть этапы развития, поворотные моменты, которые можно было бы выделить?

— Этапов было много. Пять–семь лет назад никто не знал, что такое «Мамба». У нас было два ключевых партнера — Love.Rambler и Love.Mail.ru. Все пользовались ими, и система была огромной, она росла, но никто не знал, что такое «Мамба». Как я и говорил, мы приняли этот продукт от Андрея Андреева таким, как он есть, без мануала. Нам нужно было время, чтобы начать этим проектом управлять, научиться его изменять, решать банальные проблемы роста, отстраиваться от конкурентов, продвигать свою торговую марку, дифференцироваться от социальных сетей, которые начали расти, найти свою нишу и бить в нее. Наверное, такие этапы можно выделить.

— Как строится ваше взаимодействие с партнерскими сайтами? Это интересная история, которая во многом предопределила успех «Мамбы».

— «Мамба» сделала хороший продукт, который был достаточно функционален, красив и качественен. Он был удобен для пользователей, но сам продукт не обладал аудиторией. А если у продукта нет аудитории, то он никому не нужен. Поэтому было принято решение предложить партнерство другим крупным площадкам, которые точно так же бурно развивались в тот момент и не успевали делать новые сервисы. Тогда было достаточно модно делать подраздел на базе технологии, чтобы потенциально иметь возможность получать доход. В период бурного роста других площадок это решение было очень эффективным и востребованным. На сегодняшний день у нас огромное количество партнеров, свыше 30 000 площадок. Партнер Mail.ru также является нашим акционером, и он для нас ключевой. «Рамблер» — также крупнейший наш партнер. Тем не менее сама площадка «Мамба» теперь вторая после Mail.ru.

— Если резюмировать, именно наличие большого количества партнеров, прежде всего крупных, предопределило ваше активное развитие? Дальше появились проблемы, которые вы стали преодолевать. Вы стали делать так, чтобы известность «Мамбы» стала выше, чтобы не быть сильно зависимыми от партнеров?

— Разумеется. Был риск, что крупный партнер в какой-то момент может сказать: «Хватит. Я буду делать свой раздел».

— Были такие ситуации, когда значимые для вас партнеры уходили?

— Нет, таких ситуаций не было. Когда такие разговоры начали появляться, владельцы успешно договорились по поводу продажи долей и Mail.ru вошел внутрь компании.

— Других крупных игроков не пытались привлечь? Наверняка вы пытались работать с «Яндексом».

— Мы общались, но у «Яндекса» своя позиция. Она понятна, мы ее уважаем. Они хотят зарабатывать деньги с бизнесов, предоставляя им услуги, а пользователям они предоставляют бесплатные сервисы.

— Насколько это выгодный бизнес для партнеров?

— Как он может быть невыгодным? Потребность в данном сервисе есть примерно у 70% аудитории. Это те люди, которые по тем или иным причинам находятся в состоянии одиночества или поиска партнеров. Если ты крупный проект, то ты можешь предоставить своей аудитории данный сервис. Ты либо содержишь группу программистов, вкладываешься в аппаратную составляющую, support, менеджеров, контент, либо получаешь весь этот продукт готовым и имеешь cash. Как этот бизнес может быть невыгодным? Может быть недополученная прибыль, если ты думаешь, что ты сделаешь то же самое, но более эффективно, чем твой партнер, который предоставляет этот сервис. Такое возможно, но точно так же у тебя может ничего не получиться.

— Какие сайты, у которых уже есть аудитория, становятся вашими партнерами? Каков состав ваших 30 000 партнеров?

— Постоянно находятся энтузиасты, которые делают свои сайты, гостевые книги, форумы, новостные ленты и так далее. Они разбиты по регионам, тематикам. Для них мы — наличие дополнительного сервиса и небольшой копеечки. Им эти деньги, которые они получают, важны. Они зарабатывают на нас, AdWords, «Директе», продаже ссылок и так далее. Мы стоим в этой же линейке, предоставляя свой уникальный сервис.

— Мне кажется, что видеочат — очень полезная и эффективная функция для сервиса знакомств. Когда мы включили эту услугу, она была очень популярна. У нас было до 100 000 соединений в день. Сейчас эта цифра меньше, но качество и длительность сессий растут. Если раньше у нас были короткие соединения, люди просто забавлялись, то сейчас они понимают, для чего можно использовать видеочат.

— У вас есть проект MonAmour, который позиционируется как знакомства для серьезных отношений. Как следствие, читается, что «Мамба» — это не очень серьезные отношения.

— Все верно. MonAmour — это серьезно. У людей есть единственная цель прямо сейчас найти себе супруга. «Мамба» — это флирт. Я считаю, что «Мамба» больше приближенна к жизни. Вначале люди знакомятся, могут пообщаться, повстречаться, пожить вместе, дальше они понимают, что им нужно. У них нет в голове мысли о том, что им 35 лет и обязательно нужно найти мужа и завести детей. Они не настолько отчаявшиеся, они просто живут и ищут себе партнеров теми методами, которые есть в жизни. Они могут пойти в клуб, они могут пойти на улицу, могут пойти на «Мамбу». В соответствии с текущими жизненными реалиями они находят себе партнеров. Это не несерьезно, это флирт.

— Получается, правы те, кто говорит, что «Мамба» — это оплот сексоголиков и проституток, мало того что вы это плодите, вы еще и поощряете, развиваете и, таким образом, развращаете поколение. Что вы на это отвечаете?

— Мы переживаем. Мне в лицо такое не говорят. Мы в определенной мере стараемся с этим бороться. Когда мы находим откровенные вещи, мы всегда их удаляем. Моя жизненная позиция такова: если человек активный, здоровый, он знакомится с женщинами и делает то, что все делают, то это нормально. Для этого мы были придуманы природой. Это значительно лучше, чем пойти напиться водкой или употреблять наркотики.

— Какая у вас статистика по парам? Я знаю, что вы этим гордитесь. Сколько пар нашли себе партнера через «Мамбу»?

— Сейчас на сайте указана цифра 1200, но она динамическая. Если одна из анкет удаляется, то пара на сайте распадается. Накопленной статистики у нас нет, хотя я знаю огромное количество людей, которые создали пару на «Мамбе». Они вполне себе здоровые и счастливые.

— Есть информация, что вы собираетесь развиваться на запад. Как можешь прокомментировать? Каким будет это развитие?

— Необязательно на запад, может быть, на восток. Это связано с тем, что наш продукт конкурентный. Разумеется, есть куча проблем, но это одно из направлений, которое может дальше увеличивать размер компании и ее обороты.

— Поход на восток означает то, что вы не хотите столкнуться лоб в лоб еще с одним продуктом Андрея Андреева? Если вы окажетесь в Европе или Америке, вы будете напрямую конкурировать с Badoo Андреева?

Вы сейчас очень преувеличиваете позиции Андрея Андреева. Его продукт популярен в Латинской Америке, Италии, Испании и Франции. Он имеет очень слабые позиции на американском, английском, немецком и азиатском рынках. Если говорить, что мы будем выходить на запад и будем конкурировать только с ним, то это неправильно.

— Предполагаются какие-то любопытные сервисы внутри «Мамбы»? Например, в свое время были сделаны «Попутчики». Будет еще что-нибудь интересное ждать пользователей?

— Мы пробуем. Недавно мы запустили свое API, как и социальные сети, но не для того чтобы засорить его какими-то игрушками. Наш проект — это все-таки не игры, а знакомства. Мы запускаем туда приложения, которые знакомят людей. Люди в это охотно играют. Я надеюсь, что будут появляться новые механики для знакомств. К нам часто приходят партнеры и говорят: «Давайте сделаем так». Теперь у них такая возможность есть, они могут сделать специализированное приложение. Какие еще сервисы ожидают аудиторию? Разумеется, они будут связаны с мобильными. Как я говорил, в ближайшей перспективе это будет основной частью.

— Как будет развиваться дейтинг ближайших лет в рунете и глобально? Мог бы ты построить какой-то компактный прогноз?

— Я считаю, что subscription dating (доступ по подписке) очень сильно будет терять свои позиции. Мне кажется, такая бизнес-модель, как наша, в конце концов, убьет всех, потому что мобильные устройства более персонифицированы, чем компьютеры. На них уже сейчас можно смотреть большие фотографии. Большая качественная фотография — это основное, после чего можно знакомиться. Знакомства будут жить и перекочевывать в мобильные устройства, и они будут бесплатными.

рейтинги forbes
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться