Forbes

«Глупо бояться конкуренции»

«Глупо бояться конкуренции»
Александр Доржиевфото из личного архива
Сооснователь геолокационного сервиса AlterGeo Александр Доржиев про 10%-ную скидку за 10 рублей, $10 млн и другие способы монетизации

Forbes продолжает публиковать интервью с известными российскими интернет-предпринимателями и специалистами. На этот раз о том, как устроен бизнес геолокационных сервисов, на чем они зарабатывают и зачем нужен AlterGeo, если уже есть Foursquare и аналогичные сервисы в Facebook и Google, рассказывает сооснвоатель AlterGeo Александр Доржиев. 

Полную аудиоверсию интервью можно послушать на сайте программы «Рунетология»

Максим Спиридонов: Когда звучит фраза «Большой брат следит за тобой», то, как правило, имеется в виду, прежде всего, то, что этот «брат» знает, где мы находимся. Еще недавно располагать такой информацией могли только спецслужбы. Сегодня фактически каждый из нас может это сделать. Помогут сервисы геолокации, позволяющие рассказать друзьям о своем местоположении, поделиться впечатлениями, добавить фотографии или, наоборот, узнать, где был и где находится тот или иной знакомый, приятель или родственник. Однако, не только в рунете, но и в мире не найдено однозначной модели построения бизнеса на этих сервисах. Один из сооснователей крупнейшего геосоциального сервиса рунета AlterGeo Александр Доржиев сегодня у нас в гостях.

— Ты веришь в геолокацию как бизнес, или это только технология, которую можно вывести в бизнес?

— Безусловно, я верю в геолокацию как в бизнес, причем это может быть технологический бизнес. У нас работает технология определения местоположения разными способами – WiFi, GSM, WiMax, IP – это то, что мы называем гибридной навигацией. Эта технология востребована, у нас есть клиенты. Понятно, что количество таких клиентов исчисляется не тысячами и миллионами, в России это единицы, максимум десятки. Это крупные интернет-сервисы, которым, например, нужно геотаргетировать рекламу. Технологическое направление – конкретный и понятный бизнес. Есть другое направление – создание пользовательских сервисов, которые, естественно, монетизируются. Это является бизнесом ровно по тем причинам, почему является бизнесом любой сервис с большим количеством пользователей.

— На сегодня у AlterGeo большое количество пользователей?

— Зарегистрировано около 850 000, но если говорить о ежемесячной аудитории, то она порядка 90 000.

— Многие мои знакомые, говоря об AlterGeo, не понимают, зачем им пользоваться, поскольку есть Foursquare. В их глаза AlterGeo – еще один сервис, который, по всей видимости, имеет меньшее количество пользователей. У него нет понятного профита.

— Для интернет-аудитории небольшая скидка за лояльность не является мотиватором, но это же совсем не значит, что остальным пользователям это неинтересно. Есть большое количество пользователей, которые очень четко понимают, где профит. Он ходит куда-то и получает скидку.

Вся геолокация – это не первая необходимость для человека, это развлечение, которое рассчитано примерно на 5% интернет-аудитории.

— Я специально поставил приложение на Android. Оно симпатично, мне понравилось с точки зрения продукта. Но у вас реально тишина. Я нашел всего двух друзей, которые также использовали AlterGeo.

— Если сравнивать нашу аудиторию с аудиторией Foursquare, то это почти то же самое, что сравнивать аудиторию «ВКонтакте» и аудиторию Facebook не по количественным показателям, а по тому, кем является эта аудитория. В Facebook сидят работники маркетинга, IT-нишки, а во «ВКонтакте» сидят студенты и выпускники различных вузов, в общем, люди, имеющие меньшее отношение к IT-индустрии, индустрии интернет-маркетинга, интернет-журналистики. Я очень упрощаю, но примерно так.

— Получается, что AlterGeo — это Foursquare для нормальных людей?

— В общем, да. Это было наше вполне сознательное решение. В какой-то момент мы поняли, что есть ядро интернет-активной аудитории. Это очень интересная аудитория, и мы бы хотели, чтобы она любила наш продукт и пользовалась им.

Ты правильно говоришь насчет малочисленности этой аудитории. Я это подтверждаю. Геолокационные сервисы решают некоторый набор мелких задач, которые нужны не всем, но многим. Например, найти подходящее для себя место в родном городе или в городе, куда ты приехал. Кроме AlterGeo и Foursquare, с помощью какого сервиса можно подобрать себе хорошее место?

— Раз мы этого коснулись, скажу, что я вижу у вас массу опасностей с конкурентной точки зрения – модули геолокации в социальных сетях или на крупных порталах являются вашими конкурентами. Например, те же самые Places у Facebook, Latitude у Google и другие. Существуют также различные картографические сервисы вроде «ДубльГис» – с его помощью можно найти прачечную рядом, рестораны и так далее, правда, у них нет впечатлений пользователей. Что вы думаете насчет такой конкуренции?

— Мы относимся к ней очень хорошо. Все, что делается вокруг нас с использованием геолокации, может являться источником нового взгляда, свежих идей о том, как можно видоизменить продукт, чтобы он стал по-настоящему интересен. Искать опасность в том, что кто-то добавляет себе инструменты по определению местоположения, довольно странно, потому что местоположение сейчас есть практически в каждом мобильном приложении. Ты открываешь прогноз погоды на телефоне, например приложение Gismeteo, и оно определяет местоположение. Глупо же этого бояться! Есть крупные социальные сети. Тот же Latitude существует примерно с 2008 года. Никто же им не пользуется.

— Это мина замедленного действия. Эта штука пока не используется серьезно, поскольку она стоит на крупнейшей в мире поисковой системе, которая сейчас превращается в портал с все большим функционалом социальной сети.

— Базовая механика отметки человека где-то, когда человек говорит, что он находится там-то, сама по себе не несет никакой ценности. Да, это сделал Facebook, но это приносит очень мало ценности Facebook и практически никакой ценности пользователю. Потребность в том, чтобы рассказывать друзьям, где я нахожусь в настоящий момент, есть у 1-2% людей. Что еще может сделать Facebook на базе этого? У Facebook есть фотографии, видео, общение, ссылки. Они сделают еще места. На базе этих данных о географии, о посещении мест можно сделать достаточно большое количество сервисов. Например, lifestreaming всех направлений. Есть несколько популярных приложений Foodspotting, когда люди фотографируют еду, есть приложение, где фотографируют все, снимают видео. Те же рекомендательные сервисы, когда я открываю приложение, чтобы узнать, куда ходят люди, которые своим поведением, посещаемыми заведениями и потребляемой едой похожи на меня. Все это можно сделать на базе географического функционала. Вопрос в том, будет это делать Facebook или нет. Скорее всего, все это Facebook делать не станет. Скорее всего, он даже не станет делать 10% от этого. У него другие цели, огромное количество своего функционала и так далее.

— Хорошо. Вернемся к этой теме чуть позже, а пока расскажи, что привело тебя в геолокацию. Почему это направление занимает тебя уже много лет?

— Мы начали весной 2008 года. Для меня это не было долгим приходом в геолокацию. Автор идеи WiFi-позиционирования – Денис Алаев. Это было предметом его  исследований в МАИ, и в какой-то момент я услышал, что он этим занимается. Мне было интересно, что можно определять местоположение по WiFi. Это же круто. Мы стали думать, что же мы можем сделать на базе этого. Понятно, что есть научная работа, есть технология, которую можно сделать, но как ее можно применять. В рамках этих исследований мы начали выступать на конференциях, рассказывать об этом, общаться с различными людьми, которые давали советы, предлагали что-то. В итоге это выросло в два направления – технологическое направление и пользовательский сервис.

— Скажи в двух словах, как сегодня строится бизнес AlterGeo. Как эти два направления разделяются по процентам выручки?

— Я не уверен, что я назову верные проценты. Есть доходы от лицензирования технологического направления, там есть несколько клиентов. Технология используется для создания нового пользовательского опыта, основанного на геолокациях, на массовых сервисах, либо для геотаргетирования рекламы. Там все построено на лицензионных платежах в зависимости от количества запросов. Есть также наш пользовательский сервис. Мы стараемся эти два направления изолировать друг от друга, потому что это логично, это два разных бизнеса. В пользовательском сервисе два источника дохода – платежи пользователей и рекламные доходы. Мы стараемся делать интересные спецпроекты, где есть рекламные доходы.

— Технологическое направление прибыльно, а пользовательское пока что убыточно?

— Я бы не хотел произносить это вслух, но это так. Есть нюансы. Мы имеем возможность и потенциал монетизировать пользовательское направление так, чтобы оно стало, как минимум, окупаться, но это будет совершенно ошибочный ход. Сначала должны появиться пользователи. Не бывает пользовательских сервисов, которые вначале строят бизнес, а потом нарабатывают пользовательскую базу. Мы проводим эксперименты по монетизации, пробуем разные бизнес-модели.

Страницы123
Ключевые слова: , ,

Другие посты блога

Все комментарии (0)

От редакции

В связи с обострением общественно-политической обстановки в России и резким увеличением попыток оставить на сайте Forbes.ru комментарии, которые могут быть расценены как экстремистские, редакция Forbes приняла решение временно закрыть пользователям возможность комментировать редакционные материалы на сайте Forbes.ru и скрыть все уже опубликованные комментарии. Эти функции будут восстановлены после нормализации обстановки.

Редакция Forbes приносит читателям свои извинения.

24 апреля, четверг
Самое читаемое

Опрос

Поедете ли вы в Крым в случае создания на полуострове игорной зоны?
Проголосовало 3011 человек

Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.