«Это бизнес-проект, но с детей, родителей и учителей деньги я брать не буду» | Технологии | Forbes.ru
$57.5
67.72
ММВБ2071.83
BRENT57.95
RTS1134.45
GOLD1280.61

«Это бизнес-проект, но с детей, родителей и учителей деньги я брать не буду»

читайте также
+1 просмотров за суткиЛицом к лицу: российские стартапы по распознаванию лиц выходят на мировой уровень За работой - в чат: как стартап с российскими корнями Job Today трудоустраивает европейцев +5 просмотров за суткиШкольная программа: как Facebook меняет рынок спортивных трансляций +3 просмотров за суткиНарисованный мир: “Яндекс” нашел самые популярные мультфильмы +1 просмотров за суткиВойна технологий. Как Google и Microsoft пытаются догнать Amazon на триллионном рынке облачных хранилищ Стенка на стенку: как роботы спасли разработчика игр от краха Как два эстонца создали Skype для международных денежных переводов Андрей Стрелков: фраза “Яндекс врет” стала для нас метрикой Прогноз Евро-2016: система Microsoft предсказывает победу Германии Сломать систему: правда и вымысел о русских хакерах Жозе Невеш, основатель Farfetch: "Я влюбился в этот рынок, хотя и был типичным гиком" Страсти по прослушке: информационная безопасность или нарушение личной тайны После дождичка в четверг: как алгоритмы меняют метеоданные Чат с ботом: как бизнес использует искусcтвенный интеллект «Мои партнерские встречи очень короткие. Я, я и я ведем долгие дебаты» Сдвиг парадигмы: какое будущее у биткоина Виртуальный халифат: как Россия воюет с ИГ в интернете Опасная транзакция: пять актуальных киберугроз для банков и их клиентов Бот в помощь: как мессенджеры научились зарабатывать миллиарды Пара совпала: какие онлайн-сервисы для знакомств предпочитают инвесторы Лейка для Facebook: как стартап Sprinklr привел в соцсети крупнейшие бренды

«Это бизнес-проект, но с детей, родителей и учителей деньги я брать не буду»

фото из личного архива
Создатель портала «Дневник.ру» Гавриил Леви рассказывает, как внедрить IT-технологии в образование с выгодой для собственного кошелька

В последние годы высокие технологии и виртуализация все чаще касаются самых важных для человека моментов  воспитания детей, здоровья и образования. О последнем мы поговорили с основателем и генеральным директором школьной образовательной сети «Дневник.ру» Гавриилом Леви.

Полную аудиоверсию интервью можно послушать на сайте программы «Рунетология».

Максим Спиридонов: Почему ты, человек из бизнеса и IT, вдруг так серьезно занялся темой образования?

— На языке реалий это будет выглядеть так: вам нужно потерпеть полтора года, и в конце 2013 года жареный петух начнет клевать всех директоров школ, которые почему-то не подключились, они начнут метаться по рынку, и тут-то вы и придете.

— Надеюсь, до такого не дойдет. У всех руководителей, администрации заложен определенный KPI, которые связаны с тем, насколько их регион использует IT, в том числе в образовании. Мы уже имеем соглашения с 23 регионами, которые говорят о том, что поставщиком этих государственных услуг для регионов будет именно «Дневник.ру».

— Вы рассчитываете на массированный госзаказ?

— Так или иначе, все школы будут использовать какую-то LMS-систему. Мы рассчитываем, что большая часть этих школ будет использовать «Дневник.ру».

— Мог бы сказать, какие типовые проблемы встречаются при внедрении, кроме незнакомства с техникой и боязни ее?

— Это отсутствие техники, неподготовленность прежде всего моральная к использованию чего-то нового и нормативная подготовка, которой иногда не бывает, и в итоге получается, что бумажные форматы еще не отменили, а электронные уже хотят внедрять. Это три основные проблемы, с которыми мы сталкиваемся. В остальном проблем никаких нет, только успешные кейсы.

Гавриил Леви: Впервые я столкнулся с электронным документооборотом, IT и эффективным его применением в области образования, когда поехал учиться в Америку, в Колумбийский университет. Там вся бухгалтерия, все бизнес-процессы внутри университета были в электронном виде. Запись на занятия, расписание, домашние задания, большинство лекций были в электронном виде, что в 2001 году было для меня большим культурным шоком в положительном смысле этого слова. В 2003 году появился Facebook, который изначально предполагался как закрытое сообщество для университетов. Как раз Колумбийский университет был вторым или третьим университетом, куда они пришли. Мне показалось, что синергия этих двух сервисов — социального образовательного сервиса и электронного документооборота для образовательных учреждений, может привести к отличному результату.

— Каким был, по твоим впечатлениям, тогдашний Facebook? Сразу стало понятно, что это полезная и перспективная тема, или это было скорее развлечение?

— В то время больше были популярны такие сервисы, как Myspace, Classmates.  Facebook на их фоне отличался очень чистым и четким дизайном, там не было ничего лишнего. Я думаю, именно это приковывало пользователей к нему. Во-вторых, привлекало то, что там была аудитория определенного вида — это люди, которые так или иначе связаны с университетами, потому что зарегистрироваться можно было только по e-mail, который выдается в американских университетах. Если в Myspace и Classmates были в основном дети и люди старшего возраста, то в Facebook сразу создавалась тусовка студентов, которые наиболее активны и продвинуты в различных IT-технологиях. За счет этого они очень быстро росли, быстро приводили своих друзей в свой  сервис.

— Насколько сильно, с твоей точки зрения, различается образование по духу, по качеству в России и в Америке, в частности в том университете, в котором ты учился?

— Оно различается организацией самого процесса. Если в России, по крайней мере в то время, когда учился я, все было заточено на подготовку к конкретной сессии, то на Западе в университетах  система гораздо ближе к школьной, где есть контрольные работы, промежуточные тесты, домашние задания, чуть ли не посещаемость на лекциях. Все это влияет на финальную оценку, а сама сессия, которых у нас было две (промежуточная и финальная), составляла 20-30% от финальной оценки. Мне кажется, это воспитывает гораздо более ответственное отношение к учебе, работе. Люди, которые смогли пройти такую подготовку,  более успешно себя проявляют в бизнесе и реальных жизненных условиях.

— Окончив  Колумбийский университет, ты планировал вернуться в Россию?

— Я не имел каких-то конкретных планов относительно того, где я буду жить, чем буду заниматься. Все получилось случайно. Один из однокурсников позвал меня  в стартап, который создавали несколько его друзей, и я на эту, как тогда казалось, авантюру согласился,  чтобы получить реальную практику, хотя у меня были и более умные с точки зрения карьеры варианты. Я мог пройти практику в банке или какой-нибудь большой компании на Уолл-стрит, но я выбрал стартап, потому что мне казалось, что работать с друзьями над тем, что тебе интересно, правильнее. В итоге, все это выросло в огромную транснациональную компанию с офисами по всему миру, сотнями сотрудников. Об этом решении я не жалею.

— Тем не менее ты в какой-то момент  ушел из американской компании и занялся «Дневником.ру».

— Да, все верно. Мне хотелось заниматься чем-то более интересным, творческим, поэтому начал  работать  над собственным проектом.

— Что именно подтолкнуло тебя к созданию веб-проекта? Были ли какие-то предпосылки? Почему ты стал делать то, что мы сейчас можем назвать облачным сервисом?

— Я думаю, что за облачными сервисами будущее.  В 2008 году облачных сервисов было не так много, и если мы говорим о школе и о ее IT-инфраструктуре, то одна из основных задач, которую «Дневник.ру» пытается решить, — это сделать эту инфраструктуру более эффективной и более дешевой. Облачный сервис экономит колоссальные средства на серверах, компьютерах, обрабатывающей мощности, которые в любом другом решении должны обеспечиваться либо школой, либо регионом. У нас же проект всю эту работу берет на себя.

— Что было первым в твоем решении о создании такого рода проекта? Денег, как я понимаю, пока что в этом немного, если они вообще есть.

— Основным мотиватором тогда было осознание того, что я сам как ученик,  а в будущем как родитель, мечтал бы пользоваться таким сервисом. Мне кажется, что эта мотивация, если она является основополагающей, чаще будет приводить к успеху, чем мотивация первым делом заработать как можно больше денег. Изначально концепция была в сторону социального взаимодействия и общения, но при более тесном фидбеке и общении со школами выяснилось, что первоочередная задача, которая стоит сейчас, — это перевод тех бизнес-процессов, которые есть в школе, в электронный формат. В определенный момент мы решили делать меньший упор на социальный функционал и сконцентрироваться на электронном документообороте для школ.

— Вместо того чтобы делать социальную сеть для школ, вы стали делать интранет, CRM?

— Мы стали делать CRM для школ. В IT-образовании есть термин LMS — learning management system. Именно его мы в определенный момент стали делать большую часть времени.

— Вы к тому моменту уже построили прообраз социальной сети на базе «Дневника.ру»?

— Да, мы первые несколько школ запустили в чистую социальную сеть закрытого типа с регистрацией только для школ и с ограниченным функционалом для личного учета времени, дневников, домашних заданий без чего-то серьезного для школы.

— В каком году это было? Сразу после старта?

— Первую школу мы подключили в 2009 году. Уже к концу года мы запустили первые сервисы, которые ориентированы именно на директора, администратора, теперь мы запускаем сервисы, которые ориентированы на администрацию региона, на органы управления образованием. Фактически мы выстраиваем пирамиду управления, вплоть до Министерства образования регионов.

— Сейчас  немного цифр и затем  продолжим.

На сегодняшний день в компании «Дневник.ру» работает 120 человек, из них 89 сотрудников в Санкт-Петербурге и 31 сотрудник в регионах России. В зарубежных филиалах  в Украине, Польше, Израиле, Венгрии — работает 37 человек. В общей сложности проект обслуживают 35 серверов и две облачные площадки – Amazon и Azure. Число подключенных школ  18 535, что составляет 82% реального рынка и 39% потенциального рынка. Средняя посещаемость сайта «Дневник.ру»  265 000 человек в сутки. Среднее время нахождения на сайте  8 минут. Оборот компании составляет несколько миллионов долларов в год, точные цифры не раскрываются. По масштабности и функционалу проект «Дневник.ру» в России конкурентов не имеет. В мире конкурентами являются проекты Moodle, Blackboard, Schoology, Edmodo.

— Кстати говоря, что имеется ввиду под реальным и потенциальным рынками?

— Среди всех школ, которые используют какую-то LMS или IT-систему обеспечения электронного документооборота, «Дневник.ру» занимает более 80%, 4 из 5 школ используют нашу платформу. Если брать все школы, которые ничего не используют на данный момент, то процент, конечно, ниже.

— На сегодня вы работаете только в России?

— Нет, мы работаем в России, на Украине, запускаем проекты в Венгрии, Польше, Израиле.

— У вас такая масштабная инфраструктура, такая длинная история работы, и, по моим данным, вы только в конце прошлого года должны были выйти на окупаемость. Откуда у вас деньги на все это?

— На первом этапе это были Friends, Family and Fools. В прошлом году мы привлекли $1,7 млн венчурного капитала, и сейчас мы находимся в процессе закрытия второго раунда, более крупного, как раз направленного на международное развитие в том числе.

— До этого все деньги  это твои деньги, деньги твоих друзей, семьи? Даже по скромным расчетам это несколько миллионов долларов.

— Да, все верно.

— Сильно. Настолько велика твоя страсть к образованию, твое желание поставить образование в России на фундаментально-программную основу? Где корысть? Это вопрос, который сейчас задают себе пользователи. Неужели ты такой святой человек?

— Святости здесь нет. «Дневник.ру» — это  самостоятельный и хорошо проработанный бизнес-проект, но, как я уже говорил, мы не хотим начинать с этого. В течение следующего года мы будем запускать различные сервисы, которые нам помогут не просто выйти на самоокупаемость, но и войти в десятку крупнейших IT-компаний России уж точно. Здесь все зависит от того, сможем ли мы выполнить наши планы по развитию.

— Ты деньги со школ брать так и не собираешься?

— С детей, родителей и учителей деньги я брать не собираюсь. Возможен вариант, при котором регион будет покупать лицензию на наш продукт, но это только в том случае, если он не захочет использовать «Дневник.ру» по условно-бесплатной модели и не захочет использовать коммерческие сервисы, которые интегрированы в нашу платформу.

— Мог бы ты рассказать на простом уровне, как работает ваш сервис? Как проходит внедрение для каждой отдельной школы?

— Для школы это очень просто. Она заполняет заявку на сайте, мы проверяем реальность этой школы и правильность данных, и в течение 24 часов она может работать в проекте. Дальше она сама регистрирует пользователей, раздает им пригласительные коды и может спокойно переводить все свои процессы в онлайн-режим.

— Какие роли есть в функционале?

— Ученик, родитель, классный руководитель, учитель-предметник, администратор, модератор, директор и представитель органов управления образованием.

— Что конкретно там может происходить?  Учет оценок, виртуальные родительские собрания или что?

— Есть три основных процесса, которые происходят в «Дневнике.ру». Первый процесс — это социальное взаимодействие, то есть форумы, обмен фотографиями, видео, сообщениями. Это все, что мы привыкли видеть в социальных сетях за исключением того, что мы очень жестко модерируем весь контент, который генерируется нашими пользователями, и сюда нет доступа у посторонних людей, доступ есть только у тех, кто авторизирован через школу.

— Нет никакого фронтенда? Нельзя зайти на парадную страницу школы и посмотреть на то, что она посчитает возможным открыть?

— У каждой школы есть парадная страница, где она может публиковать то, что посчитает нужным — новости, фотографии, какие-то открытые отчеты, но общаться с учениками, видеть их персональные данные никто со стороны никогда не сможет. Даже списка учеников он не увидит.

Второе направление — это электронный документооборот. Что сюда входит? Электронный журнал, электронный дневник, домашнее задание, расписание, генератор различных отчетов. Школа должна сдавать десятки отчетов, которые мы, если школа заполняет все в электронном виде, можем автоматизировать. Третье направление — дистанционное обучение и сервисы, которые призваны организовать обучение в дистанционном режиме. Это сервис видеоконференций, медиатека и электронная библиотека художественной литературы и различных пособий.

— Чуть-чуть углубимся в это. Учет оценок означает то, что все оценки, проставляемые ученикам, оказываются в этой системе и доступны родителям, да?

— Да. Каждый родитель может ознакомиться с успехами и достижениями только своего ребенка. Увидеть домашнее задание.  Ребенок может загрузить свое виртуальное портфолио, родитель может обратиться к учителю или классному руководителю с вопросами. Учитель может сделать какую-то рассылку.

— Насколько активны в этом учителя и родители? Мне кажется, что очень тонкая тема  это внедрение и готовность в ежедневном режиме всем этим пользоваться.

— Начнем с учителей. Здесь все зависит от нормативной базы, которая есть в школе, и оснащения техникой. Если учителей обеспечить рабочим местом, переносным планшетным компьютером или нетбуком и отменить в школе бумажные форматы, чтобы не производить дублирование данных, то учителя с радостью будут этим пользоваться, потому что для них это колоссальная экономия времени и более эффективное распределение их обязанностей.

— Мне сложно представить, что школы активно на это решаются. Наверное, скорее исключение, чем правило отказ от бумажного журнала.

— Пока да, но к 2014 году все школы Российской Федерации должны полностью перейти на ведение электронного журнала.

— Это по какому-то закону?

— По распоряжению правительства. На это выделены деньги — на повышение зарплаты учителей, на оснащение техникой всех школ. Здесь ведется очень серьезная работа.

— В моем представлении большинство работников образования  люди довольно старых взглядов, консервативных. Может быть, это и хорошо. Я очень зримо представляю себе разговор на педсовете, когда на предложение внедрить ваш проект или аналогичный проект, директор скептически говорит: «И что вы хотите отказаться от бумажных журналов? Потом все куда-нибудь исчезнет, и что?» После драматической паузы все говорят, что так нельзя.

— Средний возраст учителя — порядка 50 лет, но такие взгляды никак не связаны с какой-то их консервативностью. Они, скорее всего, связаны с нежеланием делать дополнительную работу, но после того, как мы объясняем, что для школы это полезно и для учителя это экономия времени, и если мы показываем, где именно это полезно, где экономия и  повышение эффективности, то взгляды кардинально меняются.

— Значит ли это, что почти каждую школу приходится уговаривать и убеждать и для этого выделены специальные продавцы или менеджеры?

— На первом этапе было именно так. Мы работали с каждой школой индивидуально. Сейчас мы работаем с муниципальными органами управления образованием или с комитетами, министерствами образования, убеждаем их, чтобы они внедряли это решение централизованно. Чем больше школ в регионе используют такую систему, тем больше положительных эффектов.

— Им есть о чем отчитаться во внедрении IT в образовании?

— Да, это классический «win-win» для всех участников процесса.

— Мы разобрали две составляющие вашего проекта  социальная сеть (общение, обмен файлами) и электронный документооборот.  Меня интересует дистанционное обучение. Там у вас видеоконференции или что-то в этом роде?

— Видеоконференции — это один из инструментов, который позволяет организовать процесс обучения. Есть и другие инструменты: медиахранилища различных файлов и библиотека, которая позволяет в электронном виде читать всю художественную литературу, которая изучается в школе. В принципе мы можем загружать туда любые тексты, также и школа может создавать собственную виртуальную библиотеку. Есть у нас и конструктор тестов, который позволяет проводить любые форматы тестов онлайн прямо в «Дневнике», начиная с ЕГЭ и заканчивая маленьким тестом контрольной работы по конкретному материалу.

— В идеальном варианте ученик может находиться как в школе, так и вне ее и продолжать оставаться в процессе обучения?

— Так и происходит. Когда зимой некоторые школы закрываются из-за морозов или карантина, то обучение продолжается в «Дневнике.ру».

— Это напомнило мне мои отпуска. Несколько лет назад они у меня закончились, потому что если ноутбук с собой, то я уже на работе. Учеников это настигло с раннего возраста.

— Мне кажется, это полезно, потому что это лучше подготовит их к университету и реальной жизни. Мы уже собираем статистику с тех первых школ, которые работали в «Дневнике» с самого начала, и у них положительная динамика. Повышается успеваемость, посещаемость, и в целом удовлетворение всех участников процесса от тех образовательных услуг, которые они получают. Мы даже не говорим о том, что есть побочные эффекты, которые может измерить только государство. Например, снижение детской преступности, снижение детского алкоголизма, наркомании и так далее, что происходит опосредованно.

— Понятно. Последний вопрос по функционалу.  Как мы знаем, в России мало доверяют чему-то, не находящемуся в руках, не стоящему на сервере под столом у того же завуча или пресловутого учителя информатики. Многие сервисы имеют аналоги у тех же разработчиков в коробочной версии, которые можно поставить у себя. У вас это просят?

— Регионы просят разработать систему, при которой все персональные данные могли бы храниться на сервере в регионе, так как, по их мнению, это более безопасно, хотя на самом деле это не так. Тем не менее мы разрабатываем такую систему, и осенью мы планируем ее запустить в ряде регионов. Мы собираемся делать офлайн-клиент, который позволит пользователям работать в системе в офлайн-режиме при отсутствии интернета, но когда будет появляться интернет, данные будут синхронизироваться. Полностью хранить данные на сервере в школе, во-первых, нельзя, это не соответствует закону о персональных данных, а во-вторых, это неэффективно для самой школы.

— Ок. Будем двигаться дальше, поговорим о монетизации.  Кроме того, что вам, видимо, будет платить государство посредством региональных образовательных структур, что-то еще будет?

— Я могу озвучить несколько направлений, которые мы сейчас планируем запустить. Первое направление — это интернет-магазин для школ и родителей, который будет отчислять часть прибыли самой школе. Эта система очень успешно используется на Западе. Все равно тебе как родителю или как ребенку-пользователю нужно покупать себе компьютер, телефон, ноутбук и так далее, почему бы не сделать это через интернет-магазин своей собственной школы и не помочь тем самым ей материально. Мы большие надежды возлагаем на это направление.

— Фактически это будут платформы партнерских программ каких-то больших магазинов?

— Естественно, мы на первом этапе не планируем делать свои склады. Это будут партнерские предложения от других магазинов, которые профессионально этим занимаются.

Второе направление — это электронная столовая и оповещение о входе-выходе ребенка из школы. Здесь решаются две задачи. Во-первых, мы убираем наличные деньги из школьного оборота, которые несут в себе ряд рисков — покупка алкоголя, сигарет и различного рода конфликтные ситуации с другими детьми, когда деньги могут быть изъяты более сильными детьми. Мы переводим все на карточки, по которым ребенок может оплачивать свой обед в столовой, покупать себе дополнительные продукты, заходить в школу и выходить из нее через систему турникетов. Те родители, которые захотят смс-оповещение о всех этих действиях, смогут их заказать через «Дневник.ру». Здесь мы видим и интерес со стороны школы, чтобы эти системы у них устанавливались, интерес со стороны партнеров — разработчиков систем и наш интерес также понятен.

Третье направление — это продажа контента, прежде всего образовательного. Мы хотим создать аналог AppStore, где каждому пользователю будет предложено выбрать в зависимости от его пристрастий и профиля тот или иной образовательный контент. Например, игры, обучающие видео, книги, учебники, пособия — все, что существует на рынке сегодня. За счет того, что все это будет очень тесно интегрировано с нашей системой дистанционного обучения и преподаватели смогут встраивать этот контент в план урока, эффективность от реализации контента будет гораздо выше.

— Мог бы построить какую-то футурологическую модель того, куда вы уже собираетесь двигаться, и того, куда вы, возможно, пойдете, для того чтобы представить всю инфраструктуру, которая в будущем будет построена в России на базе «Дневника.ру» или подобных сервисов? Как она будет выглядеть со всеми мобильными устройствами, включающимися в эту систему, иными сервисами и возможностями?

— Начнем издалека. Через 10 лет хотелось бы, чтобы образование в интернете ассоциировалось именно с нашим брендом, как сейчас поиск ассоциируется с Google  или «Яндексом», социальная сеть с «ВКонтакте» или Facebook. Если перейти к более приближенному будущему, то есть планы расти, прежде всего географически. Как я уже говорил, мы запускаем проект в ряде стран Восточной Европы уже сейчас. До конца года мы планируем запуститься также в США — на самом большом и серьезном рынке как с точки конкуренции, так и с точки зрения объема.

— Вы хотите взять в том числе и высшее образование, не только среднее?

— Мы хотим взять и высшее, и дошкольное образование, а также образование, которое не связано с реальными образовательными учреждениям в принципе, это будет онлайн-интернет-образование.

— Хорошо. Что касается географического расширения, вы выходите на рынки других стран. Аналогов в США не боитесь? Там наверняка есть сильные игроки.

— Мы никого не боимся. Мы считаем, что с технической точки зрения проект конкурентоспособен на самом высшем уровне, в том числе в сравнении с американскими аналогами, а во многом он их превосходит. Здесь стоит вопрос больше с точки зрения развития и дистрибьюторской сети, и инвестиций, чем вопрос технологий.

— Мне кажется, образование в любой стране продиктовано развитием представления об этом образовании, менталитетом людей, и оно очень по-разному представлено, оно потребует разных функционалов, автоматизации разных процессов.

— Абсолютно верно, поэтому для той же Америки нам пришлось кардинально перестраивать очень многие части сайта, в том числе и социальную часть, потому что некоторые вещи там оказались недопустимыми. Например, взаимодействие между учеником и учителем нам, скорее всего, придется либо брать в очень жесткие рамки, либо полностью отключать. Технологически основные проблемы были именно в образовательной части, потому что там абсолютно другая система классов, другая система оценивания, но мы ко всему этому готовы

— Как я понял, есть какой-то третий фактор, который ты хотел упомянуть.

— Третий фактор — это развитие других форматов. Например, сейчас мы запустили проект с мобильным приложением для учителей. Оно работает на платформе Android. Совместно с регионами мы планируем каждому учителю подарить персональный планшет, который будет призван заменить бумажный журнал. Это реально сделает использование «Дневника.ру» максимально удобным и эффективным.

— Планируете подарить каждому учителю в нашей стране?

— Начнем с тех школ, которые готовы к этому технически, где есть wi-fi, сети, компьютеры, где учителя обучены, где школа готова отменить бумажный журнал уже сейчас, не дожидаясь 2014 года.

— В одной из предыдущих программ наш гость Сергей Орловский, президент Nival, говорил о том, что он видит слияние игровой и образовательной индустрии. Игровые методики придут в образование, и дети будут учиться играючи или играть, обучаясь.

— Я очень жду, когда это наконец-то произойдет. Для «Дневника.ру» это была бы идеальная ситуация. Это была бы площадка для разработчиков игровых приложений образовательной направленности. Мы уже запускали ряд тестов. Например, недавно мы запустили совместный проект с программой Lingualeo, и результат очень положительный и в плане конверсии, и в плане интересов пользователей, и в плане фидбека от них. Я думаю, что за этим будущее и чем раньше оно наступит, тем лучше.