Forbes
$64.59
72.41
ММВБ1993.35
BRENT49.58
RTS973.43
GOLD1321.33
Поделиться
0
0

«GetTaxi — это не просто такси, это масштабная ярдовая история»

«GetTaxi — это не просто такси, это масштабная ярдовая история»
фото предоставленоШахар Вайсер
Александр Пеганов выводит на чистую воду Шахара Вайсера, основателя громкого стартапа, развивающего сервис для заказа такси через мобильное приложение и обещающего решить проблему с такси в Москве

GetTaxi позволяет вызвать такси нажатием кнопки на смартфоне — через мобильное приложение. В отличие от основного конкурента Яндекс.Такси  GetTaxi выступает сервисом со своим колл-центром и контролем качества работы таксистов. Зарабатывает на комиссии с заказа. На интервью (и несколько дней после) я ездил на такси, которое заказывал через GetTaxi. Из машин попадались Renault Logan, Nissan Quashqai, Mercedes S500, Mazda 3. При стоимости поездки 300-500 рублей время подачи не вписывалось в заявленные «средние» 12 минут.

Шахар Вайсер — предприниматель, инвестор. Родился в Москве в 1975 году, в 16-летнем возрасте уехал в Израиль, где после средней школы и службы в армии начал заниматься интернет-проектами. Пять лет работал в Москве как гендиректор российского офиса IT-компании Comverse.  В 2005 году переехал в Кремниевую долину, основал и продал за $5 млн компанию Loyalize. Затем основал в России Vigoda.ru, а позже — GetTaxi. По словам Шахара, сервис захватил рынок такси Израиля и Лондона; на очереди  Москва, где сервис уже запустился, и Нью-Йорк, куда компания только собирается выходить. В GetTaxi и Vigoda.ru инвестировал Леонард Блаватник, американский предприниматель, миллиардер.

Александр Пеганов: Шахар, добрый день. Вы буквально в марте в Москве запустились. Чем похвастаетесь?

Шахар Вайсер: Мы пытаемся построить принципиально другую услугу. То, что мы хотим выстроить службу такси более удобную и доступную, чем все другие, это само собой. Мы хотим построить сервис, который изменит путь, которым ты пользуешься сегодня такси в принципе. Хотим дойти до ситуации — и дошли до нее уже в других странах и скоро, надеюсь, сделаем это здесь, — когда такси настолько для тебя available (доступно. — здесь и далее перевод автора), настолько надежно и дешево, что ты начнешь пользоваться такси и оно станет для тебя более удобным, чем твой личный транспорт. Сегодня это звучит удивительно, но тем не менее это недалеко от истины. Во всех метрополисах крупных — Нью-Йорке, Лондоне и даже в Тель-Авиве — пользоваться личным транспортом не всегда идеальный вариант. То есть в Манхэттене все пользуются метро и такси в конечном итоге.

— Даже богатые люди?

— Именно богатые люди. Потому что выбора даже нет. У тебя проблема со своим личным транспортом сводится к следующему. Что такое перемещение: ты быстро вышел, сел, проехал 100 м, вышел (щелкает пальцами) и не заботишься ни о чем — ни о парковке, ни о чем, ушел.

Сегодня, без машины у тебя нету свободы. Если бы у тебя было такси доступно на расстоянии 3 минут и при этом подходила нормальная машина, западная машина с кондиционером. Ты сел и на счетчике 25 рублей, а не 250, не 300 и не 500. 25 рублей! Отъехал 500 метров, вышел, бросил ее и пошел по своим встречам. Вышел с другой встречи и опять заказал и поехал дальше. То есть это меняет вообще концепцию того, как ты пользуешься сегодня общественным транспортом.

Ради этого было создано GetTaxi. Просто чтобы понимать: рынок такси в мире — это $31 млрд в год. Из них самые крупные рынки —  это Москва, Лондон, Нью-Йорк. Все эти центры, где GetTaxi уже оперирует или будет оперировать. Мы собираемся сейчас в Нью-Йорке открываться. И мы выстраиваем сервис, который дает тебе возможность получить машину мгновенно. Сам заказ мгновенен. То есть ты ни с кем не общаешься, не связываешься и так далее. Мы хотим довести подачу машины до диапазона 5 минут. Сегодня в Израиле это 3 минуты, в Лондоне это уже 5 минут, а это сравнимый по размеру город с Москвой.

— А в Москве?

— А в Москве сейчас 12 минут.

— Когда я сюда ехал, вызвал такси через GetTaxi (могу показать скриншот). Я не так далеко живу, живу относительно в центре, заказывал в 11.25.

— И когда он приехал?

— Через 30 минут примерно. То есть вижу, что вы в процессе работы.

— Сегодня такси накручивают «пустые» километры, у них цена связана с тем, что машины в среднем делают 4 км порожнего хода. GetTaxi соединяют все машины в единую цепь и позволяют тебе оптимизировать и подавать ближайшую машину. Сегодня в Москве 70 000 машин, но они все не связаны.

Всего 70 000 машин, но когда ты заказываешь в обычной службе такси машину, ты работаешь с его конкретным таксопарком. И это маленький subset всей массы, и вот он гонит тебе машину: 4 км в среднем порожний пробег, 45 минут среднее ожидание. И поэтому сегодня в Москве ты на такси не полагаешься как на средство перемещения. Например, в Израиле мы работаем год и там мы — №1 парк, №1 приложение и так далее. И самое главное: ты нажимаешь «Заказ», а такси находится в 200-300 м от тебя, 2-3 минуты, ты еще не успеваешь спуститься.

— А где в Израиле — Тель-Авив, Иерусалим?

— Весь центр страны. Мы работаем как? За счет того, что мы начали в Рамат-Гане и добавляем города. Сегодня 13 городов — это весь Центральный Израиль. По размеру географическому это сравнимо с Лондоном, Москвой, все это вместе называется Центральный Израиль. И вот там, где бы ты ни заказал, у тебя машина будет за 3 минуты (щелкает пальцами). Обычно ты еще или на встрече, либо собираешься из дома, нажал кнопку, и машина уже подана, прежде чем ты успеваешь выйти. Нам потребовалось 12 месяцев, чтобы достичь этого. В Москве мы всего 2 месяца, нам потребуется несколько месяцев, чтобы достичь сравнимых результатов.

У меня в Израиле нет машины. И GetTaxi реально такой бренд там, что все business people пользуются GetTaxi потому, что это реально удобнее. Я заказал, вышел, бросил машину, пошел дальше на встречу.

 Это дешево? Сколько это шекелей стоит?

— Прелесть в том, что мы не таксиста ищем, не обладаем своим парком машин и так далее. И мы не добавляем свои наценки. Само приложение бесплатно, заказ бесплатный. Пассажир платит ровно по счетчику, ни копейки больше.

— Так на чем вы зарабатываете в Израиле?

— Как везде, водитель платит нам комиссионные за работу. То есть мы им генерим работу — качественную, хорошую — и получаем с них деньги. Так работает весь таксорынок.

— Комиссия сколько, 15%?

— Знаешь, по-разному. То есть в Москве средняя цена 20%, мы берем меньше.

— Водитель сказал про 15.

— В Москве ты можешь платить cash (наличными) или сделать бизнес-аккаунт. Грубо говоря, если у тебя маленькая фирма и ты часто ездишь, то ты можешь открыть с нами бизнес-аккаунт и платить в конце месяца по безналичному расчету со всей статистикой и аналитикой. Это видение наше — не просто стать лучшим игроком на этом рынке, а расширить рынок за счет того, что он становится preferrable choice (предпочтительным выбором) твоего transportation (способа передвижения). В этом наше видение. И понятно, что от момента запуска до этого видения проходит некий путь.

—То есть это не online чистый, у вас такое пересечение online и offline.

— Знаешь, я вообще считаю, что последние 2-3 года как раз и появился новый класс интернет-компаний и у них на самом деле самый высокий valuation (оценка) и самый большой потенциал, потому что они в конечном итоге связывают мобильного клиента с offline world (офлайном).

Даже на РИФ (Российский интернет-форум) в этом году, что мне понравилось, мы общались в том числе и с администрацией города и общаемся. До этого обычные чиновники, они несерьезно рассматривали весь интернет, они его не понимали, они не могли его потрогать и попробовать. И вдруг приходят компании и что-то начинают делать такое, что они понимают, что связано с offline- миром, который меняет наш образ жизни, делает конкретные сервисы с понятными ценностями и так далее. И это GetTaxi.

— С кем конкретно из мэрии вы общались? Можете фамилии назвать?

— Я просто хочу сказать, что мы общаемся со всеми муниципалитетами городов,  в которых мы работаем: мэр Тель-Авива, мэр Лондона, мэр Нью-Йорка, в том числе и здесь, в Москве. Такое сотрудничество выгодно городу.

Какие цели стоят у города? Сделать такси доступным. Чтобы у меня минимальная цена была 0. Не 300 рублей, не 500. Любой город хочет, чтобы такси было доступно, безопасно, чтобы таксист платил налоги, чтобы порожний проход был минимальным, чтобы таким образом пробки не создавать. Кто создает пробки сегодня? Это такси, как ни странно. В Москве больше миллиона машин, 70 000 из них такси, но они 24 часа на дороге. Ты на своей на машине доехал, бросил и все. А вот 70 000 таксистов куролесят, ищут своего клиента, 4 км порожний пробег. Другими словами, если бы они не ездили в поисках своего следующего клиента, а высадили, за углом еще один, еще один, то ты сокращаешь и загрязнение, и пробок меньше создаешь. Это цели любого города: безопасность, доступность, сбор налогов, уменьшение пробок. Плюс доступность города для иностранцев.

Была конференция про интернет, DLD Moscow. Иностранцы приезжают сюда, и они в панике — как им здесь ездить?! Ты иностранцем попробуй здесь побыть. Я всегда удивляюсь, когда мы говорим «финансовый центр мира» и так далее. Тут до сих пор указатели на знаках стоят так, чтобы, если фашистские войска войдут.... чтобы они потерялись. Меня больше всего радует на Сретенке указатель «Шереметьево-2». Ты Шереметьева не увидишь оттуда. И указывает он в другую сторону, на проспект Мира. 

Ну вот, начнем с простого. Люди приезжают в аэропорт. У них нет средств коммуникаций. Поговорить они не могут ни с кем, на английском у нас не общаются, водитель не понимает, и так далее. Инфраструктура — это базовая часть любого города. Доступный транспорт, туризм, безопасность, налоги, пробки. Понятно, что в отличие от Москвы другие муниципалитеты и правительства поддерживают такие вещи. Блумберг сказал, что сделает Нью-Йорк самым digital city in the world (цифровым городом в мире).

Мы к этому подошли наиболее готовыми, потому что мы предлагаем комплексное решение. Мы сегодня можем предложить, например, городу возможность легализовать все такси, давая им полноценное решение. Любой водитель сегодня может поставить нашу коробочку [с софтом, доносящим информацию о поступающих заказах] и стать частью системы. Мы не конкурируем с существующими таксопарками. Мы пришли для того, чтобы оптимизировать инфраструктуру. Мы можем работать с индивидуальными такси и целыми таксопарками.

Мы не конкурируем ни с кем, мы не выносим никого из рынка. У нас нету цели построить свой самый лучший таксопарк. И в Израиле, в Лондоне почему мы так успешны? Мы не построили свой таксопарк, у нас ноль машин. У нас есть Mercedes S-класса, которые мы посылаем как бонус лояльным пользователям, но это скорее wow-эффект, а не commitment (обязательство).

Мы сейчас на пути с момента запуска [1 марта] до момента, когда сделаем так, что в Москве ты будешь нажимать кнопку и у тебя будет через 5 минут машина. Между прочим, я даже засекал: 12 минут — это точная цифра. Я надеюсь, ты начнешь пользоваться GetTaxi с сегодняшнего момента, проедешь 2-3-4 раза и посмотришь свое среднее время.

Я не настаиваю. Просто чтобы получить настоящий опыт, тебе нужно поездить несколько раз, пообщаться с водителями и так далее. Это не моя первая компания. Я не верю в бизнесы, которые строятся указным путем. Мы создаем что-то, что людям нравится. Есть ошибки и будут ошибки, потому что это операционная история.

— Если ошибаетесь, значит делаете, в этом нет ничего плохого. А все-таки про цифры: объем рынка, количество заказов и так далее?

— В Москве от 60 000 до 70 000 машин — это спрос на данный момент. То, что из них 40 000 gipsy taxi, бомбилы, это другой разговор. И то, что они сегодня такие, это означает, что завтра они могут видоизмениться. Грубо говоря, если их вынесут сейчас законом по регистрации и заставят по новому закону получать лицензию.

В конечном итоге у тебя будет 60 000-70 000 машин определенного стандарта: новые, западные, с кондиционером. Дальше они будут работать по-прежнему на таксопарки, менее эффективно. Либо будет единая система, которая их свяжет и даст тебе комфортные условия.

— Таксопарков порядка 200 в Москве, насколько я знаю.

— Да, настолько разрозненный рынок. В Лондоне, например, это очень mature (взрослый) рынок, это самый взрослый рынок такси. Там есть монстры, таксопарки по 4000 машин.

 Hailo  это ваш конкурент в Лондоне?

— Да. Я скажу тебе больше, история GetTaxi напоминает историю Groupon. В каждой стране есть свой игрок: где-то лучше, где-то хуже, некоторые появились раньше. Но Groupon по-прежнему игрок №1 с точки зрения охвата. То же самое с GetTaxi: мы запустились первые, на сегодняшний день имеем самый большой охват.

— Вы говорите, что первые. Извините, а те же Яндекс.Такси и InTaxi?

— Они потом все запускались. Мы запустились в январе 2011 года в Израиле. Например, как компания Groupon запустилась в Чикаго первыми, а в Москву пришла позже. Яндекс.Такси это лидогенератор. Яндекс.Такси говорит следующее: «Я не влезаю в операции, не дай Бог, у меня нет ни колл-центра, у меня нет решения для индивидуальных таксистов, я вообще не хочу туда лезть. Если у вас какие-то проблемы, вы не можете нам позвонить. Позвоните Цукербергу» (смеется). Суперсервис.

Давай так: когда на рынке вакуум и они делают это, это здорово, это респект. Я вообще люблю, когда люди что-то делают. Всю жизнь занимаюсь стартапами и ценю, когда люди другие что-то делают и друг друга поддерживают. И Лев (сын Аркадия Воложа. — А. П.) вообще молодец, что это ведет. Но это другая концепция. «Яндекс» всегда говорит одно и то же: «Мы не лезем в операцию, мы создаем высокотехнологичный сервис».Для нас основное — иметь уникальный продукт.

— В Москве с марта вы на какие показатели вышли?

— Мы довольны.

— Я знаю, что в «Яндекс.Такси» порядка 2000–7000 в сутки заказов, зависит от дня. А у вас?

— «Яндекс» запустился раньше, и они делают отличную работу. Мы, со своей стороны, очень довольны тем, что мы сделали. Мы не ожидали, что нам удастся выдержать, никто не верил в то, что такси будут добираться 15 минут. Мы запускались сначала внутри Садового кольца, сейчас мы спустились до Третьего. Этот бизнес — математика сплошная, тут количество данных сумасшедшее. И поэтому любой пшик в системе мы знаем. Сегодня 12 минут — среднее время подачи, arrival time (время прибытия). Это фантастика, мы сами его не ожидали.

— Мне, наверное, не повезло.

— Поэтому я говорю: попользуйся несколько раз. Я не хочу, чтобы ты с моих слов что-то воспринимал. Моя цель — рассказать, что мы делаем, как выглядит рынок и т. д. Твоя цель — все проверить, попробовать самому. Единственное, что призываю — поездить несколько раз. Потому что 12 минут, видимо, получается оттого, что кто-то получает такси за 5, кто-то за 25.

— Вы Loyalize продали не так давно. GetTaxi тоже на продажу готовите или для себя его хотите оставить?

— GetTaxi — это реально мой бэби, очень масштабная история. Вот «Выгода.ру», она за стенкой у нас — 260 человек, большой бизнес, мы надеемся в этом году $200 млн сделать в обороте. Тем не менее у «Выгоды» есть потолок, это не ярдовая история. GetTaxi, если нам удастся правильно запуститься в Нью-Йорке и развиваться так, как мы развиваемся, — это ярдовая история.

— Похожие слова недавно слышал от Сергея Фаге из «Островка.ру».  Он тоже говорил про миллиарды.

— Мне очень нравится «Островок» – отличная бизнес-модель, такая же, как, грубо говоря, Kayak, Booking и подобные. Мы не знаем, как у них пойдет в России, но в принципе да, ярдовые истории. Разница: «Островок», «Выгода» — это замечательные компании, но они клонировали бизнес-модель. На самом деле многие люди с неуважением относятся к клонированию, хотя во всех этих идеях сегодня даже важна не идея, а исполнение.

А мы subset (подмножество) большой идеи. GetTaxi — это mothership (главная идея), как Groupon в свое время, который идет и потенциально может выстрелить. Наша цель – выстроить европейскую историю. С нашим брендом ты можешь путешествовать. Российский гражданин, не зная английского, может поехать в Лондон на Олимпиаду и заказывать там такси, используя GetTaxi. Я тебе одну вещь покажу, можно войти в твой GetTaxi?

— Конечно. Там есть выбор места или страны?

— Знаешь, я тебе покажу одну штучку, мы пока это сделали механически, потом это будет автоматически. Change country (изменить страну). Ты заходишь и можешь поставить себе выбор страны. Ты должен сам это сделать, когда приземлишься в Израиле. Потом это будет автоматически. Сейчас мы специально так сделали, контролируем переходы.

— Что это у меня за пункты в профиле появились? Каких-то 20 points. Это что? Конвертируются во что-то?

— Заказы твои, они превращаются в твои деньги.

— Вот, кстати, рейтинг водителя, который меня сюда привез, я поставлю ему четверочку, честно говоря, потому что у него не было сдачи с 1000. Я даю 1000 рублей, а он: «У меня нет сдачи. Не хотите сходить разменять?» Я говорю: «Конечно, не хочу». Он: «Ну ок, тогда потом отдадите как-нибудь».  Получается, бесплатно съездил.

— И за это ты ему ставишь четверку? По-моему, это вау. Он не знал, кто ты.

— Это не самая удобная ситуация.

— Соглашусь, но вопрос в том, как он из нее вышел. Я люблю настоящие истории слушать.

— Он вряд ли всем так предлагает.  А насколько вы верите, что в Москве можно будет уехать за 50 рублей с Театральной на Чеховскую, например?

— Однозначно можно будет, потому что — факт — во всем мире так. В крупных мегаполисах парки машин достаточно большие для того, чтобы машина не гоняла много. Соответственно, у них нет этой накрутки. 

— Вы говорили, что в Израиле проблема с тем, что водители шумят, курят, слушают громко музыку, — и вы ее решили. Каким образом, если не секрет?

— Слушай, на самом деле это маленькие удовольствия, которые получаешь, делая компанию. Я верю в так называемый soft power (мягкие решения). В России верят ровно в обратное, через указные и приставные вещи. На мой взгляд, нельзя людям сказать, что делать, а что не делать. Особенно определенному социально-экономическому кругу. Но ты можешь дать framework (основу), в котором ты мотивируешь определенный desire action (желаемый результат). Вот это да, работает.

Получается система, при который люди, получающие сервис, оценивают водителя звездами. В результате у тебя получается некая цепочка от лучшего к худшему. А дальше мы произносим следующее: «Ребят, мы не говорим вам, что делать. Мы вам скажем одну вещь: GetTaxi — единственный бутик на рынке, который позволяет водителю получать много работы задешево».

С этим водители согласны. Мы действительно берем меньше рынка и не просим никаких признаний в любви с водителя. Мы говорим: «Одну вещь мы просим за это. Всего одну. Вы должны быть ориентированы на сервис». Не каждому это подойдет, не каждый это может, но со временем мы выстроимся так, чтобы оставить только тех, которые стараются. В Израиле нам это казалось нерешаемой задачей. Те, кто работают водителями такси в Израиле, — это очень определенный круг людей с очень определенным менталитетом.

— Там много русских таксистов.

— Опять же, определенных русских. Так получилось, что очень-очень определенная прослойка. Но мы сказали следующее: те, кто будет стараться, топовые в списке, дадим им призы и т. д. Как игра. На каждого водителя есть рейтинг. Можно еще раз твой телефон?

— Да, конечно. Я видел, у моего водителя было три звезды.

— Сейчас покажу. Давай зайдем в прошлые поездки, найдем водителя.  А вот, есть. Ок.

— Черт, теперь вы знаете, где я живу.

— Не стоит так беспокоиться. Зайдем на профиль водителя. Как ты можешь видеть, у него рейтинг не фонтан.

— Три звезды?

— Три звезды, ему недолго жить в системе. Но самая важная вещь — это его рейтинг среди всех водителей.

— Сколько их всего?

— Должен показываться рейтинг, если сделаешь апдейт приложению. Он 215-й в рейтинге всех водителей. Это довольно немного. Мы создали инфраструктуру, при которой есть маленькая конкуренция. Живая такая игра. Водитель все равно за баранкой проводит большинство времени. Он знает, что тот же  Вася — у него больше рейтинг или меньше, — и начинает соревноваться. В Израиле игра запустилась за 6 месяцев. Это натуральный процесс, каждый месяц последние 10% списка мы выкидывали, причем публично. То есть говорили: ребят, мы не увольняем, у нас нет понятия «увольнение», но вы не работаете на нас.

— Рассчитываете, что в Москве у вас получится то же самое?

— Да, я верю. Компания — это не только «создал приложение, которое соединяет вас с куском железа». Это какой у вас опыт был до заказа такси, что вы испытали, будучи в машине (здоровались ли с вами, двигали вам сидение, был ли у вас Wi-Fi); какое у вас ощущение после того, как вы такси покинули (рейтинги, invoice, который вам пришел с вашим маршрутом).

— Понятно. Я читал, что GetTaxi получила инвестиции. В разных источниках — от $12 млн до $30 млн.

— Оба источника верны. Вы знаете что, давайте так: мы собираемся 6 июня, делаем пресс-конференцию, приходите тоже. И там, собственно, проговорим цифры.

— То есть пока цифры не комментируете?

— Обе цифры верны, да.

— Ну Ok. У вас кроме GetTaxi есть Vigoda, а еще что-то?

— Есть инвестиционный фонд, через который я вкладываю в стартапы, которые считаю перспективными. Но это не основное мое занятие,  это пассивные инвестиции.

— Инвестиции больше про Россию или про Израиль?

— Инвестиции везде. И в Америке, и в Израиле, и в Лондоне, и здесь. Но это пассивная история. 100% моего времени — GetTaxi. Vigoda сегодня — операционная история, там есть очень сильный менеджмент. С тех пор как ее возглавил Владимир Маринович, компания оторвалась от конкурентов.

— Про платформу у GetTaxi приложение iOS/Android. Что-то еще?

— BlackBerry есть еще, но мы им немножко недовольны. Запускаем новую версию, через три недели выходит новое поколение нашего релиза для BlackBerry. Потому что это важно в Лондоне — на ключевом рынке финансового сегмента. Там консультанты, инвестбанкиры много ездят, поэтому BlackBerry для нас важный инструмент.

— Географически какие платформы популярнее? Лондон BlackBerry, а Москва?

— Если BlackBerry где-то и есть, то в Лондоне и Нью-Йорке. По-прежнему занимает там 16-17%, сильно падает. Раньше там был один BlackBerry.

— Так в Москве Android и iOS?

— Более-менее идентичны, одинаковый сегмент.

— Вы сами пользуетесь GetTaxi или у вас машина?

— У меня специально нет машины — ты не можешь строить продукт и не пользоваться им. Нет сегодня водителя в том же Израиле, который не признает, что через 2 года, кроме GetTaxi, ничего не будет. По крайней мере я про Израиль могу сказать. В Лондоне более развитый рынок, и там сложнее.

— То есть таксисты уверены, что через 2 года в Израиле будет только GetTaxi?

— Хочется верить, что да. Мы прошли точку невозврата. В Лондоне другая история. Не буду делать заявки по поводу Москвы, это нерелевантно, сейчас не об этом. Это не вопрос — быть первым, большим.  Нужно стать достаточно большими для того, чтобы твой experience пользования GetTaxi стал более удобным, чем частный транспорт, — вот наша цель.

Поделиться
0
0
Ключевые слова: ,
Загрузка...

Другие посты блога

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Forbes 08/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.