«Мы как аэропорт — посадили человека в нужный самолет, и он счастливый улетел» | Forbes.ru
$58.84
69.2
ММВБ2131.94
BRENT62.62
RTS1141.50
GOLD1244.89

«Мы как аэропорт — посадили человека в нужный самолет, и он счастливый улетел»

читайте также
+3667 просмотров за сутки«Яндекс» назвал самые популярные запросы россиян в 2017 году +94 просмотров за суткиНа «Драйве». «Яндекс» запустит сервис каршеринга в 2018 году +19 просмотров за суткиФАС разрешила «Яндекс.Такси» и Uber объединить бизнесы +18 просмотров за суткиFacebook и Instagram научат пользователей отличать «российскую пропаганду» +31 просмотров за суткиДеньги из космоса: Planet ежедневно фотографирует Землю с 200 спутников +4 просмотров за суткиНайти $1 млрд. Mozilla меняет поисковик Yahoo на Google Facebook против мстителей. Как соцсеть будет бороться с публикацией интимных фото +2 просмотров за сутки«Интересное»: зачем Марку Цукербергу потребовалась вторая лента Facebook Не так ищут: почему ФАС проверяет Google и «Яндекс» +16 просмотров за суткиМиф или реальность: существует ли гендерное неравенство в российских IT-компаниях? +6 просмотров за суткиГреф идет в e-commerce: Сбербанк инвестирует 30 млрд рублей в «Яндекс.Маркет» +25 просмотров за суткиЗачем «Яндекс» открыл доступ к своей системе машинного обучения Машина на двоих: чего ждать от слияния «Яндекс.Такси» и Uber «Яндекс» станет совладельцем глобального бизнеса Uber Состояние Воложа подскочило на $230 млн из-за сделки Uber и «Яндекс.Такси» «Яндекс.Такси» и Uber объединят бизнес по онлайн-заказу поездок в России Необоснованная выгода: как компании злоупотребляют налогами «Яндекс» создаст собственную «умную» колонку с голосовым помощником «Яндекс» договорился о сотрудничестве с Hearst Shkulev Media по автомобильным порталам 2 млрд посетителей в месяц: как Цукерберг создал главную соцсеть мира +26 просмотров за суткиБез шашечек: как российский сервис частных водителей Wheely за четыре года вырос в сто раз

«Мы как аэропорт — посадили человека в нужный самолет, и он счастливый улетел»

Елена Колмановская, главный редактор «Яндекса» о приоритетах компании

—Яндекс принципиально не идет в сторону чего-то социального или развлекательного?
— Лучше заниматься тем, что лучше получается. К тому же социальная сеть — это другой стиль поведения. Если мы завтра запустим социальную сеть и начнем раздавать по  «айфону» каждому, кто приведет 10 друзей, люди удивятся: почему «Яндекс» этим занялся? Если это сделает в очередной раз, например, Mail.ru, никто не удивится, все посчитают это абсолютно нормальным. Это вопрос того, кто как себя хочет видеть. Мы скорее информационно-справочная компания и пользуемся в своем деле большим доверием. Мы знаем, что мы умеем делать хорошо и что люди от нас ждут. К нам «пробки» хорошо прилагаются, а к Mail.ru, например, хорошо прилагается что-нибудь социальное или развлекательное. У них люди смотрят на страницу, видят на ней восемь баннеров, и это их не заставляет застрелиться. Нам же иногда предъявляют претензии, что у нас слишком много рекламы. Причем, судя по размерам аудитории у нас и у Мейла, это в большой степени одни и те же люди. Просто разное ощущение бренда.

—То есть вы будете заниматься улучшением качества поиска и не будете заниматься чем-то еще?
—Поиск, конечно, это пожизненная задача, его всегда есть куда улучшать. Например, постоянно увеличивается объем информации, и не просто количественно, а качественно: появляются новые типы информации. Например, блоги или твиттеры — это другая информация, и метрика релевантности в них совершенно другая. Есть разные подходы, все пытаются, но никто пока не сделал поиск по ним так хорошо, чтобы человек сказал — да, это вот релевантно, вот это я получил лучший ответ. Это новый класс объектов. Конечно, мы понимаем поиск широко, то есть не только по вебу. Карты — отдельная большая тема, например. И нам очень интересно, как офлайновую информацию, которая людям нужна, получить онлайн, как сделать ее доступной людям. Сейчас мы нацелены на такие задачи.

—Хотите создать виртуальную индексированную копию мира?
—В некотором смысле, да. Не то чтобы дословную, но по крайней мере отображение объектов, которые нужны людям. Потому что сейчас интернет устроен так, что когда люди чего-то в нем не находят, они совершенно возмущены — что за безобразие, интернет есть, я есть, а информации нет. Или она неполная, недостоверная, устаревшая. А информация вообще-то есть, просто ее пока не собрали и не донесли до интернета.

—Социальные сети хотят, чтобы люди никуда из них не уходили, для этого есть приложения, встроенный поиск и т. д. Вы считаете это угрозой для себя?
—Во-первых, поиск в социальных сетях ищет только по контенту, который есть в социальных сетях. И это никак не может сравниться с информацией, которая накоплена во всем интернете. Но угроза в этом, конечно, есть, никогда не знаешь, что завтра захочется всему человечеству. Из общих соображений — есть одна известная в природе модель, когда одна компания пыталась заменить собой интернет. Это была America Online. Там была особая историческая ситуация, поскольку AOL был очень большим провайдером в Америке, и на заре появления интернета они сделали свой, внутренний «America Online интернет». Там было все: чаты, развлекательные сервисы, новости, и какое-то время пользователи жили внутри. Но потом люди стали ощущать потолок, а они этого не любят. В России у многих провайдеров была такая же концепция — вот мы сейчас наберем себе контента, и люди будут ходить только внутри нас. Но в России это выжило только в одном виде: когда у тебя есть домовая сеть и все, что в ней есть, бесплатно, а если качать снаружи — надо платить за трафик. Это не про «жизнь», а про «скачать музыку» или «початиться с друзьями». Мне кажется совершенно неестественной ситуация, когда человек захочет всю жизнь просидеть под одной крышей и никогда не выглянуть наружу.

—Апологеты социальных сетей говорят, что не будет никакого «под крышей», просто весь интернет станет социальным.
—Их желание я понимаю, но очень надеюсь, что этого не случится. Интернет строился как технологически распределенная сеть, и как раз идея, что у него нет центра, сделала интернет тем, что он есть сегодня — кладезью информации, средством общения, источником развлечений и т. д. Мне из экологических соображений не кажется правильным, чтобы образовался один центр вселенной и к нему все остальное притянулось. Кроме того, я не думаю, что это реально. Люди любят свободу. Результат будет очень странный и хуже, чем тот, который мы получим, если все просто будут свободно делать то, что они хотят, с помощью разных технических средств. А не мыслить себя как приложение к Facebook или «ВКонтакте». Конечно, поведение крупных игроков влияет на весь интернет — то, как индексирует Яндекс или  Google, влияет на то, как веб-мастера строят сайты. Социальные сети, конечно, влияют на то, как люди общаются в сети, а также на PR и маркетинг. Но все-таки я надеюсь, что никому одному не удастся стянуть одеяло на себя целиком.

—Одному нет, но, может быть, будет 3-5 таких «центров силы».
—Это мне напоминает что-то из мрачной американской фантастики, типа все умерли, осталось 5 куполов на планете, и под этими куполами, в скафандре, можно жить. Не хочется такого будущего.

—Но уже сейчас основная масса людей, которые в интернете куда-то ходят, все равно ходят через 8-10 основных порталов.
—Ходить куда-то «через» и находиться «в чем-то» — это две большие разницы. Масса народа в России имеет первой страницей «Яндекс», но они на «Яндексе» проводят первые 30 секунд: пришли, спросили, что надо, и пошли туда. У нас есть метрика: чем меньше человек провел на нас времени, тем лучше мы сработали на поиске. В отличие от социальных сетей, у нас нет задачи никого задерживать — что ему делать, сидя в поиске? Он может долго сидеть, только если он не может найти то, что искал. Мы аэропорт — посадили человека в нужный самолет, и он счастливый улетел.

—Яндекс принципиально не идет в сторону чего-то социального или развлекательного?
— Лучше заниматься тем, что лучше получается. К тому же социальная сеть – это другой стиль поведения. Если мы завтра запустим социальную сеть и начнем раздавать по  «айфону" каждому, кто приведет 10 друзей, люди удивятся: почему «Яндекс» этим занялся? Если это сделает в очередной раз, например, Mail.ru, никто не удивится, все посчитают это абсолютно нормальным. Это вопрос того, кто как себя хочет видеть. Мы скорее информационно-справочная компания и пользуемся в своем деле большим доверием. Мы знаем, что мы умеем делать хорошо, и что люди от нас ждут. К нам «пробки» хорошо прилагаются, а к Mail.ru, например, хорошо прилагается что-нибудь социальное или развлекательное. У них люди смотрят на страницу, видят на ней восемь баннеров, и это их не заставляет застрелиться. Нам же иногда предъявляют претензии, что у нас слишком много рекламы. Причем, судя по размерам аудитории у нас и у Мейла, это в большой степени одни и те же люди. Просто разное ощущение бренда.
- Яндекс принципиально не идет в сторону чего-то социального или развлекательного?—То есть, вы будете заниматься улучшением качества поиска, и не будете заниматься чем-то еще?—Поиск, конечно, это пожизненная задача, его всегда есть куда улучшать. Например, постоянно увеличивается объем информации, и не просто количественно, а качественно - появляются новые типы информации. Например, блоги или твиттеры — это другая информация, и метрика релевантности в них совершенно другая. Есть разные подходы, все пытаются, но никто пока не сделал поиск по ним так хорошо, чтобы человек сказал — да, это вот релевантно, вот это я получил лучший ответ. Это новый класс объектов. Конечно, мы понимаем поиск широко, то есть не только по вебу. Карты — отдельная большая тема, например. И нам очень интересно, как офлайновую информацию, которая людям нужна, получить онлайн, как сделать ее доступной людям. Сейчас мы нацелены на такие задачи.—То есть, вы хотите создать виртуальную индексированную копию мира?—В некотором смысле, да. Не то, чтобы дословную, но, по крайней мере, отображение объектов, которые нужны людям. Потому что сейчас интернет устроен так, что когда люди чего-то в нем не находят, они совершенно возмущены — что за безобразие, интернет есть, я есть, а информации нет. Или она неполная, недостоверная, устаревшая. А информация вообще-то есть, просто ее пока не собрали и не донесли до интернета.—социальные сети хотят, чтобы люди никуда из них не уходили, для этого есть приложения, встроенный поиск и так далее. Вы считаете это угрозой для себя?—Во-первых, поиск в социальных сетях ищет только по контенту, который есть в социальных сетях. И это никак не может сравниться с информацией, которая накоплена во всем интернете. Но угроза в этом, конечно, есть, никогда не знаешь, что завтра захочется всему человечеству. Из общих соображений — есть одна известная в природе модель, когда одна компания пыталась заменить собой интернет. Это была America Online. Там была особая историческая ситуация, поскольку AOL был очень большим провайдером в Америке, и на заре появления интернета они сделали свой, внутренний, «America Online интернет». Там было все: чаты, развлекательные сервисы, новости, и какое-то время пользователи жили внутри. Но потом люди стали ощущать потолок, а они этого не любят. В России у многих провайдеров была такая же концепция — вот мы сейчас наберем себе контента, и люди будут ходить только внутри нас. Но в России это выжило только в одном виде: когда у тебя есть домовая сеть, и все, что в ней есть, бесплатно, а если качать снаружи — надо платить за трафик. Это не про «жизнь», а про «скачать музыку» или «початиться с друзьями». Мне кажется совершенно неестественной ситуация, когда человек захочет всю жизнь просидеть под одной крышей и никогда не выглянуть наружу.—Апологеты социальных сетей говорят, что не будет никакого «под крышей», просто весь интернет станет социальным.—Их желание я понимаю, но очень надеюсь, что этого не случится. Интернет строился как технологически распределенная сеть, и как раз идея, что у него нет центра, сделала интернет тем, что он есть сегодня – кладезь информации, средство общения, источник развлечений и т.д. Мне из экологических соображений не кажется правильным, чтобы образовался один центр вселенной, и к нему все остальное притянулось. Кроме того, я не думаю, что это реально. Люди любят свободу. Результат будет очень странный и хуже, чем тот, который мы получим, если все просто будут свободно делать то, что они хотят, с помощью разных технических средств. А не мыслить себя как приложение к Facebook или ВКонтакте. Конечно, поведение крупных игроков влияет на весь интернет — то, как индексирует Яндекс или  Google, влияет на то, как вебмастера строят сайты. Социальные сети, конечно, влияют на то, как люди общаются в сети, а также на PR и маркетинг. Но все-таки я надеюсь, что никому одному не удастся стянуть одеяло на себя целиком.—Одному нет, но, может быть, будет 3-5 таких «центров силы».—Это мне напоминает что-то из мрачной американской фантастики, типа все умерли, осталось 5 куполов на планете, и под этими куполами, в скафандре, можно жить. Не хочется такого будущего.—Но уже сейчас основная масса людей, которые в интернете куда-то ходят, все равно ходят через 8-10 основных порталов.—Ходить куда-то «через» и находиться «в чем-то» - это две большие разницы. Масса народа в России имеет первой страницей Яндекс, но они на Яндексе проводят первые 30 секунд: пришли, спросили что надо, и пошли туда. У нас есть метрика: чем меньше человек провел на нас времени, тем лучше мы сработали на поиске. В отличие от социальных сетей, у нас нет задачи никого задерживать — что ему делать, сидя в поиске? Он может долго сидеть, только если он не может найти то, что искал. Мы аэропорт — посадили человека в нужный самолет, он счастливый улетел.

 

Если мы завтра запустим социальную сеть и начнем раздавать Айфоны каждому, кто приведет 10 друзей, люди как-то странно удивятся: почему Яндекс этим занялся? Если это сделает в очередной раз Вконтакте или Мэйл.ру, никто не удивится, посчитают, что это абсолютно нормально. Это не плохо и не хорошо, вообще это не вопрос морали, а вопрос того, кто как себя хочет видеть. Мы скорее информационно-справочные. Зато мы полагаем, что в своей ипостаси пользуемся большим доверием. Мы знаем, что мы умеем делать хорошо, и что люди хорошо от нас воспринимают. К нам «пробки» хорошо прилагаются, а к Mail.ru, например, хорошо прилагается что-нибудь социальное или развлекательное. У них люди смотрят на страницу, видят на ней восемь банеров, и это их не заставляет застрелиться. К нам же люди иногда предъявляют претензии, что у нас слишком много рекламы. Причем, судя по аудитории, это одни и те же люди. Просто разное ощущение бренда.

 

- То есть, вы будете заниматься улучшением качества поиска, и не будете заниматься чем-то еще?

 

Поиск, конечно, есть куда улучшать, вне зависимости от географического распространения, прямо здесь. Например, постоянно увеличивается объем информации, и не просто линейно, а появляются новые типы информации. Например, блоги или твиттеры - это другая информация, и метрика релевантности в них совершенно другая. Есть разные подходы, все пытаются, но никто пока не сделал поиск по ним так хорошо, чтобы человек сказал - да, это вот релевантно, вот это я получил ответ. Это такой класс объектов, который появился недавно. И понятно, что новые классы объектов будут еще появляться. Но мы все равно занимаемся чем-то еще. Карты - отдельная большая тема, например. И нам очень интересно, как офлайновую информацию, которая людям нужна, получить онлай, как сделать ее доступной людям. Сейчас мы скорее нацелены на такие задачи.

 

- То есть, вы хотите создать виртуальную индексированную копию мира?

 

В некотором смысле, да. Не то, чтобы дословную, но, по крайней мере, каких-то объектов, которые людям нужны. Потому что сейчас интернет устроен так, что когда люди чего-то в интернете не находят, они совершенно возмущены - что за безобразие, интернет есть, я есть, а информации нет. Или она неполная, недостоверная, устаревшая. А информация вообще-то есть, просто ее немножко не донесли до интернета.

 

- С другой стороны, социальные сети хотят, чтобы люди никуда из них не уходили, для этого есть приложения, встроенный поиск и так далее. Вы считаете это угрозой для себя?

 

Во-первых, поиск в социальных сетях ищет по контенту, который есть в социальных сетях. Но угроза в этом, конечно, есть, никогда не знаешь, что завтра захочется всему человечеству. Из общих соображений — есть одна известная в природе модель, когда одна компания пыталась заменить собой интернет. Это была America Online. Там была особая историческая ситуация, поскольку AOL был очень большим провайдером в Америке, и на заре появления интернета они сделали свой, America Online интернет. Там было все: чаты, развлекательные сервисы, новости, и какое-то время люди жили внутри. А потом люди стали ощущать потолок, а люди не любят ощущать потолок. В России у многих провайдеров тоже была концепция - вот мы сейчас наберем себе контента, и люди будут ходить только внутри нас. Но в России это выжило только в одном виде: когда у тебя есть домовая сеть, и все, что в ней есть, бесплатно, а что надо качать снаружи – платно. Вот это выживает, но это не про «жизнь», а про «скачать музыку». Мне кажется идеологически неестественной ситуация, что человек захочет всю жизнь просидеть под этой крышей и никогда не выглянуть наружу.

 

- Апологеты социальных сетей говорят, что не будет никакого «под крышей», просто весь интернет станет социальным.

 

Их желание я понимаю, но очень надеюсь, что этого не случится. Интернет строился как психологически распределенная сеть, и как раз идея, что он распределен бесконечно, и в разных местах возникает разное, мне гораздо приятнее. Мне из экологических соображений не кажется правильным, чтобы образовался один центр вселенной, и к нему все остальное притянулось. Во-первых, я не думаю, что это реально. Во-вторых, результат будет очень странный и хуже, чем тот, который мы получим, если все просто будут свободно делать то, что они хотят, с помощью своих технических средств. А не мыслить себя как приложение к Facebook, условно говоря. Конечно, явления интернета влияют на весь интернет - то, как индексирует Google, влияет на то, как строят сайты. То, что делает Facebook, безусловно, влияет на то, как люди начинают смотреть на какие-то сайты, компании, на пиар, на маркетинг, все влияет. Но все-таки я надеюсь, что никому одному не удастся стянуть одеяло на себя целиком.

 

- Одному нет, но, может быть, будет 3-5 таких «центров силы».

 

Это мне напоминает что-то из мрачной американской фантастики, типа все умерли, осталось 5 куполов на планете, и под этими куполами, в скафандре, можно жить.

 

- Но уже сейчас примерно основная масса людей, которые в интернете куда-то ходят, все равно ходят через 8-10 основных порталов.

 

Ходить куда-то «через» и находится в чем-то это две большие разницы. Масса народа в России имеет первой страницей Яндекс, но они на Яндексе проводят первые 30 секунд: пришли, спросили что надо, и пошли туда. У нас есть метрика: чем меньше человек провел на нас времени, тем лучше мы сработали на поиске. В отличие от социальных сетей, у нас нет такой задачи - что ему делать, сидя на поиске? Он может долго сидеть, только если он не может найти то, что искал. Мы аэропорт - посадили человека в самолет, он счастливый улетел.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться