Страхи и статистика

Андрей Бабицкий Forbes Contributor
Насколько опасен свиной грипп? Откуда паника? Что происходит в России?

Насколько опасен свиной грипп?

«Большинство людей переносят болезнь с мягкими симптомами или вообще без симптомов», — говорится в отчете Европейского центра по контролю заболеваний. Тот факт, что смертность от нового гриппа невысока, признает и объявившая пандемию ВОЗ. На сегодняшний день в мире умерло чуть больше 6000 человек из более чем 500 000 людей, которым был поставлен соответствующий диагноз, то есть 1,36%.

В России цифры еще менее удручающие: 14 умерших на 3122 лабораторно подтвержденных случая (0,45%, данные Роспотребнадзора). При этом, если статистика по летальным случаям обычно полна, то общее количество заболевших сильно занижено — как раз потому, что большая часть заболевших не сдают анализы. Таким образом, летальность свиного гриппа составляет заведомо меньше 0,5% (летальность птичьего гриппа, для сравнения, достигала 60%) и сравнима с летальностью обычного гриппа.

Чуть более полная статистика существует для Южного полушария, где эпидемический сезон уже закончился. Смертность от гриппа составила там от 0,4 до 1,5 человек на 100 000 населения, в Австралии — 0,86. (Эти данные собрали Майкл Бейкер из университета Отаго (Новая Зеландия) и его коллеги.

Абсолютные цифры пока тоже не дают поводов для беспокойства: в Америке, например, по состоянию на конец октября зарегистрировано 1365 смертельных случаев, при том что в среднем за год от осложнений после обычного гриппа умирает 36 000 человек.

Откуда паника в мире?

11 июня, в день объявления пандемии свиного гриппа, директор ВОЗ Маргарет Чан сказала: «У нас есть хорошие поводы ожидать, что пандемия будет не очень суровой». Но чрезвычайные меры были оправданы, с точки зрения ВОЗ, тем, что «вирус меняется очень быстро, и совершенно непонятно, как он себя поведет». В частности, эксперты очень боятся, что свиной грипп может обменяться генетическим материалом с птичьим. «Это событие имело бы самые неприятные последствия для человечества», — сказал недавно специальный координатор ООН по пандемиям доктор Дэвид Набарро. Тем не менее пока этого не произошло.

24 октября президент Обама ввел чрезвычайное положение в США, мотивировав свой шаг тем, что количество заболевших растет и американская система здравоохранения может не справится с наплывом больных. Между тем за полгода в США с диагнозом «свиной грипп» были госпитализированы только 20 000 человек. А еще за месяц до этого, в сентябре, было ясно, что свиной грипп не так опасен, как предполагалось ранее. «Не обсуждая возможные изменения вируса, я думаю, у нас сейчас пандемия первой категории», — говорил тогда гарвардский эксперт доктор Марк Липсич. Пандемия первой категории сравнима с сезонной эпидемией гриппа.

Так что чрезвычайные меры вводятся для того, чтобы подстраховаться. Никаких оснований для паники в настоящий момент нет.

Что происходит в России?

Первый официальный случай свиного гриппа был выявлен 22 мая. Официальные цифры о числе заболевших, публикуемые Роспотребнадзором, росли медленно, и к 20 октября официально заболевших в России было 927 человек. В тот же день появились данные, что число заболевших свиным гриппом в России в действительности гораздо больше. Директор НИИ вирусологии академик Дмитрий Львов заявил, что цифру 927 человек «можно умножать на 10». Ему вторил Олег Киселев, директор НИИ гриппа РАМН и руководитель национального центра по гриппу ВОЗ. Наконец, уже 30 октября, Министерство здравоохранения и социального развития в лице замминистра Вероники Скворцовой признало правоту экспертов: «Грипп A/H1N1 стал занимать до 75-80% случаев заболевания, выявляемого в России, вытесняя при этом обычный сезонный грипп». Таким образом, официальное сообщение о том, чем больны россияне, появилось только через пять месяцев после появления болезни в стране. Возможно, это отчасти объясняет панические настроения населения, раскупающего респираторы и противовирусные препараты. Тем не менее в России эпидемия проходит пока так же мягко, как и в остальном мире. «Опасений по поводу развития событий по негативному сценарию у нас, по крайней мере пока, нет», — сказала министр здравоохранения Татьяна Голикова в интервью «Российской газете». Чуть ранее Минздрав прокомментировал введение чрезвычайного положения в Бурятии, назвав его «преждевременным».

Новости партнеров