Лекарство от аутизма? | Forbes.ru
$58.48
69.27
ММВБ2148.56
BRENT63.44
RTS1158.62
GOLD1290.88

Лекарство от аутизма?

читайте также
+141 просмотров за суткиСцена или гардероб: как люди с аутизмом работают в сфере культуры +8 просмотров за суткиПри прочих равных. Почему не надо бояться брать на работу людей с аутизмом Самоудобряющаяся кукуруза: стартап из MIT угрожает индустрии объемом $80 млрд Таинственный выпускник MIT подарил институту $140 млн на любые цели +5 просмотров за суткиОсобенное счастье: кто в России помогает детям-аутистам расти и развиваться +13 просмотров за суткиНедоверие и закон: что тормозит индустрию автопилотов? +2 просмотров за суткиГенные модификации как новый актив +1 просмотров за сутки«Когда мы предлагали поставить на стены датчики и снимать бегающего робота, на нас смотрели как на террористов» Глаз да глаз: как российский стартап Oco пробивается в нишу охранных камер Право руля: стартап Driveway контролирует стиль вождения и позволяет заработать Презентация Apple: iPhone для бедных, новые iPad и MacBook Эпические боссы: кто тратит миллионы рублей в ролевых онлайн-играх Война дронов: как Фрэнк Ван создал новый рынок и стал миллиардером О, счастливчик: как создатель шлема Oculus Rift заработал $500 млн в 21 год Шоковая терапия: как заработать миллионы на оружии, которое не убивает До чего дошел прогресс: 9 главных новинок выставки CES 2015 Полное погружение: бизнесмен из Казани меняет мир с помощью очков Бизнес на Путине: как зарабатывают на патриотизме Технология патриота: русские аналоги Skype, iPhone и других западных продуктов Анатомия iPad: что нового показала Apple Самый тонкий планшет: какими получились новые iPad Air 2 и iPad Mini 3
Технологии #MIT 28.12.2010 11:38

Лекарство от аутизма?

Роберт Лэнгрет Forbes Contributor
Профессор MIT хочет лечить аутизм с помощью препаратов, разработанных много лет назад

Марк Бер был одержим изучением человеческого мозга с шести лет: тогда он увидел по телевизору передачу, в которой ведущий рассказывал о функционировании мозга президента Кеннеди после рокового выстрела. Он вырос и стал нейробиологом. Бер работает в Массачусетском технологическом институте, где изучает образование связей между нейронами мозга в процессе обучения.

Сегодня ученые обсуждают теорию Бера, которая дает реальную надежду на возможность лечения некоторых форм аутизма с помощью существующих лекарств. Аутизм долгое время оставался загадкой. Причиной называли что угодно: от генов и токсических веществ в окружающей среде до совсем уж сомнительных вещей.

Бер предполагает, что специфический класс лекарств может помочь пациентам с унаследованным заболеванием, синдромом Мартина — Белла — одной из распространенных причин аутизма. Синдром (еще его называют синдромом ломкой X-хромосомы) поражает одного из 5000 детей и вызывает умственную отсталость, беспокойство и симптомы, схожие с аутизмом. На подтверждение теории уйдут годы исследований, но Бер считает, что эти типы лекарств могут применяться для лечения не толькос индрома Мартина — Белла, но и аутизма в целом.

Увидев результаты исследований Бера, компании Roche и Novartis принялись тестировать старый класс экспериментальных успокоительных лекарств — ингибиторы метаботропного глутаматного рецептора 5 группы (mGluR5) — на пациентах с синдромом Мартина — Белла. Компания Seaside Therapeutics, которую основал Бер (он владеет 5% акций), купила права на похожее лекарство, разработанное фирмой Merck. Результаты тестов с пациентами с синдромом Мартина — Белла ожидаются в начале будущего года. Еще одно лекарство от Seaside показало хорошие предварительные результаты в испытании на 28 пациентах-аутистах.

«Я занимаюсь испытаниями уже 25 лет, но последние два года были самыми интересными за всю мою карьеру», — говорит Рэнди Хагерман, исследователь из Института MIND, который занимается тестированием нескольких видов лекарств.

Работа Бера с синдромом Мартина — Белла началась в результате случайной встречи с генетиком из Университета Эмори Стефеном Уорреном, произошедшей десять лет назад. Именно он в 1991 году нашел ген ломкой Х-хромосомы. Бер читал доклад о том, насколько синтез белка важен для некоторых ключевых клеточных процессов, задействованных при работе памяти. Это привлекло внимание Уоррена. Он знал, что тот же самый ген, что отвечает за синдром, помогает контролировать синтез белков. «После доклада я наклонился к нему и сказал: «у меня есть одна подопытная мышка, на которую вам стоит взглянуть», — рассказывает Уоррен.

Последующие эксперименты Бера с мышами, страдающими синдромом Мартина — Белла, показали, что у них в мозге вырабатывается слишком много белка, и это мешает нормальному процессу обучения. Стало понятно, что эту проблему можно решить, регулируя синтез белка с помощью лекарств. Более того, препараты, которые бы с этим справились, уже существовали в фармацевтических лабораториях — класс лекарств, называемых «mGluR5-антагонистами», изначально разработанных как успокоительные средства. «Я помню этот момент. Я сидел у себя в кабинете дома, и мне в голову пришло, что чрезмерное количество mGluR5 могло оказаться той нитью, которая связывает, казалось бы, не имеющие друг к другу никакого отношения симптомы, — вспоминает Бер. — От этой мысли у меня волосы на затылке встали дыбом».

Когда Бер предложил свою концепцию, даже его собственные студенты отнеслись к ней скептически. Первый раз теория была разобрана в деталях на закрытой конференции экспертов по синдрому Мартина — Белла в 2002 году. Бер, аутсайдер в этой области, жутко волновался по поводу того, как примут его идею: «Первоначальной реакцией была гробовая тишина. Как после удара в челюсть. Никто не мог с ходу сказать, что не так в моей теории».

В 2005 году Бер основал Seaside Therapeutics на пару с Рэнделлом Карпентером, который управляет компанией. Фирма привлекла частных инвестиций на $60 млн. «Мы думали, что, если дело касается аутизма, надо самим браться за дело. Большая фармакология не стала бы этим заниматься, потому что это слишком рискованно», — рассказывает Бер. После холодного приема в нескольких фармацевтических компаниях Бер использовал свои связи в MIT, чтобы организовать встречу с учеными из компании Merck. Они согласились продать лицензию на свой mGluR5-ингибитор компании Seaside.

До сих пор интуиция не подводила Бера. Теория получила большое развитие в 2007 году. Бер и студентка университета Брауна Гал Долен взяли мышей с поврежденным геном «ломкой Х-хромосомы» и скрестили их с мышами, у которых отсутствовала половина мозговых рецепторов mGluR5, стимулирующих производство протеина. Симптомы исчезли. Значит, лекарства, которые блокировали рецептор и этим сократили количество вырабатываемого белка, могут воздействовать на синдром Мартина — Белла.

Психолог Университета Северной Каролины Джеральдина Доусон, руководитель научного отдела некоммерческой организации Autism Speaks, называет работу Бера «первой демонстрацией» возможности того, что лекарства, разработанные на основе генных исследований, могут справиться с симптомами аутизма. «Это чудо, получить что-то в клинических испытаниях так быстро», — говорит бывший постдок Бера Кимберли Хьюбер. В свое время она проделывала первые лабораторные работы, легшие в основу теории Бера.

Последняя версия его теории, опубликованная в 2008 году, показывает, что схожие проблемы с синтезом белка могут быть ключевыми во многих случаях аутизма. Вполне возможно, существует оптимальный уровень производства белка в мозговых клетках, необходимый для процесса обучения. С этой точки зрения, многие формы аутизма можно рассматривать как хронические заболевания, которые появляются во время рождения и со временем усложняются. Проблему можно решить, регулируя уровень протеина с помощью различных лекарств.

Первоначальные тесты ингибиторов mGluR5 были проведены на взрослых с синдромом Мартина — Белла, но компании надеются в конечном счете перейти к лечению детей. «Я мечтаю о том, чтобы проводить лечение на более ранних стадиях, чтобы изменять течение болезни», — рассказывает вице-президент Roche Лука Сантарелли.

Тестирование лекарств, способных лечить человека, страдающего синдромом Мартина — Белла, растянется на годы, и пока неясно, смогут ли они влиять на другие формы аутизма. «Это вопрос на миллиард», — говорит Сантарелли. Он откладывает тестирование своего лекарства против аутизма до тех пор, пока исследователи не будут обладать более полной информацией. «Если мы окажемся правы, это открытие поможет огромному количеству людей», — считает Бер.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться