Как миллиардер Джим Дженнард помог снять «Хоббита»

Эрин Карлайл Forbes Contributor
Питер Джексон фото Diomedia / Photos 12 - Cinema
Основатель бренда солнечных очков Oakley создал цифровую камеру, с помощью которой знаменитый режиссер снял новый фильм по повести Толкиена в инновационном высокочастотном формате

Долгожданная кинопремьера декабря «Хоббит: нежданное приключение» Питера Джексона имеет все шансы стать новым рекордсменом по объемам сборов. Только в минувшую пятницу фильм собрал в мировом прокате $37,5 млн. Это больше, чем первая часть трилогии «Властелин колец» и, по оценке сайта IMDb, лучший в истории США показатель для декабрьских пятниц и декабрьских уикендов. После подсчетов всех сборов в мире глобальный бокс-офис картины может превысить $200 млн.

Зрительский успех должен помочь картине сгладить прохладный прием критиков. Негатив у скептиков вызвало режиссерское решение растянуть повесть Дж. Р. Толкиена на три фильма в попытке повторить эпос «Властелина колец». По данным сайта Metacritic, средняя оценка «Хоббита» по 40 рецензиям недотягивает и до 6 баллов по 10-балльной шкале.

Но есть как минимум один человек, которого мнение экспертов не волнует вовсе: основатель компании-производителя очков Oakley Джим Дженнард, состояние которого Forbes оценивает в $2,8 млрд, на выходных наверняка отправился в ближайший кинотеатр, чтобы насладиться свежим творением Джексона.

У миллиардера к «Хоббиту» интерес особый — он опосредованно инвестировал в создание картины. После вывода бренда Oakley на глобальный уровень и его продажи конгломерату Luxoticca за $2,1 млрд в 2007 году Дженнард вплотную занялся проектом инновационной кинокамеры, пригодной для широкого экрана. Именно цифровую камеру RED, созданную усилиями бизнесмена, использовал на съемках фильма Джексон. На эту же камеру режиссер снял и 15-минутную короткометражку «Пересекая черту», которая перевернула представления о возможностях цифрового формата. Подробнее об истории сотрудничества с миллиардером Джексон рассказал Forbes.

— Откуда вы впервые узнали о камере RED?

— Оттуда же, откуда и все остальные — из интернета. Это случилось еще до того, как я познакомился с Дженнардом. Но я был заинтригован. Это был интересный период, когда постепенно становилось ясно: будущее кинематографа за цифровыми камерами. Хотя их качество на тот момент было далеко от идеала. Однако в традиционных рыночных лидерах не было духа инноваций, большие компании не заботились о прогрессе качества изображения. Сами камеры были тяжелыми и очень, очень дорогими.

И тут вдруг появляется Дженнард с его разработкой, вобравшей все интересные и даже революционные идеи о том, как улучшить качество, уменьшить размеры и снизить цены на камеры. Мне по душе такой авантюрный подход. Это шаг вперед, который делает одиночка вроде Дженнарда, но за которым следуют все остальные.

— Как началось ваше сотрудничество?

— Я связался с ним, сказал: «Слушай, звучит фантастически. Я все свои фильмы до сих пор снимал на 35-миллиметровую пленку, но если и вправду появилась цифровая камера, сравнимая по качеству, я бы с удовольствием ее попробовал в деле. Нужна помощь? Если есть прототипы, мы может их протестировать и поделиться своими соображениями».

Он отнесся к идее крайне ответственно. Через некоторое время раздался звонок: «У меня есть два прототипа, с удовольствием передам их тебе». Сначала мы думали, что выберем натуру и снимем пару сцен на улице и в студии. Джим в этом время садился в самолет и попросил дождаться его. Сам я как раз оказался свободен от работы и улучил удобный момент, чтобы заняться этими опытами.

Джим ДженнардПока Дженнард совершал 12-часовой перелет, я вдруг подумал, что лучшим способом опробовать новинку будет съемка фильма. Нельзя было ограничиться лабораторными испытаниями, только создание реальной картины позволит нам убедиться в преимуществах нового оборудования.

В итоге я собрал команду актеров и заявил: «Единственное, что мы можем сделать за несколько часов, это вытащить со склада реквизит периода Первой мировой войны и сделать маленькую историю. Лучший способ помочь Джиму с этими камерами — съемка настоящего фильма».

В итоге, когда Джим долетел до нас, мы вместе с командой собрались за круглым столом, чтобы обсудить ситуацию. Я сказал: «Я тут придумал маленькую историю, из которой мы сделаем фильм. У меня даже есть актеры. На съемки уйдет дня два. И мы считаем, это будет фантастический тест для камер.

На следующий день мы были готовы приступать к работе. Мы добыли военную форму, устроили настоящее поле боя с танками, самолетами, оружием и солдатами и занялись съемками. И результат получился по-настоящему впечатляющим.

— Как вам работалось с Джимом во время съемок «Хоббита»?

— С тех пор мы с ним стали добрыми друзьями. Когда он работал над камерой RED Epic, он отдал нам самые ранние ее прототипы. Мы тогда только готовились к съемках «Хоббита». К началу работы над фильмом прототипы превратились в первые серийные образцы.

Камеры буквально изготавливались с учетом наших многочисленных пожеланий. Готовясь к съемкам, мы объясняли, что именно нам нужно. Джим, со своей стороны, ориентировал разработчиков на выполнение конкретных задач. В итоге все пожелания были учтены в конечном варианте камеры.

Она снимает с частотой 48 кадров в секунду. Поскольку для технологии 3D нужны две синхронизированные высокочастотные камеры, задача была не из легких. Кадры на обеих камерах должны были в точности совпадать. Джим сделал так, что эта технология была внедрена в RED Epic, хотя изначально ее конструкция не предусматривала такой опции. Он надавил на своих сотрудников, и они успели аккурат к началу съемок «Хоббита».

При этом мы продолжали требовать все более высокой скорости передачи кадров для съемок «замедленных» сцен с сохранением качества картинки. Это значило, что нам было нужно достигнуть планки 120 и даже 150 кадров в секунду. Когда съемки только начинались, мы исходили из максимума 60 кадров, затем получили 96 кадров, а спустя три или четыре месяца они уже обеспечили нас 120-кадровой технологией. Думаю, не за горами и цифра 150. В общем, камеры развивались параллельно с нашими съемками. Было множество нюансов, которые команда Джима делала специально по нашим просьбам.

— Дженнард разбогател на производстве солнечных очков. Что, на ваш взгляд, заставило его заняться производством кинокамер?

— Единственный двигатель — это его личная страсть. Одна из вещей, которые я узнал о Джиме, пусть он и был успешен в Oakley, это то, что он по-настоящему любит камеры. У него потрясающая коллекция старых камер. Здорово, когда кто-то настолько финансово успешный обращает все свои усилия и креативность на то, что его искренне интересует.

Наверное, это не самый прибыльный бизнес. Рынок для камер, которые делает Джим, пока маленький. Но его страсть обязательно принесет успех.

Новости партнеров