На чем выгоднее строить бизнес — на золоте или на воде

Джонатан Фейхи Forbes Contributor
Раньше Росс Бити добывал из-под земли драгоценные металлы, теперь — геотермальную энергию

Россу Бити хотелось произвести эффект. Его компания Magma Energy, разрабатывающая геотермальные источники энергии, только что стала публичной, и надо было показать, что ее ждет быстрый успех. Бити бросился бурить скважину на специально приобретенном участке возле озера Сода в Неваде. Чтобы пробурить 136 м земной коры Magma потратила $3,5 млн, но в результате получила лишь сухую дыру. Из-под земли шел жар, но не горячая вода, которую можно было бы использовать для вращения турбины и получения электричества.

«Мы поторопились», — признает Бити, но отступать он и не думал: «Мы нашли подрядчика, который залил в скважину ракетное топливо, и подожгли ее». Взрыв в клочья разнес породу, удерживавшую воду. Теперь скважина производит 3 МВт энергии, на которые и рассчитывала Magma.

За 25 лет, что Бити работает в добывающей промышленности, импульсивное поведение не раз сослужило ему хорошую службу. Он основал восемь компаний, добывавших золото, серебро и медь, а затем либо выгодно их продал, либо развил в успешные предприятия. Основанная им Pan American Silver (он до сих пор возглавляет совет директоров компании), оценивается в $2,8 млрд, а активы самого Бити — в $450 млн.

В 2008 году Бити ушел из добывающей промышленности и занялся геотермальной энергетикой. Он увидел неразвитую, застойную отрасль, которая, кажется, могла бы многому научиться у предпринимателя, имеющего богатый опыт копания в земле. Основав Magma, Бити поставил перед собой привычно амбициозную цель: построить «геотермальную компанию, которая стала бы мировым лидером в своей отрасли».

Но геотермальная энергетика требует долгой и изнурительной работы. В мире осталось мало нетронутых геотермальных систем, достаточно больших, чтобы давать 1 ГВт электроэнергии, как район гейзеров в Северной Калифорнии. А вот маленьких систем в мире многие тысячи. Но чтобы закрепить за собой землю, получить необходимые разрешения и пробурить скважины, требуется потратить много времени и денег. При этом неизвестно, сколько энергии будет на выходе.

Хорошая новость состоит в том, что как только геотермальный колодец запущен, он работает сам по себе, производя энергию день и ночь, — в отличие от ветряных или солнечных электростанций. Поэтому геотермальные источники являются самым дешевым возобновляемым источником энергии, говорит аналитик Bloomberg New Energy Finance Марк Тэйлор. Самая крупная геотермальная компания в мире – Chevron, работающая на Филиппинах и в Индонезии. Другие крупные игроки на рынке — итальянская Enel, Calpine (она управляет большей частью колодцев в калифорнийской Долине гейзеров) и MidAmerican Energy.

В середине 2000-х, когда цены на электроэнергию были высоки, возникало множество мелких геотермальных энергокомпаний. Но даже в лучшие времена на запуск одной электростанции уходило до 5 лет, поэтому развивается отрасль медленно. В США на геотермальные источники приходится 0,4% всей электроэнергии страны (по сравнению с 1,8%, приходящимися на долю ветряной энергетики, и 0,04% — на долю солнечной). Совокупная мощность всех геотермальных станций в мире едва превысит в 2010 году 10 ГВт, по оценкам Ассоциации геотермальной энергии.

По мнению Бити, единственный способ заставить геотермальную энергетику работать — создать крупную компанию. Без притока наличных от уже существующих заводов искать новые источники слишком дорого. Поэтому в 2008 году Бити купил озеро Сода, на котором уже работало несколько действующих источников, а в 2009-м — исландскую компанию HS Orka. Еще он приобрел права на разработку 17 000 га в штате Невада и 40 000 га в Чили и где-то уже начал бурение. Мощность Magma составляет 86 МВт, что уже сделало ее второй крупнейшей публичной компанией, занимающейся геотермальной энергетикой (после Ormat Technologies). Его цель — за 5 лет достичь выработки 500 МВт, этого хватит, чтобы освещать 10% Лас-Вегаса. Кроме того, он хочет располагать 2 ГВт запасов в разработке.

Выручка компании на конец июня 2009 года составляла всего $5 млн, и говорить о прибыли пока рано. «Но компания торгуется на бирже в Торонто и, главным образом, благодаря репутации Бити, оценивается в $370 млн», — говорит аналитик из Jacob Securities Джон Макливин.

Бити признает, что энергетика и добывающая промышленность существенно различаются и к чему-то он до сих пор не привык. «Иметь дело с энергетическими комиссиями — это не лучше, чем удалять нерв из зуба», — говорит он. И хотя у него есть шанс найти прибыльную геотермальную систему, он никогда не сможет сорвать джекпот, как на золотом прииске. Бити говорит, что скучает по большим прибылям, но доход от производства электроэнергии куда стабильнее. К тому же, если застрянешь, всегда можно воспользоваться ракетным топливом.

Новости партнеров