Экономика, спасающая жизнь | Forbes.ru
$59.03
69.61
ММВБ2131.91
BRENT62.74
RTS1132.45
GOLD1292.57

Экономика, спасающая жизнь

читайте также
+2 просмотров за суткиЛекция фонда Егора Гайдара «Как теория игр помогает решить проблемы большого города?» Прямая трансляция лекции «Как заработать с помощью теории игр» +1 просмотров за суткиЛекция Фонда Егора Гайдара «Как заработать с помощью теории игр?» Лекция Фонда Егора Гайдара «Как с помощью теории игр предотвратить войну» +2 просмотров за суткиЛекция фонда Егора Гайдара «Конкурентная политика: как победить на выборах?» Лекция Андрея Бремзена «В каком вузе учиться и зачем вообще получать высшее образование?» +10 просмотров за суткиПланета хакеров: как создавался крупнейший в мире форум киберпреступников Уральский ученый приспособил космические технологии для охлаждения беспилотников и серверов Йошкин код: почему предприниматель Юрий Усков и его друзья-программисты не уезжают из Йошкар-Олы "Любой человек с деньгами может заработать" Нефтегазовый венчур: в чем проблема промышленных стартапов Зачем банку физики: Газпромбанк стал крупнейшим инвестором Российского квантового центра Культурная революция: как выходцы из Китайской академии наук завоевали мировой рынок ПК Водородная «бомба»: как самый распространенный элемент в природе меняет энергетику Придать ускорение: как заработать на пылящихся технологиях Русский Dendy: откуда у Андрея Чеглакова деньги на филантропию Русский Магнето: как профессор МГУ построил глобальный бизнес Железные данные: как промышленники дают заработать IT-компаниям Самые богатые предприниматели моложе 30 лет: выбор Forbes Гигант на распутье: чего ждать от Hewlett-Packard после раздела Пока никто не Uber: что мешает захватить мир самому дорогому стартапу

Экономика, спасающая жизнь

Сьюзен Адамс Forbes Contributor
Профессор Гарварда использует экономическую теорию для поиска доноров органов и устройства детей в правильные школы

Элвин Рот видит множество способов изменить жизни людей при помощи экономики. «Некоторые утверждают, что у экономики есть все необходимые инструменты и развитая методология, но нет интересных проблем», — говорит Рот, который совмещает должность на экономической кафедре Гарварда с преподаванием в бизнес-школе. «А я смотрю на мир и вижу множество интересных, важных проблем, которые мы можем решить с помощью имеющегося инструментария».

В частности, Рот использует математические средства теории игр для устранения неполадок в больших системах. Среди вопросов, занимающих профессора, разработка комплексной сети для доноров почек и создание алгоритма, помогающего школьным округам оптимально распределять тысячи учащихся по школам.

«Он необычен тем, что он высококлассный теоретик, не брезгующий практикой», — утверждает Эрик Маскин, экономист Института специальных исследований Принстона, получивший Нобелевскую премию по экономике в 2007 году. «Элвину удалось найти очень тонкие и оригинальные способы приложения теории».

Самый животрепещущий вопрос, решенный Ротом, — проблема выбора школ нью-йоркскими старшеклассниками, за которую он взялся в 2003 году. В то время как большинство американских школьников просто ходят в ближайшую общеобразовательную школу, восьмиклассники таких больших городов, как Нью-Йорк, реально мучаются, куда пойти. У каждого из 80 000 школьников упомянутого возраста около 700 вариантов. Правильный выбор может быть особенно важен для детей, которые живут в бедных районах со школами низкого уровня.

До того как Рот взялся за дело, система выбора была настолько плоха, что треть восьмиклассников города вообще не желали его делать. «Это было похоже на переполненный, шумный базар где-нибудь на Ближнем Востоке», — вспоминает Нэйл Доросин, бывший служащий Управления образования Нью-Йорка.

С помощью двух коллег-экономистов Рот перекроил систему, используя так называемый «алгоритм отложенного одобрения». Он уже применял модифицированную версию этого алгоритма, чтобы создать систему выбора общеобразовательных школ в Бостоне.

Алгоритм проще всего объяснить в контексте выбора множества мужчин и женщин, которые хотят вступить в брак. Представьте, что каждый мужчина делает предложение женщине, которую он предпочел остальным. Женщины, получающие множество предложений, отказывают мужчинам, которые им нравятся меньше всего, но пока не делают четкого выбора. Отвергнутые мужчины делают новые предложения — в порядке убывания предпочтений — которые, возможно, заканчиваются новыми отказами. Это продолжается до тех пор, пока ни один из парней не останется без положительного ответа либо ни один из отвергнутых не захочет продолжать делать предложения. В этот момент женщины делают выбор в пользу наиболее предпочтительного мужчины. Для мужчин, которые не находят пары в первом раунде из-за того, что им не хватало вариантов, проводится второй раунд, где им предоставляется список все еще одиноких женщин. Иногда требуется третий раунд.

Применительно к сценарию с высшими школами мужчины — это студенты, а женщины — школы. В Нью-Йорке все гораздо сложнее, потому что во многих учебных заведениях существуют свои механизмы распределения. Рот и его команда смогли свести все сложности в одну понятную, надежную систему, когда школьники составляют список из 12 школ, чтобы выбрать наиболее подходящую. После того как Рот обновил систему, процент участия в эксперименте поднялся с 66% до 93%.

Жаль, что такой системы не было в конце 1960-х, когда Рот сам ходил в старшую школу. Он посещал районную школу, из которой вылетел в первый же год. Рот стесняется объяснять почему, но допускает, что принял решение от скуки. «Думаю, у меня не было достаточных стимулов», — признается он.

Рот посещал по выходным инженерные классы в Колумбийском университете, и один профессор посоветовал ему поступать в колледж. Его приняли, он получил степень инженера, а после степень доктора в Стэнфорде, в инженерной отрасли, которая именуется «исследование операций» и использует математику для организации систем с большим количеством движущихся частей. «Мне всегда было интересно использовать математику, чтобы сделать мир лучше», — говорит Рот.

Специальностью Рота в операционных исследованиях была теория игр, анализирующая ситуации, в которых результат зависит от действий множества людей.

Рот прибыл в Гарвард в 1998 году после работы в университетах Иллинойса и Питтсбурга. Хотя он и написал книгу, пользующуюся успехом среди теоретиков игр, за пределами академических кругов мало кто о нем знал. Это продолжалось до 1995 года, когда он взялся за разработку новой системы распределения выпускников медицинских учебных заведений, позволившей впоследствии заполнять 25 000 рабочих мест по всей стране.

Поскольку в медицинские вузы поступало все больше женщин и все больше студентов вступали в брак, то старая система, созданная докторами еще в 1950-е годы, с трудом справлялась с размещением пар, которые желали проживать вместе. Доходило до того, что выпускники начинали договариваться непосредственно с больницами. Система Рота заработала в 1998 году. Она сработала так удачно, что с тех пор он помог переработать систему распределения для отдельных специальностей.

Когда смотришь на Рота, создается впечатление, что перелицовка комплексных рынков — дело несложное. Доброжелательный и подвижный, он предпочитает носить джинсы, рубашки с широким воротом и кеды. Склонившись над чашкой кофе в кафе, расположенном неподалеку от его офиса, он с удовольствием нахваливает своих молодых протеже, студентов и соавторов. «Изучение правил рынка — это командный спорт», — настаивает он.

«Он очень строго применяет теорию игр, — говорит профессор экономики Параг Патак, бывший студент Рота, работавший вместе с ним над проектом для нью-йоркских школ. —Элвин всегда прививал студентам идею, что мы должны пытаться связать то, что мы делаем с эмпирическими фактами».

Удручающая статистика подтолкнула Рота к созданию системы сведения несовместимых донорских пар и одиночных доноров с другими донорами и получателями. В США лист ожидания для получателей почек насчитывает до 85 000 человек и ежегодно из-за нехватки органов умирает 4000 пациентов. В 2003 году Рот начал работать над системой, которая позволила бы тем, кто хочет, но не может стать донором для своих близких в силу несовместимости типов крови, обмениваться органами с другими, такими же несовместимыми парами доноров. На сегодня число почек, трансплантированных с помощью метода Рота, невелико, менее 1000 случаев в 2009 году. Однако потенциал весьма многообещающий. «Работа Эла по совмещению почек — одно из немногих великих достижений в современной трансплантологии», — говорит Сэлли Сатель, представитель Американского института предпринимательства.

Такая практическая работа впечатляет коллег Рота. «Эл удивителен, — считает профессор поведенческой экономики Дэн Ариэли. — Я бы сказал, что я его большой поклонник. Но слишком многие хотят считаться таковыми».

 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться