Фискальное облако на пальцах: мечты и реальность онлайн-касс | Технологии | Forbes.ru
$57.37
67.54
ММВБ2106.39
BRENT57.83
RTS1158.24
GOLD1291.73

Фискальное облако на пальцах: мечты и реальность онлайн-касс

читайте также
+71 просмотров за суткиЖизнь в «облаках»: зачем это нужно бизнесу +13 просмотров за суткиСопротивление «Магниту». Основатель алтайской сети «Мария-Ра» успешно конкурирует с Галицким +25 просмотров за суткиРабота над ошибками: реестр российского программного обеспечения ждут изменения +3 просмотров за суткиНе просто мессенджер: почему оценка сервиса Slack превысила $5 млрд США против Касперского: госучреждениям дали три месяца на удаление ПО российской компании +35 просмотров за суткиПроблемы рынка: японские компании намерены покрыть дефицит сотрудников с помощью домохозяек Немалая розница: правила успешной работы женщины в ретейле Остановить Билла: Microsoft стремится к полному контролю? Alibaba и $1,3 млрд: состояние Джека Ма резко выросло за день Michael Kors выкупит Jimmy Choo за $1,2 млрд Онлайн-чеки: кто выиграет от контакта с налоговой в режиме реального времени Угроза безопасности: американским чиновникам запретили закупать продукцию «Лаборатории Касперского» Конец связи: «Мегафон» и «Вымпелком» договорились о сделке по разделению «Евросети» +1 просмотров за суткиПродажи с онлайн-кассами: торговля будущего становится настоящим Без сот: почему в России может появиться еще десяток новых телеком операторов: +1 просмотров за суткиOmnichannel по-русски: до ликвидации торговых центров еще рано По цепочке: как работают современные программы лояльности Почему рано или поздно весь ИТ-бизнес будет в «облаке»? +1 просмотров за суткиПросто добавь IT: как внедрить облачные технологии в консервативный бизнес +1 просмотров за суткиСон в руку. Производитель матрасов получает 55% выручки, продавая тумбочки, текстиль и гаджеты для сна Школа миллиардера: нужны ли крупные сети производителю натуральных продуктов

Фискальное облако на пальцах: мечты и реальность онлайн-касс

Сергей Климаш Forbes Contributor
Фото Getty Images
У ФЗ №54 о новом кассовом ПО много скрытых рисков, но все же для ретейла это шаг вперед — в эру цифровых технологий

Фискальное законодательство, определяющее работу контрольно-кассовой техники, в том или ином виде существует в большинстве стран. Однако технология его применения и правоприменительная практика сильно разнятся.  Например в Германии, фискальные кассы устанавливаются только предпринимателями, которые были пойманы на нарушении законодательства или в отношении которых у налоговых органов существуют подозрения на этот счет. В отличие от Германии в большинстве стран Восточной Европы, как и в странах СНГ, применение контрольно-кассовой техники носит тотальный характер.

Телекоммуникационный бум конца 1990-х, как и бурное развитие информационных технологий, не мог не оказать влияния на технологии работы  налоговых.  Прежде всего у них появилась возможность использовать широко распространившийся мобильный интернет для сбора информации о расчетно-кассовых операциях. Южная Корея использует подобную практику с 2005 года. Одними из первых стран в Европе, которые законодательно обязали всех предпринимателей  использовать только кассовые терминалы с подключением через  GPRS к налоговым органам, были Сербия и Швеция  - старт был дан в 2008 году. Их успешный опыт был активно перенят  некоторыми странами Восточной Европы.  Внедрение технологий обмена данными между кассами и налоговыми органами позволило Македонии увеличить налоговые поступления на 17%, а Болгарии увеличить налогооблагаемую базу на целых 30% в 2012 году.  Что касается стран СНГ, то одной из первых стран, которые успешно воспользовались новой технологией, была Грузия, где рост декларируемой в 2012 году выручки вырос на фантастические 65%.   По тому же пути в дальнейшем последовали такие страны, как Босния-Герцеговина, Хорватия, Черногория, Украина, Словения, Казахстан, Турция. В ближайшее время к числу этих стран присоединятся Австрия и Чешская Республика.  

Реализованные странами технологические решения можно условно разделить на две основных группы: с использованием касс на базе сертифицированных программно-аппаратных комплексов и решения, базирующиеся исключительно на программном обеспечении. Большинство стран используют первый подход, хотя, например, Хорватия, Словения и Чешская Республика решили выбрать второй. А скажем, Австрия планирует использование обоих вариантов.

Кроме этого, есть существенная разница в процедуре и составе передаваемой информации в налоговую инспекцию. Так, например в Болгарии и Грузии, в налоговую инспекцию осуществляется передача консолидированной информации раз в день, так называемый  Z-отчет.  В Хорватии и Казахстане в режиме онлайн передается информация по каждой совершаемой операции.  

В России с 2003 года используется ЭКЛЗ (Электронная Контрольная Лента Защищенная — аббревиатура расшифровывается так), которая обеспечивает то, что данные касс не могут быть изменены. А последние изменения к ФЗ №54, принятые и подписанные президентом в июле 2016 года, стали следующим громадным шагом вперед – шагом в «облако».  

Самым главным нововведением является появление оператора фискальных данных (ОФД), задачи которого —  получение, проверка подлинности и хранение чеков и других фискальных документов. Пользователями этой информации становятся потребители, бизнес и налоговая инспекция. Доступ осуществляется через интернет-порталы для покупателей и представителей компаний, а также с помощью специального защищённого интерфейса для налоговой. К тому же, если раньше ЭКЛЗ была  электронной контрольной ленты внутри ККТ и менялась каждый год, то теперь ей на смену приходит  фискальный накопитель с двумя сроками службы — 13 и 36 месяцев — для разных видов бизнеса. 

В остальном процесс покупки для потребителя внешне почти не изменился. Он просто дополнился возможностью получить копию чека не только в бумажном виде, но и по электронной почте или в виде SMS (по желанию). А для специалистов, которые занимаются разработкой программ, прибавилось работы. Они должны обеспечить отправку копии чека потребителю. Но это не все —  еще теперь информация должна попасть не только в фискальный накопитель, находящийся внутри кассового терминала, но и после сохранения и шифрования должна быть передана в ОФД, где после проверки на подлинность она будет храниться в течение пяти лет. Налоговая тоже имеет доступ ко всей информации ОФД и использует её для проверки фальсификаций.   Само содержимое чека  тоже  изменилось. В нем теперь должны быть: QR-код с необходимыми для проверки данными, ставки налогов по каждому товару, адрес совершения расчётов и другая дополнительная информация, сводящая возможность фальсификации к минимуму. 

На мой взгляд, технология передачи данных в налоговую, как и состав передаваемой информации, чреваты рисками.  

Главный из них —  риск утраты контроля над важной коммерческой информацией, имеющей прямое отношение к структуре и объему бизнеса. Согласно ФЗ №54, предприниматели обязаны передавать в налоговую всю информацию о проведенной торговой операции, включая адрес места проведения транзакции, наименование услуги или продукта, его стоимость и сумму включенных налогов. Это позволит накапливать статистику и  детально анализировать  деятельность бизнеса. В связи с тем, что информация будет собираться независимыми коммерческими структурами, выполняющими роль оператора фискальных данных, крупные федеральные компании розничной торговли планируют регистрацию собственных ОФД – чтобы полностью исключить возможность доступа конкурентов к передаваемой в налоговые органы информации. И это несмотря на то, что процедура открытия ОФД может занимать до полугода и стоить компании до 100 млн рублей.    

Вторым риском я бы назвал недостаточно проработанные  процедуры  - например, разрешения спорных ситуаций, связанных со сбоями при эксплуатации системы или с потерей части значимой информации из-за выхода из строя касс. Раньше все эти проблемы решали  аккредитованные налоговой инспекцией центры технического обслуживания (ЦТО), которые анализировали все случаи выхода касс из строя.  То, что сделать это могли только аккредитованные ЦТО, вызывало у предпринимателей много вопросов —  это приводило к дополнительным издержкам. Если у представителей бизнес не будет строгой необходимости работать именно с аккредитованными ЦТО, ситуация улучшится, но для этого нужно разработать прозрачный и понятный механизм разрешения спорных ситуаций.

Третий риск – это сжатые сроки внедрения закона и короткий срок переходного периода, в который разрешено использование «старых» кассовых терминалов (он завершился в конце января этого года).  За это время  производителям касс, очевидно, сложно  в нужном объеме обеспечить кассовой техникой нового образца все предприятия и организации, попадающие под действие нового закона. Кроме того, не стоит забывать о том, что проекты по адаптации и  интеграции новой техники с существующими информационными системами всегда сложны по исполнению и требуют от компаний больших инвестиций. 

Ну и последним, четвертым, стоит риск, связанный с качеством доработки программного обеспечения (ПО), отвечающего за процесс продажи. Этот риск скрыт от потребителя, но непосредственно влияет на результат всего нововведения – без качественного и своевременного установленного ПО процесс торговли становится невозможным.  Отсутствие четких и детальных пояснений к требованиям приводит к тому, что процесс доработки становится постоянным, как ремонт квартиры, который можно начать, но очень трудно закончить. 

Все эти скрытые подводные камни могут привести к дополнительным затратам для предпринимателей. Это, безусловно, найдет отражение в конечной цене для потребителя. Но все же, несмотря на все обсуждения нюансов и страсти, кипящие вокруг внедрения нового закона, необходимо подчеркнуть, что он стал значительным шагом вперед — шагом в эру цифровых технологий. А как писал великий философ Георг Гегель, «ничто великое в мире не совершается без страсти».