Время дискаунтеров: как автоматизация изменит российскую индустрию фитнеса

Тихон Косых Forbes Contributor
Фото Martin Meissner / AP /TASS
Персональные приложения вместо тренеров, «умные» датчики, онлайн-анкеты меняют формат спортивных клубов по всему миру

Представьте 2129 год. В каждом торговом центре в просторном светлом зале круглосуточно работает фитнес-клуб с множеством разнообразных тренажеров. На входе посетителей встречает робот, а внутри нет и намека на тренера. Индивидуальные программы тренировок автоматически составляет тренажер-тестировщик, а доступ к занятиям на любом снаряде открывает электронный браслет. Он же помогает сориентироваться новичкам, запустив видео-инструкцию по пользованию тренажером. Управляет всеми бизнес-процессами — от оформления доступа в клуб до формирования библиотеки тренировок — интеллектуальная облачная платформа. Никаких расходов на персонал, разве что раз в неделю проверить «железо» заглянет инженер-техник.

Казалось бы, абсолютно футуристическая, к тому же не самая правдоподобная картина: взять хотя бы отсутствие тренеров, услуги которых составляют значимую долю доходов этого бизнеса в России.

Однако на самом деле мы имеем дело с вполне реальной мечтой любого российского инвестора в фитнес-индустрии. Практически каждый мечтает о возможности масштабировать свой проект, и конечно, полностью контролируемый роботами, не зависящий от человеческого фактора формат подходит здесь как нельзя лучше.

К сожалению, российскому фитнесу до этого пока далеко. Большинство участников рынка развиваются по классической модели с высокими затратами (доля расходов на аренду и персонал, по нашим оценкам, может достигать 65% от оборота) и длинным периодом окупаемости. Крупные игроки на рынке отсутствуют, у самых известных сетей не насчитывается и сотни клубов. В условиях экономического кризиса бизнес с не самой высокой рентабельностью рискует оказаться совершенно непривлекательным для инвесторов, тем более что в последние годы фитнес-индустрия в России уже показывает одни из самых низких темпов развития.

Принципиально иначе складывается ситуация на рынках фитнеса Европы и Англии, не говоря уже о США. В отличие от России здесь рынок стремительно завоевывают сети, объединяющие сотни и тысячи клубов. Всего за какие-нибудь семь лет британская Pure Gym стала ведущим игроком в Соединенном Королевстве, объединив более 800 000 клиентов. Американская Planet Fitness ведет счет клубов на тысячи, а число ее клиентов превосходит население Болгарии. Немецкая McFit Group по итогам 2016 года стала самой крупной фитнес-сетью Германии, объединив более миллиона клиентов и более 180 клубов. И даже в Африке развивается мировая сеть Virgin Active, на которую приходится более 60% местного рынка фитнес-услуг.

Под развитие игроки фитнес-индустрии привлекают значительные инвестиции частных фондов: в 2015 году 80% Virgin Group за £682 млн приобрел инвестфонд миллиардера Кристоффеля Визе. Многие с успехом выходят на IPO: в 2015 году Gym Group на лондонской бирже была оценена в £250 млн, в $216 млн оценили по итогам размещения на Нью-Йоркской бирже Planet Fitness. Неудивительно, ведь выручка фитнес-сетей исчисляется сотнями миллионов. Так, за 2016 год британская сеть Pure Gym заработала почти 160 млн фунтов стерлингов.

В чем же секрет такого впечатляющего успеха? Если не брать в расчет национальные особенности (все же речь идет о проектах не только разных стран, но и континентов), каждой из компаний пришлось радикально изменить бизнес-модель, отказавшись не только от целого ряда стандартных услуг, но и максимально автоматизировав бизнес-процессы.

Благодаря интеллектуальным системам безопасности уже сегодня клубы британской Gym Group напоминают скорее сейфовое хранилище банка: у автоматически открывающихся дверей нет охраны, а попасть сюда можно по индивидуальному PIN-коду. Другая британская сеть EasyGym использует для доступа систему идентификации по отпечатку пальца. Сотрудника на стойке рецепции здесь заменяет компьютерный терминал, где можно не только посмотреть расписание тренировок, но и подобрать индивидуальную программу занятий. Клавиатура терминала активируется индивидуальным паролем.

Оформить членство, будь то американская Planet Fitness или британская Fitness4Less, можно только онлайн, оплатив услугу банковской картой на интернет-сайте, от отделов продаж здесь отказались. В результате управленческие расходы, как и траты на персонал у британской Gym Group снизились до 6% от оборота. Ставку сделали не только на роботизацию сервисных услуг, отказались здесь и от услуг тренеров. Персональную программу занятий помогают составить клубные ИТ-системы и мобильные приложения, в том числе от производителей спортивного оборудования. К примеру, свою платформу MyWelnessCloud активно продвигает итальянский TechnoGym.

Как правило, большинство таких клубов «сухие» — в них нет бассейнов, джакузи и турецких бань. Та же участь постигла массажные кабинеты, SPA-салоны и кафетерии, которые владельцы сетей сочли ненужным излишеством. Единственное, на что могут рассчитывать здесь посетители, — это тренажерный зал и кардиозона.

Не исключаю, что многие в России сочтут такую политику бизнес-самоубийством — значительный доход нашим клубам по-прежнему приносят именно «персоналки». Но разве не жесткое сокращение ассортиментной матрицы обеспечило взлет продуктового дискаунтера Aldi, а отказ от обедов, бесплатного багажа и бумажных билетов сделал возможным успех Ryan Air? Так почему бы не повторить аналогичный трюк в фитнесе?

Кардинально новый для индустрии формат вызвал по-настоящему ажиотажный спрос, что и требовалось доказать. Решающим моментом стала, конечно, цена: сокращение набора услуг и расходов, помноженное на автоматизацию бизнес-процессов, позволило радикально снизить плату за пользование клубом.

В кризисные времена это оказалось востребованным: новый формат фитнес-клубов расцвел в Англии и пришел в Чехию на фоне экономических неурядиц 2008 года, а десятью годами ранее, во время мирового финансового кризиса 1997 года, появился в Германии.

Месячный абонемент в клубах нового формата стоил минимум вдвое дешевле самого бюджетного предложения на рынке, и за ними сразу же закрепился статус фитнес-дискаунтеров (или лоукостеров). В числе самых дешевых — американская Planet Fitness с месячным доступом за $10, аналогичный ценник, только в евро, у немецкой сети High5 от McFit Group. При этом большинство сетей отказались от системы годовых контрактов, что сделало услугу еще доступнее, как и 24-часовой режим работы и доступ по абонементу во все клубы сети одновременно. В результате более трети клиентов фитнес-дискаунтеров — это люди, никогда не занимавшиеся спортом, в том числе из-за высокой стоимости клубных абонементов и неудобного рабочего графика.

Здесь за сопоставимые со стоимостью пары чашек кофе деньги клиенты получают доступ к качественной услуге: спортивное оборудование выбирается по последнему слову техники, а большие площади и множество тренажеров исключают обычные для бюджетного фитнеса очереди. В результате, уступая классическим клубам по уровню сервиса (к примеру, в большинстве дискаунтеров отсутствуют бесплатные полотенца, а за пользование душем приходится даже платить), «сухие», то есть без бассейна и сауны, клубы не первый год лидируют не только по числу проданных абонементов у себя на родине, но и успешно масштабируются владельцами по всему миру.

К примеру, немецкая McFit вышла на рынки Италии, Польши и Испании, Virgen Active развивается в Таиланде и Сингапуре, а американская Fitness Planet — в Канаде и Доминиканской республике. Нередко для рекламы сети привлекают спортивных звезд. Лицами сети McFit стали братья Кличко, а клиентами становятся вполне состоятельные люди.

Возможно ли повторение зарубежного опыта на российском рынке? Национальных особенностей, которые бы препятствовали развитию формата, я не вижу, хотя не стоит предлагать отечественному пользователю платные душевые или виртуального тренера для групповых занятий. В остальном же претензий к формату быть не должно.

Новости партнеров