Боты-пираты, дорогие блокировки и штрафы по IP: что ждет владельцев авторских прав в эпоху стриминга? - Технологии
$56.77
63.65
ММВБ1939.11
BRENT51.76
RTS1076.38
GOLD1262.57

Боты-пираты, дорогие блокировки и штрафы по IP: что ждет владельцев авторских прав в эпоху стриминга?

читайте также
+131 просмотров за суткиЕвгений Найдёнов (Ultimate Guitar): «IT меня интересует чуть больше, чем музыка» +22 просмотров за сутки«На мне пока много не заработаешь, получаю всего €8 000 за выход». Оперная прима Ксения Дудникова о карьере в музыкальном театре +5 просмотров за суткиСамые богатые звезды хип-хопа. Рейтинг Forbes +4 просмотров за суткиЦифровой слух: как «Яндекс» подбирает музыку под ваше настроение До трех лет без права участия: оргкомитет «Евровидения» грозит санкциями России и Украине +2 просмотров за суткиБитва неваляшек: как вечные ценности соревнуются с дополненной реальностью +5 просмотров за суткиТоп 5 самых ярких музыкальных событий весеннего сезона +1 просмотров за суткиЗолотая дюжина «Золотой маски-2017»: главные женские имена музыкальной сцены +2 просмотров за сутки«Жизнь поимеет всех»: кто и сколько заработал на имени Курта Кобейна +2 просмотров за суткиОпять «25»: Адель и другие триумфаторы «Грэмми-2017» +2 просмотров за суткиCамые высокооплачиваемые номинанты «Грэмми-2017» +2 просмотров за суткиТоп-5 музыкальных событий февраля +1 просмотров за суткиНа повтор: 5 музыкальных альбомов января +3 просмотров за суткиЗвук цивилизации: почему музыка уходит в стриминговые сервисы Музыка декабря: топ-5 столичных фестивалей и концертов Выйти из тени. Как Vevo планирует стать MTV цифровой эпохи 8 ярких музыкальных событий лета для тех, кто проводит отпуск в России Панковский кризис: зачем Джо Корр собирается сжечь свою панк-коллекцию за $7 млн Неавторские предложения: концепции развития интеллектуальной собственности не могут найти автора 7 венчурных проектов российских миллиардеров

Боты-пираты, дорогие блокировки и штрафы по IP: что ждет владельцев авторских прав в эпоху стриминга?

Дарья Носова Forbes Contributor
Фото Isa Foltin/Getty Images
Стриминговые сервисы выбрали в отношениях с крупными мейджорами тактику «take it or leave it». К чему это приведет?

Не так давно к стримингу было, прямо скажем, неоднозначное отношение и у потребителей, и у инвесторов. Одни занимали выжидательную позицию, другие на себе могли испытать яркий взлёт и быстрое падение проектов потокового вещания. И вот приходит новость о том, что лидер сегмента — сервис Spotify до конца 2017 года собирается выйти на биржу через прямой листинг и оценивает себя минимум в $10 млрд.

Популярность стриминговых интернет-сервисов серьезно растёт. Этот сегмент в мировом срезе — один из самых скоростных по увеличению прибыли — показал четырёхкратный рост выручки за пять лет. Только на американском рынке показатель достиг почти $4 млрд.  Ожидается, что стриминговый бизнес удвоит прибыль к 2020 году. Рост называют не иначе как взрывным.

По информации Американской ассоциации звукозаписывающих компаний (RIAA) в США уже половина выручки лейблов в 2016 году пришлась на стриминг. Последние данные фиксируют стабильный прирост подписчиков у таких крупных игроков как Spotify и Apple Music.   Spotify за последние два года удвоил количество платных подписчиков, число которых в марте 2017 года составило 50 миллионов. Его соперник — Apple Music — насчитывал 20 миллионов платных пользователей на конец декабря 2017 года.

Для музыкальной индустрии эти впечатляющие показатели открывают не менее впечатляющие перспективы роста доходов лейблов и исполнителей. Продвижение легального контента неизбежно требует нахождения баланса интересов правообладателей, самих стриминговых сервисов и пользователей. Базовым при этом является экономический аспект. Любой дисбаланс подвергает такой проект коммерческим и правовым рискам.

С одной стороны, объяснимо стремление правообладателей больше зарабатывать на стриминге, становится приоритетным способом дистрибуции их продукта. Многие помнят публичные возмущения таких мега-звезд как Lady Gaga, Adele, Coldplay, которые считают для себя невыгодными и даже унизительными отчисления, которые они получают с таких частных эфирных площадок. Действительно, выплата в $167, которую якобы получила Lady Gaga при миллионах просмотров одного своего хита, в плохом смысле впечатляет.   

Сами площадки, стремительно укрупняясь, занимают позицию «take it or leave it». В ответ влиятельные лейблы лоббируют такие правила игры, с которыми они могут продавливать свои коммерческие интересы в отношениях со стриминговыми сервисами, и упрекают их при этом в крайне пассивной позиции в борьбе с пиратством. Противостояние вышло на уровень европейских законодателей (Еврокомиссии), и в ближайшее время мы ждём соответствующего законодательного акта, который, по крайней мере, в периметре Старого Света создаст некое новое правило игры на этом рынке.  

С другой стороны, неизбывно желание рядовых пользователей получать максимально дешёвый, а ещё лучше — бесплатный контент: музыку, видео, книги. Вопрос «почему я должен платить?» почти философский, а иногда даже политический (вспомним «Пиратскую партию»: на идее свободы от диктата копирайта единомышленники вышли на уровень вполне серьезных политических игроков, имеют интернациональную площадку PPI и штаб-квартиру в Брюсселе).  

Стриминговые площадки подстраивают свои модели таким образом, чтобы привлекать и удерживать пользователей и при этом предоставлять набор возможностей, который оправдывает в глазах подписчиков платность получаемого продукта. Создаётся привлекательность не столько платного продукта, сколько общей среды (как сейчас называют «экологии») ресурса: она даёт не только сервис, сколько комфорт, площадку для общения и реализации собственных амбиций, и в целом почти всё, что нужно современному человеку, чтобы не чувствовать себя тонущим в мощном информационном потоке.

Несмотря на то, что музыкальный стриминг как бизнес модель — это априори легальный контент, а объём этого интернет-сегмента уже перешёл порог в 100 млн платных подписчиков, недавние исследования по топ-13 стран музыкального рынка показали, что порядка 35–40% всей аудитории использует специальное «stream ripping» программное обеспечение, позволяющее копировать музыку с любых стриминговых сервисов. Это оказалось даже выше объёма традиционных нелегальных скачиваний! Интересен и возрастной срез: по данным muso.com почти половина пользователей в категории «миллениалов» пользуются стрим-рип программами через мобильные приложения.

При этом, аналитика показывает, что в абсолютных цифрах подавляющую долю этого сегмента занимают страны с низким уровнем проникновения скоростного интернета и одновременно высоким ростом рынка смартфонов. То есть, при недостатке инфраструктуры, которая позволяет полноценно пользоваться легальным стримингом, пользователи, тем не менее, хотят иметь «музыку в кармане», а, значит, будут скачивать треки в копиях для прослушивания оффлайн. Очевидно, что одним лишь снижением цен на легальный стриминг принципиально проблему не решить. Стрим-рип технологически доступен и прост: через заход на сайт или приложение в несколько приёмов происходит конвертация аудио или видео со стримингового сервиса в скачиваемый файл, который пользователь сможет бесплатно хранить и использовать без доступа к интернету.

 

В конце 2016 года Universal Music, Warner Music и Sony Music Entertainment подали совместный иск к владельцу крупнейшего стрим-риппингового ресурса для аудио- и видеоконтента YouTube. В иске указывается, что ежемесячно десятки и даже сотни миллионов треков нелегально копируются со стриминговых площадок и далее также нелегально распространяются в сети. Рост этого направления за 2013–2015 годы в США составил 50%, а прирост заходов на стрим-рип сайты с сентября 2015 по сентябрь 2016 составил 60%. Такой тренд правообладатели расценивают как глобальную угрозу легальному рынку музыкальной индустрии.

Интересным при этом выглядит недавний вывод Международной федерации звукозаписывающей индустрии (IFPI), что потребление лицензионного контента неуклонно растёт и в настоящее время составляет 71% от всех интернет-пользователей. Надо сказать, что обстановка на российском потребительском поле, видимо, лишь начинает движение к этому показателю. Пользователи не привыкли платить ни за прослушивание, ни за просмотр, ни за чтение книг. Платный контент всё ещё является раздражающим фактором, а мотивация в виде уважения прав авторов очевидно слаба.

Крупнейший по аудитории сервис «ВКонтакте» популярен во многом благодаря предоставляемой пользователями возможности иметь бесплатный доступ к музыке. Не секрет, что значительную часть составляет нелицензионный контент, который загружается на этот ресурс его пользователями. Сама площадка позиционируется как социальная сеть, а с точки зрения закона — информационный посредник, ответственность которого за нарушение авторских прав в значительной степени лимитирована. Между тем, и этот ресурс, и его конкуренты на российском рынке всё же постепенно переходят в платный формат.

Хотя, безусловно, серьёзным стимулом для вектора в сторону легализации является ужесточение законодательства: в 2015 году заработал «Антипиратский закон». Правообладатели получили мощный рычаг в виде возможности через Мосгорсуд оперативно блокировать сайты с нелегальным контентом. Эта обеспечительная мера работает до подачи иска по существу спора. При этом неоднократные нарушения авторских или смежных прав могут повлечь вечную блокировку.

Владельцы площадок, являясь ответчиками в таких спорах, показывают вполне прагматичную, хотя и пассивную реакцию: в свою рутинную практику они ввели закрытие доступа к незаконно размещенной информации по требованию, не дожидаясь заведомо проигрышных тяжб. Известно, что не так давно основные международные лейблы, обратившись в суд, смогли добиться заключения с тем же «ВКонтакте» соглашений о коммерческом размещении соответствующего лицензионного контента.

Недавние иски, о которых заявлял Moroz Records наверняка приведут к внесудебному урегулированию. Ресурс Zaycev.net объявил о заключении мирового соглашения с правообладателем ряда российских произведений. «Яндекс.Музыка» позиционируется (хотя недавно объявила о внедрении пользовательских загрузок) как стриминг исключительно лицензионной музыки.

Как будет развиваться отечественная стриминг индустрия, конечно, покажет время. Но крупные интернет-игроки демонстрируют готовность полностью переходить на цивилизованный уровень построения своих проектов. Давление правообладателей, очевидно, усиливается, и точечно проблему с размещением пиратского контента решать уже, скорее всего, не получится.  

На регуляторном уровне внимание государства к интернету в России можно назвать устойчивым и постоянно растущим. В конце февраля 2017 года Правительство внесло в Думу так называемый 3-й антипиратский пакет, предусматривающий блокировку зеркал пиратских ресурсов, а также регулирование поисковых выдач в запросах на нелегальное скачивание. На подходе законопроект о блокировке ресурсов и приложений, позволяющих получить доступ к заблокированным сайтам. В аспекте копирайта сейчас в работе у Минэкономразвития и Минкультуры подготовка предложений по реформе системы авторских прав. В целом нормативный отклик в России выглядит вполне своевременным и системным. Можно спрогнозировать как более качественное регулирование, так и тренд на участие государства в той или иной форме в ассоциациях правообладателей.  

Что касается ответственности за пиратство, то наиболее разумной и справедливой представляется действующая модель: отвечает владелец ресурса. Предложения возложить ответственность за скачивание нелегального контента на пользователей пока остаются на уровне идей. Это объяснимо, ведь механизм блокировки работает сейчас вполне эффективно, в то время как реализация на практике индивидуальной ответственности видится крайне ресурсоемкой и сложной, в первую очередь с точки зрения доказывания нарушения. Несмотря на то, что наши чиновники приводят якобы успешный пример Германии (об определении нарушителя по IP и направлении ему домой квитанции на оплату штрафа) всем понятно, что показателем эффективности должна быть реальная собираемость штрафа, а тут надёжных решений не предлагается. Так что в этом аспекте реальных рисков для рядовых граждан, на мой взгляд, пока нет

В ближайшем будущем интересной темой будет проблематика ответственности при использовании интернет-ботов, например, как посредников в распространении и доступе к скачиванию нелицензионных медиа. Некоторые идеи в этом новом сегменте уже активно обсуждаются юристами. Например, есть предложения наделить таких роботов самостоятельной субъектностью (наряду с компаниями и гражданами), что открывает абсолютно новые горизонты в вопросе ответственности, в том числе и за пиратство. Несмотря на то, что пока это всё выглядит весьма фантастически, я думаю, что общий вектор абсолютно верен: несложно предсказать, что очень скоро, и особенно с развитием искусственного интеллекта, компьютерные программы де-факто перестанут вписываться в нынешние законодательные рамки.    

Возвращаясь к теме стриминга и копирайта. Похоже, что нынешний информационный бум лишь переводит в цифровую форму всё ту же проблему авторства, легальной дистрибуции и пиратства (раньше копировали на носители, теперь — скачивают файлы). Как говорится пока «ничего нового». Впрочем, это касается и многих других видов нелегальных активностей. Это означает, что и правообладатели, и потребители, и нарушители, и законодатели, и правоохранители — все перемещаются в онлайн, и на этом поле важна скорость адаптации оффлайн-правил, по которым должны будут играть участники.