Патентная недостаточность: диагноз и методы лечения

Наиль Фарукшин Forbes Contributor
Фото Getty Images
Ученые не хотят коммерциализировать свою деятельность, а большая часть их исследовательских работ проводится за счет госбюджета, что неэффективно. Возможные методы решения предложены на Патентной школе

За последние десять лет количество патентов, регистрируемых в России, не увеличилось существенным образом. Об этом заявил глава Роспатента Григорий Ивлиев во время выступления на Патентной школе «Сколково», состоявшейся на минувшей неделе. «Есть пятерка патентных ведомств, которые «играют в высшей лиге» и считают патенты сотнями тысяч. Мы хоть и считаемся серьезным ведомством, серьезной страной, количество заявок на изобретения у нас гораздо меньше. При этом тенденции на рост никакой нет», — отметил глава ведомства. Ивлиев имеет в виду патентные ведомства Китая, число заявок на изобретения от которого в 2016 году переваливает за миллион, США (порядка 600 тысяч), Японию, Южную Корею и Европейское патентное ведомство, которое рассматривает заявки на патенты части стран Европы.

И действительно, если проанализировать статистику подачи заявок на товарные знаки за последние годы, можно увидеть, что сильный рост был только в период с 2003 по 2007 год.

Та же неутешительная динамика наблюдается и в отношении заявок на изобретения.

(данные Роспатента)

Причин такой статистики много, но ключевую из них лучше всего на Патентной школе «Сколково» описал заведующий кафедрой гражданского и предпринимательского права РГАИС Ирик Мухамедшин. Он заявил, что в России 88% научно-исследовательских работ (НИР) выполняются за счет государственного бюджета, и «отдачи от этих денег никакой». «Вот было бы финансирование НИР со стороны бизнеса — было бы сильно лучше», — подчеркнул эксперт.

Дело в том, что бизнесмен лучше любого чиновника оценит перспективу дальнейшего применения патента. И у самого изобретателя будет больше стимула работать не «в стол», ради мифической квартальной или годовой премии, а ради реальной прибыли от ушедшего в производства изобретения. Эта же оценка упростит и внедрение изобретения в производство, ведь его можно будет сразу начать производить, без всех бюрократических проволочек, которые, к сожалению, стоят на пути у изобретателей при общении с государством.

Некоммерческий подход

Другая проблема, которая, впрочем, имеет те же корни, заключается в нежелании ученых, которые занимаются интеллектуальной деятельностью, ее коммерциализировать. «Идти куда-то, просить денег на доклинические и клинические исследования, дорабатывать, искать людей, которые начнут синтезировать белок, уговаривать, что это нужно… Это все где-то за областью моих интересов, — поделилась директор Института биологии и биомедицины Нижегородского государственного университета имени Н. И. Лобачевского, доктор биологических наук Мария Ведунова. — Я понимаю, что это нужно. Но я могу за это время разработать какое-то совершенно новое научное направление, то есть мне времени не хочется на это тратить». Существенная доля исследователей в России имеют схожую точку зрения.

Еще одну проблему коммерциализации научных изобретений и их патентования назвал председатель правления Фонда «Сколково» Игорь Дроздов. Обращаясь к слушателям школы, где, кстати, участвовали несколько сотен представителей российских научных организаций и компаний, связанных с разработками в научно-технологической сфере, он подчеркнул, что в России патенты до сих пор воспринимаются как инструмент социального признания, но не как актив. «Мы хотели бы, чтобы не просто возникало желание изобретать, а чтобы вы понимали, как изобретение можно превратить в деньги. Потому что патент — это не просто бумага, а то, что конвертируется в деньги», — заявил Дроздов.

Тренды по подаче заявок на изобретения в ведущих патентных ведомствах мира.

Государство (в том числе и профильное ведомство — Министерство образования и науки) пытается решить эту проблему. В дни, когда проходила Патентная школа «Сколково», заместитель министра образования и науки Григорий Трубников предложил привлекать молодых людей к технологическому предпринимательству, начиная с вуза. «Все мы видим, что если бы студенты старших курсов знали больше о своих возможностях в сфере технологичного предпринимательства и видели мотивацию со стороны высокотехнологичного сектора, то мы видели бы большую интеграцию науки и индустрии», — отметил чиновник. О развитии «предпринимательского духа» у ученых и исследователей говорится не в одной аналитической записке, сопровождавшей основополагающий для российской науки документ — Стратегию научно-технологического развития РФ.

Глава Роспатента Григорий Ивлиев, завершая выступление на школе, добавил, что все ресурсы для того, чтобы увеличить патентную активность, в стране есть. Это подтверждает международная статистика: «10% патентов, выдаваемых по химии, — российского происхождения, — вселяет надежду Григорий Ивлиев. «Сейчас мы можем только мечтать о [патентной] организации, которая была в Советском Союзе после 1967 года. Мы не вышли сейчас на уровень той патентной активности, которая была в расцвете СССР и на его закате тоже. Но то, что сейчас «Сколково» возрождает этот институт интеллектуальной собственности, и то, что привлекает сюда специалистов, которым нужным эти знания, специалистов, которые решат проблемы, стоящие перед страной, нас вдохновляет», — добавил глава Роспатента.

Новости партнеров