Защита от троллей: почему IT-инновациям нужны хорошие юристы | Forbes.ru
$59.03
69.61
ММВБ2131.91
BRENT62.74
RTS1132.45
GOLD1292.57

Защита от троллей: почему IT-инновациям нужны хорошие юристы

читайте также
+1222 просмотров за суткиШедевры миллиардера Рыболовлева. Forbes посчитал, сколько он потерял на произведениях искусства +229 просмотров за суткиКто и когда доказал, что Сахалин — остров +355 просмотров за суткиГлавный тренер «Спартака» Массимо Каррера: «Хочешь победить — соблюдай правила» +886 просмотров за суткиЖурнал об успехе и для успешных людей. 15 миллиардеров поздравили Forbes со 100-летием +4844 просмотров за суткиКудесник или шарлатан. Была ли первая трансплантация головы +1560 просмотров за суткиВоля к жизни. НПФ «Будущее» сократит каждого пятого сотрудника до конца года +4138 просмотров за суткиДети — наше все: шесть способов уйти от советского мышления при воспитании наследников +5371 просмотров за суткиК новогоднему столу. Почему в России выросли цены на красную икру +6487 просмотров за суткиШантаж и мошенничество: Лондонский суд встал на сторону Хорватии в ее споре со Сбербанком +2428 просмотров за суткиКрыши мира: какие стартапы из США и Европы изменят рынок недвижимости в России +3601 просмотров за суткиОбуздание инфляции: рост цен больше не будет источником дохода +1617 просмотров за суткиБронежилет для смартфона. Как бизнесу защититься от вирусов-вымогателей +3714 просмотров за суткиБизнес нового поколения лидеров. Как ускорить рост стартапов в России +1144 просмотров за суткиБывший глава IBM Луис Герстнер рассказал об умении принимать решения вовремя +1680 просмотров за суткиМарина Науменко: «В нашем роддоме все сосредоточено вокруг мамы и новорожденного» +3 просмотров за суткиМир Дикого Запада: какие «приключения» ждут российский стартап в США? «Не кормите троллей»: Евгений Касперский про победу над мошенниками Apple готовится к новой войне О чем не пишут в России: в патентной войне Apple с Samsung главный победитель — Nokia Yahoo решила заработать на IPO Facebook Запрет на продажу в Европе планшетника Samsung Galaxy Tab может продлиться больше года

Защита от троллей: почему IT-инновациям нужны хорошие юристы

Игорь Чекунов Forbes Contributor
Фото Getty Images
Если вы заработали, то найдется много желающих поделить ваш доход. Если к конкурентной борьбе компании готовы изначально, то опыт борьбы с «патентными троллями» приходит со временем

Совсем недавно наша компания победила в американском суде очередного патентного тролля — компанию Wetro Lan, которая пыталась обвинить нас в нарушении патента, описывающего схему классического сетевого экрана (которым сегодня пользуются все разработчики защитных решений). Причем победили мы необычно и нестандартно: тролль не просто признал свое поражение и завершил процесс, но даже заплатил нам символические пять тысяч долларов отступных за то, чтобы забрать свой же иск.

Ситуация без преувеличения нетипичная. Абсолютное большинство компаний выбирает легкий путь и сразу идет на сделку с троллями. Отчасти понять их можно: отбиваться от патентных исков в США дорого и долго — в среднем стоимость подобных судебных процессов составляет $1 млн в год, а сам процесс может длиться 2-3 года. На этом фоне выплата в размере $300 000 или $500 000, которую предлагает «по-хорошему» заплатить тролль, кажется более разумным выбором. Но в долгосрочной перспективе такой прецедент развязывает руки и этому, и другим патентным троллям, и в будущем компания, согласившаяся на сделку, рискует просто потонуть в бесконечных претензиях и исках в нарушении самых разных патентов. Сомнительных патентов и прикрывающихся ими патентных троллей очень много. Основная их масса сосредоточена в США, однако «индустрия» развивается, и патентные тролли начинают появляться и за пределами этой страны.

Выбор жертвы

Мы принципиально не идем на сделки с троллями, и, похоже, тролли начинают задумываться о том, чтобы отвечать нам взаимностью — в смысле не связываться с нами.

Выбирая потенциальную жертву, ее внимательно изучают, чтобы понять, насколько легко будет сорвать куш. В частности, тролли проверяют судебные базы, в которых содержится информация о том, когда, с кем, с какой активностью и результатом у конкретной компании были суды. Видя, что во всех судебных процессах с патентными троллями компания идет до конца, единственной из всех ответчиков (а их на каждый процесс насчитывались десятки) не соглашалась на урегулирование, они решают оставить нас в покое. При этом аналитика данных из открытых судебных баз показывает, что конкуренты со схожими технологиями обеспечения информационной безопасности продолжают становиться ответчиками по патентным делам. Другими словами, стратегия дает результаты, позволяет экономить на судебных издержках, потому что удается не участвовать в потенциальных судебных процессах.

Тактика защиты

Термин «идти до конца» требует некоторого пояснения. Это означает не просто сидеть, отписываться от запросов и отвечать на вопросы. За этим кроется серьезная аналитическая и экспертная работа, тщательная подготовка к каждой стадии судебного процесса. На слушания с жюри стороны выходят с десятком вынесенных решений, каждое из которых — выигранный или проигранный ими мини-процесс. Если до слушаний дело не доходит, то это не означает, что суда не было, это означает, что одна из сторон успешно провела эти мини-процессы и другой стороне уже стало очевидно, чем закончатся оставшиеся этапы.

«Читать» патент и «накладывать» его на существующую технологию по силу только юристу-технарю. Именно таким образом выстраивается позиция по ненарушению, которой предшествует стадия согласования терминов патента. Зачастую термин может относиться к разным сущностям, и в суде стороны представляют свои аргументы в пользу той или иной трактовки термина в конкретном случае. Отдельно выстраивается позиция по недействительности патента, которая связана с глубокими патентными исследованиями.

Если дело все-таки доходит до слушаний, то подготовка требует тщательной проработки выступления всех участников процесса. Сложность в том, что технические аргументы нужно сделать понятными человеку, далекому от таких материй. В жюри могут быть водители, преподаватели словесности, да и просто люди, которые никогда не имели дела с технологиями. За пять судов с троллями наши специалисты прошли огромный путь, мы научились не просто отбиваться, а и переходить в контрнаступление.

Важна и патентная чистота. Надо заранее исключать любые варианты нарушения чужих прав и внимательно следить за тем, чтобы не нарушать законодательство тех стран, в которых доступны программные продукты.

Допустим, программист работает над новым решением. Для ускорения работы он может воспользоваться каким-нибудь открытым кодом, который находится в свободном доступе, например, распространяется под лицензиями Open Source. Казалось бы, какие могут быть проблемы: открытые источники, бери и пользуйся. Не все так просто. Что-то действительно можно взять просто так, но зачастую нужно выполнить ряд условий, причем они могут быть такими, что не во всяком коммерческом проекте можно использовать этот код. Кто-то пренебрегает условиями лицензий и живет спокойно лишь до поры: в США опять же есть организации, которые следят за нарушением прав авторов Open Source. И суды по этим нарушениям бывают.

Поэтому вся планируемая к использованию сторонняя интеллектуальная собственность должна проходить проверку на предмет такой возможности (вплоть до звуков, картинок, видео и так далее). Конечно, это создает дополнительные неудобства для R&D-проектов, но это необходимо. Если все же без сторонних разработок никак не обойтись, то лицензируемся за деньги. Но это бывает крайне редко, в большинстве случаев проблему можно решить своими силами.

Помимо этого, перед реализацией разработанной в компании технологии, наши юристы проверяют ее на патентную чистоту. Это сложный процесс с использованием многочисленных специализированных патентных баз данных. Может оказаться, что выпускаемая технология уже кем-то реализована. В этом случае специалисты по интеллектуальной собственности вырабатывают рекомендации по изменению технологии, чтобы не нарушались чьи-то права с выходом проекта на рынок.

Наконец, юридический департамент активно занимается патентованием наших технологий. Сотрудники подразделения по интеллектуальной собственности — это и юристы, и технари в одном лице. Они не только занимаются патентованием изобретений, но и в некоторых случаях помогают развить разработку до патентоспособного уровня. На сегодняшний день в нашей компании уже 13 аттестованных Роспатентом патентных поверенных. И это хороший показатель профессионализма команды. Если же говорить про разработки, то сейчас у нас их более 600: 259 в США, 231 в России, 64 в ЕС и 54 в Китае. При этом по итогам прошлого года 15 наших патентов вошло в число лучших российских изобретений по версии «Роспатента».

Я уверен, что отлаженное взаимодействие между разработчиками и юристами позволит компаниям не только разработать новаторские решения, уважая интеллектуальные права третьих лиц, но и не дать патентным троллям незаслуженно претендовать на часть прибыли.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться