Берут чужое. Смогут ли Сбербанк и «Яндекс» потеснить AliExpress
Фото Getty Images

Берут чужое. Смогут ли Сбербанк и «Яндекс» потеснить AliExpress

Фото Getty Images
«Яндекс» и Сбербанк запустили бета-версию онлайн-магазина «Беру» на базе «Яндекс.Маркета». Событие вызвало противоречивые отклики экспертов, и не обошлось без скандала

«Яндекс» и Сбербанк объявили о запуске бета-версии торговой онлайн-площадки «Беру». Пока что она работает для своих сотрудников во всех регионах, а также для «желающих протестировать новый сервис» — для этого нужно как минимум иметь на «Яндексе» почтовый ящик.

На первый взгляд маркетплейс — логичный шаг в развитии бизнеса. Он создан на базе сервиса для сравнения цен «Яндекс.Маркет», но в отличие от него станет полноценной площадкой для торговли. Раньше пользователь после выбора товара по подходящей стоимости переходил непосредственно на сайт продавца для покупки, а маркетплейс предполагает совершение сделки на самой площадке. Примерами являются AliExpress и eBay. Нужен ли на российском рынке e-commerce еще один игрок и сможет ли он конкурировать с уже работающими большими площадками?

У создателей «Беру» есть большой опыт работы с онлайн-торговлей в «Яндекс.Маркете» — по сути, к нему был добавлен лишь один механизм — совершения транзакций через систему. Интеграция торговых операций в сервисы «Яндекса» логична: теперь не нужно будет переходить на сторонний сайт, отдельно регистрироваться для каждой покупки и, вероятно, получать в нагрузку еще один источник спама. «Впрочем, отсутствие supply-экспертизы (цепочка поставки товаров) и логистики вряд ли позволит «Беру» быстро встроиться в систему», — считает генеральный директор eBay в России и на развивающихся рынках Европы Илья Кретов.

Из преимуществ нового сервиса — унифицированная платежная система, которая будет служить гарантом безопасности. Для этого, по всей видимости, и привлекали Сбербанк, который инвестировал 30 млрд рублей в капитал «Яндекс.Маркета» за 45% акций. В пресс-службе компании на запрос Forbes ответили, что Сбербанк также «будет принимать активное участие в формировании стратегии «Яндекс.Маркета» на уровне совета директоров». Вероятно, что этим может заняться бывший глава китайской Alibaba в России Марк Завадский, который в апреле был назначен на должность вице-президента Сбербанка по стратегическим цифровым партнерствам.

Сбербанк обладает крупнейшей долей на рынке банковских услуг. Это значит, что у банка есть огромная лояльная аудитория, для которой участие кредитной организации в проекте может служить неким гарантом безопасности финансовых операций. «Выстраивая правильную коммуникацию, Сбербанк может мотивировать многих своих клиентов на онлайн-покупки. Надежность и доверие бренду, с одной стороны, и опыт работы с традиционными «офлайн»-клиентами, с другой, могут увеличить число покупателей в интернете», — считает директор по продукту оператора фискальных данных OFD.RU Владимир Акимов.

Покупать через сервис «Яндекса» будут — рынок интернет-покупателей в России только формируется и, очевидно, будет расти. «Однако есть риск, что в погоне за долей рынка «Яндекс» будет продавать рубль по 90 копеек, — предупреждает президент АКИТ Алексей Федоров. — И тогда даже эти огромные деньги закончатся». Механизм понятен: чтобы приучить пользователей и продавцов к новому сервису «Яндексу», нужно будет предлагать им самые выгодные цены и опции. Вопрос в том, сколько компания готова на это потратить.

Скандальные знаки

После публикации релиза «Яндекс.Маркета» выяснилось, что товарный знак «Беру!» уже был зарегистрирован, причем накануне: ООО «Беру» Александры Дорф существует с 2016 года, в апреле 2017 года она подала заявку на регистрацию товарного знака «Беру!», но Роспатентом марка была зарегистрирована лишь 12 апреля 2018 года. Сам проект занял домен Beru.io, что Дорф в своем Facebook объяснила очень высокой ценой домена beru.ru. «Яндекс.Маркет» подал 24 заявки на регистрацию товарного знака лишь в апреле 2018 года. Среди них «Беру», «Беру.ру», «Бе.ру», Be.ru, Beru и другие.

«Известно, что общий срок предоставления государственной услуги по регистрации товарного знака (включая в том числе подачу соответствующего заявления и проведение необходимых экспертиз) составляет 18 месяцев и 2 недели. Конечно, знак может быть зарегистрирован и раньше. Но никак не за месяц», — объясняет управляющий партнер Адвокатского бюро «Деловой фарватер» Роман Терехин. Однако то обстоятельство, что «Яндекс» к настоящему времени не получил свидетельства о государственной регистрации ТЗ, не означает, что его законный правообладатель не сможет защитить свои права в установленном законом порядке. В первую очередь это означает, что у «Яндекса» пока своего товарного знака нет, как нет и гарантий, что они его получат.

Понятно, что эти проекты делались не за один день. «Беру!» Александры Дорф — это классифайд (то есть рынок для торговли C to C), только без денег: здесь покупатели могут отдавать ненужный товар фактически бесплатно, получив за это внутренние баллы сервиса. Проект не был широко известен, и упоминаний в интернете было немного. Зато теперь в связи со сложившейся ситуацией о существовании сервиса узнали все.

Представители «Яндекса» отказались комментировать вопрос, но заявили, что знают о претензиях Дорф на товарный знак. Сама Дорф написала в Facebook, что действия «Яндекса» «противоречат действующему законодательству и являются нарушением прав на товарный знак, попыткой использования другой интеллектуальной собственности, недобросовестной конкуренцией». На вопрос Forbes о возможности решения дела в судебном порядке она ответила, что совместно с юристом рассматривает возможность предъявления претензии, как и другие варианты разрешения спора.

«Судебные перспективы, если до этого дойдет, выглядят для «Яндекса» не очень привлекательно, — считает партнер юридической компании Polegis Сергей Кормилицин. — Как правило, суды встают на сторону правообладателей, тем более у Дорф все зарегистрировано в установленном законом порядке. Достаточно вспомнить дело Anywayanyday и Aviasales (которое даже не дошло до суда) и многие другие, где суды запрещали использовать доменные имена, «похожие до степени смешения». Думаю, представители «Яндекса» смогут так или иначе договориться. В противном же случае в суде у них не так много шансов на успех».

«Более того, никто не отменял возможность заключения лицензионного договора или же продажи товарного знака, как такового, — говорит Роман Терехин. — Все зависит от того, найдут ли понимание стороны конфликта в финансовой стороне вопроса. Если нет, тогда точку поставит суд». Сумму возможной компенсации юристы пока не могут назвать, но отмечают, что для сервиса Александры Дорф сложившаяся ситуация только на руку: скандал повысит узнаваемость сервиса.

Подходящий момент

В 2017 году, согласно данным АКИТ, рынок онлайн-ретейла рос не так интенсивно, как в 2016-м. Для сравнения: в 2016 году общая выручка интернет-торговли составила 960 млрд рублей (+21% за год), в 2017-м — 1040 млрд рублей (+13 % за год), причем 64% от этой суммы составила внутренняя онлайн-торговля. Больше трети этих денег россияне потратили на покупки в иностранных онлайн-магазинах. Причем половина всех затрат пришлась на Китай, а по количеству зарубежных посылок китайская доля составила 91%.

Согласно экспертизе АКИТ, на текущий момент AliExpress — это самая активно функционирующая компания на российском рынке онлайн-ретейла, которая (наравне с Avito) сформировала экосистему доступных интернет-покупок.

За четыре года работы на российском рынке аудитория интернет-магазина выросла до 60 млн уникальных ежемесячных посетителей. Преимущества AliExpress заключаются в ценовой политике (средняя стоимость покупки не превышает 1000 рублей), а также в развитии целой культуры потребления китайского товара, пусть и не всегда качественного, зато дешевого. AliExpress привел в мир онлайн-покупок новую категорию граждан, которые всегда боялись потратить деньги и не получить свой товар. В 2017 году AliExpress стал активнее следить за качеством, отслеживать трекинг и блокировать продавцов и производителей подделок. В свою очередь, и для самого AliExpress Россия стала одним из крупнейших рынков: в 2017 году российские покупатели получили через сервис более 220 млн посылок, а это 29% от всего бизнеса AliExpress, согласно статистике, предоставленной АКИТ.

АКИТ прогнозирует, что в 2018 году рынок онлайн-ретейла вырастет на 20% и составит 1,25 трлн рублей. Учитывая, что о планах выхода новых иностранных площадок на российский рынок не слышно, российская доля этой суммы может увеличиться как раз за счет нового сервиса «Беру».

Оборот внутренней онлайн-торговли России в 2017 году в абсолютном выражении составил 665,5 млрд рублей — это не только маркетплейсы, но и отдельные онлайн-магазины. И на первый взгляд кажется, что высокая доля российских компаний в онлайн-торговле говорит об острой конкуренции, однако это не так. По статистике компании «Яндекс.Маркет», вся индустрия онлайн-торговли в России составляет лишь 4% от рынка ретейла, в то время как во многих других странах этот показатель превысил отметку 10%, а в некоторых — 15%. В пресс-службе «Яндекс.Маркета» объяснили Forbes, что в текущей ситуации, вместо того чтобы конкурировать с другими онлайн-площадками, «надо бороться за создание инфраструктуры для удобной покупки, чтобы люди могли быстро, удобно и не сомневаясь в качестве покупать в интернете. А сэкономленное время тратить на себя».

Исходя и этой логики, российскому рынку онлайн-ретейла есть куда расти. «Интернет-торговля в России — все еще молодой и динамично развивающийся рынок. И если его развитие будет продолжено не лоббистскими, а рыночными методами, мы увидим еще больше интересных сделок, новых игроков, что позитивно скажется на встраивании российского бизнеса в общий процесс глобализации», — заключает Илья Кретов.

Новости партнеров
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться