Не до Луны: что ждать от отечественной космонавтики при Дмитрии Рогозине
Вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин и Президент РФ Владимир Путин (слева направо) / Фото Алексея Дружинина / Пресс-служба Президента РФ / ТАСС

Не до Луны: что ждать от отечественной космонавтики при Дмитрии Рогозине

Иван Чеберко Forbes Contributor
Вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин и Президент РФ Владимир Путин (слева направо) Фото Алексея Дружинина / Пресс-служба Президента РФ / ТАСС
Почти синхронно с главой NASA поменялся руководитель Роскосмоса. Только Дмитрию Рогозину предстоит решать задачи совсем другого плана. Сможет ли он спасти российскую космонавтику

Госкорпорацию «Роскосмос» возглавил Дмитрий Рогозин — бывший вице-премьер и главный идеолог космической отрасли последнего периода. Именно он в 2014 году обозначил стратегическую цель российской космонавтики: освоение Луны. Не просто полет (один или несколько) туда и обратно — «флаговтык» на жаргоне космонавтов, а именно освоение с созданием обитаемой базы.

Много лет до этого околокосмические аналитики жаловались, что у российского космоса нет стратегической задачи. Особо остро дефицит больших задач проявился в середине нулевых, когда в бюджете появились деньги на масштабные проекты (на новый космодром, к примеру), а захватывающих дух целей не было. И вот в 2014 году такая задача наконец появилась — колонизация Луны.

Прагматичный подход

С тех пор прошло четыре нелегких года. За это время выяснилось следующее: Россия постепенно теряет позиции на рынке пусковых услуг, из-за отраслевых санкций приходится переносить или вовсе отменять многие проекты в области спутникостроения (обновление орбитального флота ГЛОНАСС, например), а срок жизни МКС — пока главного космического проекта столетия и основы нынешней пилотируемой космонавтики — ограничен 2024 годом. Дальше американцы, основной спонсор проекта, ее финансировать не хотят.

За эти годы Дмитрий Рогозин стал прагматичнее: если в начале санкционной войны он сыпал мемами про батут, с помощью которого американцы могут отправлять астронавтов на МКС, то теперь признает, что нам есть что позаимствовать у Илона Маска.

Трагикомизм нынешней ситуации еще и в том, что денег на организацию (или на подготовку к осуществлению) лунной экспедиции в итоге так и не дали, объяснив, что в стране кризис и нужно сосредоточиться на утилитарных задачах. А задачу колонизации Луны при этом не отменили.

Изначальный вариант ФКП, составленный Роскосмосом с учетом поставленных задач по освоению Луны, имел бюджет 2,85 трлн рублей, который включал в себя такие статьи, например, как разработка лунного грейдера и трактора. Что логично: если строить на Луне базу, то и средства для этого нужны особые.

С небес на Землю

К последнему чтению бюджет похудел до 1,5 трлн рублей. Из текста действующей Федеральной космической программы на 2016-2025 годы вычеркнули все статьи, касающиеся пилотируемой экспедиции на Луну (от посадочного модуля до лунного скафандра, не говоря уже о тракторах), за исключением корабля «Федерация». Но работы по нему финансируются сейчас так, что взлетит он еще не скоро. К тому же ракеты для его доставки к Луне у нас нет, и вопрос с ее созданием не решен даже в первом приближении — нет ни эскизного проекта такого носителя, ни сметы его создания. Поэтому «Федерация» в нынешнем виде — это скорее господдержка конструкторского коллектива ракетно-космической корпорации «Энергия», чем в полном смысле создание нового космического корабля.

И так происходит не только с «Федерацией». В частных беседах представители Роскосмоса признают, что даже из законодательно обещанных на космическую деятельность сумм выделяется порядка 50%. Правительство сегодня держит космическую отрасль на голодном пайке.

Вот в таких условиях новый глава Роскосмоса приступает к работе.

Первым делом ему предстоит решать задачи насущные. Например, снижать аварийность. Это раньше Рогозин мог строго спрашивать за неудачи при запусках, а теперь спрашивать будут с него. Чтобы примерно представить масштаб и трудность задач, приведу несколько примеров. Возьмем Центр Хруничева, там делают ракеты «Протон» и разгонные блоки «Бриз», с которыми в последние семь лет случился целый букет аварий: было потеряно шесть навигационных спутников «Глонасс», три спутника «Экспресс», один аппарат «Ямал», спутники вещания Telcom и MexSat.

Также «Хруничев» делает модули для МКС. Многоцелевой лабораторный модуль был готов в 2013 году, и его отправили в РКК «Энергия» для проверки и последующего оснащения. В «Энергии» модуль проверили и нашли грязь в трубопроводах. Кто-то там что-то забыл или специально набросал. Все пришлось переделывать — модуль до сих пор на Земле, а не в космосе.

Чуть позже на «Хруничеве» при входном контроле в коллекторе для подачи воздуха двигателя второй ступени ракеты обнаружили несколько неиспользованных трубчатых алюминиевых пломб. За дело взялось ФСБ, 15 человек проверили на полиграфе и в итоге нашли того, кто накидал посторонние предметы в двигатель. Это был рабочий, недовольный условиями труда и обиженный на руководство.

Годом позже 53-летний начальник бюро механического цеха «Хруничева» Геннадий Лажков покончил жизнь самоубийством, прыгнув с крыши цеха. Сообщалось, что причиной суицида стало снижение доходов: из-за регулярных аварий предприятие стало меньше зарабатывать, и все надбавки и премии срезали. Улучшился ли настрой сотрудников «Хруничева» с тех пор? Судя по тому, что предприятие в колоссальных долгах, измеряемых десятками миллиардов рублей, вряд ли там что-то улучшилось кардинально.

Еще один пример: в подмосковном Королеве расположено головное научное предприятие Роскосмоса — ЦНИИмаш. На его территории базируется знаменитый ЦУП — Центр управления полетами. Примерно там же должен был быть построен Центр контроля ГЛОНАСС — красивое современное здание. В них предполагается разместить средства сбора информации с глобальной сети станций и ее обработки для получения навигационных решений с недостижимой сейчас сантиметровой точностью.

В 2010 году началось строительство, а в 2013-м оно было заморожено на завершающей стадии. Потому что часть денег украли подрядчики. Результат: здание стоит недостроенным и по сей день.

И слава, и позор — теперь все одному

Денег, что были в отрасли раньше, 8-10 лет назад, теперь нет. Но проблемы остались. А главное, задачи остались. Это и Луна, и сверхтяжелый носитель, и последующие очереди космодрома Восточный.

Трудно сказать, в какой пропорции Дмитрий Рогозин должен разделить успехи и неудачи космонавтики за предыдущие годы с предыдущим главой Роскосмоса Игорем Комаровым. Но он хорошо понимает, куда пришел: в правительстве именно он курировал военную и космическую отрасли. Именно с его подачи в последние годы было начато закручивание гаек — уголовное преследование руководителей целого ряда крупнейших предприятий: РКК «Энергия», Центра Хруничева, ЦСКБ «Прогресс» и других. Так что легкой жизни руководителям предприятий отрасли и теперь ждать не приходится.

Новости партнеров