Детский код. Как с пеленок учат понимать логику компьютера | Технологии | Forbes.ru
$59.05
69.74
ММВБ1958.52
BRENT52.53
RTS1044.96
GOLD1290.09

Детский код. Как с пеленок учат понимать логику компьютера

читайте также
+42 просмотров за суткиСексизм или профессионализм: сотрудник Google поставил весь мир в неудобное положение +47 просмотров за сутки«Делай как я»: нужно ли программисту высшее образование? +2 просмотров за суткиОстаться в Лондоне: кто убедил миллиардера Питера Тиля инвестировать в искусственный интеллект +2 просмотров за суткиСооснователь Mail.Ru Group Дмитрий Гришин инвестировал в игровой смартфон Wonder +1 просмотров за суткиНовые вершины: зачем предпринимателю учиться программировать Группа «Черкизово» модернизировала телеком-системы и в два раза* сократила расходы на корпоративную связь +5 просмотров за суткиДавид Якобашвили: «Сегодня можно решить проблему загрязнения крупных городов в два счета» Команда ИТМО из России в седьмой раз выиграла чемпионат мира по программированию +2 просмотров за суткиОптимизируй это: как стартапу сэкономить половину бюджета Apple купила производителя устройств для отслеживания сна Beddit +2 просмотров за суткиДва континента: зачем стартапу офисы в Кремниевой долине и Петербурге +4 просмотров за суткиПринципиальный момент: как человеческий фактор влияет на бизнес +4 просмотров за суткиЮрий Мильнер вложился в стартап для покупки акций Robinhood +3 просмотров за суткиUber пообещал создать летающий автомобиль к 2020 году +1 просмотров за суткиUber уличили в слежке за главным конкурентом в США Фонд Intel инвестировал в систему мониторинга электродвигателей на заводах +1 просмотров за суткиДве вселенные: чему российским стартаперам можно научиться у западных коллег +4 просмотров за суткиРоссия стала ключевым рынком для BlaBlaCar Ослабить пояса: в чем опасность стратегии тотальной экономии для стартапов +2 просмотров за суткиОбетованные стартапы: за счет чего Израиль стал крупнейшим игроком в трансфере технологий +94 просмотров за суткиКак продать платье женщине, которая точно знает, чего хочет

Детский код. Как с пеленок учат понимать логику компьютера

Елена Краузова Forbes Contributor
Андрей Лобанов Фото DR
Зачем бывший аналитик McKinsey учит школьников программировать на собственной онлайн-платформе

Желтый робот на подвижной платформе и с руками — гаечными ключами должен изучить пространство ракеты, направляющейся на Марс, разрушить камни лабиринта, построить базу, пробраться в подземелье и спасти старого друга — полковника Кеплера.  В арсенале только набор команд: простых («вперед», «влево»)  и сложнее («если ...выполнить... иначе…», «выполнять пока не...»). Бывший консультант McKinsey Андрей Лобанов ходит между рядами сидящих за компьютерами школьников в культурном центре «ЗИЛ», вглядываясь, у кого из учеников (их называют «астрокадеты», это ребята 8-12 лет) на экране ошибки, а у кого робот переходит на следующий уровень. «Только 15% людей, задействованных в ИТ-отрасли, — программисты, но остальные тоже должны  понимать, как  устроен код, как машина «думает»,  - говорит Лобанов. Его стартап  «Алгоритмика» посвящен обучению детей программированию, но в отличие от других подобных школ они разработали для курсов собственную онлайн-платформу. На что рассчитывает Лобанов, алгоритмизируя обучение алгоритмам?

Гуманитарный технарь

Лобанов никогда не мог определиться, гуманитарий он или технарь.  Переехав из Калуги в Москву для учебы на мехмате МГУ, он в первый день занятий понял, что, несмотря на победы в областных олимпиадах и огромное желание, гениальным математиком ему не быть.  Год он тянулся за теми, кто пришел на факультет после всероссийских и международных олимпиад и многих лет репетиторства у лучших математиков — и махнул рукой. Со второго курса Лобанов отказался от амбиций великого ученого, зато пробовал одну за другой бизнес-идеи. К выпускному курсу у него уже было собственное агентство интернет-рекламы: 12 сотрудников в подчинении, поток фрилансеров и ежегодный оборото более 10 млн рублей.

«Однажды я взглянул на это все и подумал, что когда тебе 20, твои компаньоны — твои ровесники и для продаж ты нанимаешь таких же 20-летних, это как-то несерьезно», — говорит Лобанов. Он продал долю в бизнесе и ушел в McKinsey. Как старший аналитик он занимался стройками горнодобывающих комплексов, транспортом и логистикой, писал стратегию для бизнес-школы, запускал отделение  крупного банка в Казахстане.  

Через четыре года Лобанов, как это часто бывает в консалтинге, захотел открыть свое дело.  Конкретных планов не было,  но после «математического» периода расчета моделей и борьбы за плановые показатели в его жизни наступил «гуманитарный»  -  он решил разобраться в искусстве.  Знакомые гуманитарии советовали начать с «кирпичей» по теории и истории искусства. Лобанов стал искать в Москве лекции, где бы простыми словами объясняли, в чем основные идеи произведений Кафки, или «на пальцах»  рассказывали о пути Малевича к супрематизму, но ничего такого не нашел. В августе 2016 года он запустил проект «Синхронизация»  с короткими курсами по кино, живописи, литературе, музыке. В  McKinsey хорошо научили делать презентации, понятные самой широкой аудитории, и отлаживать бизнес-процессы. За два года у проекта было более 1000 слушателей и около 1 млн рублей выручки ежемесячно, при этом около 30% клиентов совершали минимум две покупки.

Программирование с пеленок

Как-то в интернете Лобанову попалась на глаза программа, созданная энтузиастами MIT, под названием Scratch. Scratch — это язык и визуальная среда программирования, где нужно не писать код с нуля, а собирать его из блоков-команд в drag-and-drop-интерфейсе. Внося в программу изменения, можно создавать объекты (в Scratch они называются «спрайтами», это может быть животное, буква, герой сказки и т. д.) и управлять ими. Для каждого спрайта (от рыжего кота до ракеты) есть набор блоков — движение, внешность, звук, события  и т. д. Со скриптами из разных групп команд можно создать анимированные истории   (кот поет на сцене, а ракета отправляется в космос) и даже простые игры. На официальном сайте Scratch зарегистрировано более 15 млн человек (дети и подростки 8-16 лет), создано почти 18,5 млн проектов. Вскоре появилась Hopscotch — версия Scratch для устройств Apple, а в 2013 году группа разработчиков из Кэмбриджа запустила ScratchJr, упрощенный вариант для детей 5-7 лет. Он получил на KickStarter  более $77 000.  А лаборатория MIT, придумавшая Scratch, продолжает распространять его бесплатно для музеев, школ, библиотек и домашнего использования, среди спонсоров проекта, например, Google, LEGO, Intel.  

Вслед за Scratch появились новые программы, сайты и мобильные приложения для объяснения основ логики и программирования детям. В игре Tynker, например, тоже нужно решать головоломки с помощью инструментов визуального программирования. Еще множество приложений предлагают простые логические игры. Так, в игре Kodable нужно находить выходы из лабиринтов (это в дальнейшем поможет лучше понять основы теории алгоритмов, уверены ее создатели), это задание для детей от двух лет. Большинство из созданных «обучалок» ориентированы все же на младших школьников, во многих из них команды, записанные в виде наглядных блоков, дублированы строками  кода, так что дети могут понять принципы синтаксиса языков программирования.  

Почему все больше родителей хотят научить детей программировать? Этот навык становится все более востребованным. Исследователи компании Burning Class проанализировали 25 млн вакансий на рынке США, оказалось, 7 млн из них  связаны с навыками программирования. Они нужны не только работникам ИТ-отрасли и инженерам, но и аналитикам «больших данных», дизайнерам и артистам, ученым. Число вакансий,  предусматривающих умение писать код, растет на 50% быстрее, чем рынок труда в целом, и на 12% быстрее, чем в среднем на нем. На таких позициях, в среднем, ежегодно получают на $22 000 больше, чем на позициях без знаний о коде. 8 из 25 самых высокооплачиваемых работ в США в ежегодном рейтинге Glassdoor  - в технологическом секторе и так или иначе связаны с умением работать с данными.

В России развиваются те же тренды. Так, по данным ВЦИОМ в 2010 году, 45% опрошенных программистов на портале HeadHunter ответили, что хотели бы, чтобы их дети выбрали ту же профессию (сопоставимые показатели только у юристов). По данным портала SuperJob, в 2016 году наблюдался рост спроса и конкуренции за персонал в сфере ИТ. 

Но многие идут дальше и считают, что умение понимать логику компьютеров вскоре станет неотъемлемой частью любой работы.  «В будущем будет востребовано не только умение писать код, — объясняет Андрей Лобанов. — Мы должны будем научиться думать алгоритмически, как машины, распознавать  те задачи, которые можно отдать роботу или программе». Одни из самых ярких популяризаторов такого подхода — основатели некоммерческой организации Code.org,  которую поддерживают  не только Марк Цукерберг, Бил Гейтс и Джеф Безос, но и актер Эштон Кутчер и Снуп Дог. Code.org проводит образовательную акцию «Час кода», в которой участвуют уже 10% студентов во всем мире, организует онлайн-курсы и занятия в школах, готовит учителей в сфере компьютерных наук.

Программирование должно стать массово доступным, а первоначальные представления о нем нужны каждому ребенку, решил Лобанов. Чем раньше человек познакомится со скриптом, тем легче развить у него технологическое мышление.  И хотя многие игры с элементами программирования доступны на русском языке (у Scratch  России  больше 8,3 млн пользователей),  Лобанов решил, что для России нужен новый продукт. Во-первых, созданный изначально для российской аудитории (с учетом российской системы дошкольного и школьного образования, с героями, близкими именно российскому ребенку), во-вторых, который можно будет настроить для детей с разными уровнями знаний, в-третьих, который будет встроен в уроки с преподавателем (смешанное обучение вместо онлайн-курсов).  

Предприниматель и его партнеры вложили более 3 млн в онлайн-платформу «Алгоритмика», основанную на Scratch и других программах. Уровни в ней адаптированы под определенное число занятий с учителем — это позволяет ученикам получать и последовательно улучшать конкретные навыки. В России есть продвинутые преподаватели, они работают с талантливыми детьми, но для аудитории обычных школьников ИТ-продуктов нет, говорит Лобанов. «Например,  в детских клубах есть те, кто пытался использовать игры с основами программирования, но все заканчивалось через два-три занятия, потому что нет четкого понимания, как выстроить комплексный образовательный процесс», — поясняет Лобанов.  

К обсуждению он подключил американского программиста Дерека Брина, автора книги Scratch For Kids и разработчика образовательных программ для лабораторий MIT, преподавателя программирования в одной из школ в Кембридже. Чтобы завоевать интерес Брина, Лобанов устроил ему экскурсию по Москве (москвоведение ему помогли подтянуть курсы «Синхронизации»). Экскурсия произвела на американца впечатление, а когда он выслушал бизнес-идею предпринимателя, то согласился консультировать стартап. «В поездках я вижу, что Scratch вырос до универсального образовательного инструмента, его используют не только для обучения программированию, но и в других дисциплинах», — говорит Брин, сравнивая Scrtach с PowerPoint и Adobe Photoshop. Регулярно давать советы проекту согласился также Сергей Бебчук, директор школы № 1199 «Лига школ» (одна из старейших московских школ для одаренных детей) и методист проекта «Учитель для России» для уроков информатики.  Сейчас с Лобановым работают десять человек — несколько выходцев из «Яндекса» среди программистов и продакт-менеджеров, аналитики и кураторы из стартапов в сфере онлайн-образования.  Игровую механику для «Алгоритмики» продумывает продюсер, пришедший из компании-первопроходца на рынке квестов «Клаустрофобии».

Уроки «Алгоритмики» связаны одним сюжетом — колонизацией Марса. Это помогает развивать детей разносторонне — между заданиями по программированию можно рассказать о планетах Солнечной системы и принципе работы ракеты. Время таких небольших «лекций», время работы в группах, время индивидуальной работы четко фиксированы, структура урока задается блоком курса на онлайн-платформе.  По итогам прохождения каждого задания система анализирует, сколько времени потребовалось ребенку для выполнения задания, как часто он совершал ошибки и т. д. — на основе этой статистики учитель может  подстраивать темпы прохождения программы под учеников. Всего у «Алгоритмики» 16 уроков, при запланированном одном уроке в неделю.  Во время первых уроков дети узнают об операторах логики и основах программирования, оттачивают их на заданиях, затем создают свои проекты. Обычно это мультфильмы с оригинальными сюжетами или игры, в которых задействованы герои все того же полета на Марс.  «В реальной жизни нет задач  «2+2=4», у тебя есть только цель и инструменты — реши сам, что и как использовать, — объясняет Лобанов. — К этому мы и готовим». После такого курса, считает Лобанов, ребенок сможет одинаково хорошо применять навыки программирования для дизайна, робототехники и для создания новых, более сложных, приложений. Новые модули «Алгоритмики», после первого универсального, будут включать уроки по смежным дисциплинам.  Для создания новых уроков стартап привлек 12 млн рублей от бизнес-ангелов и теперь нанимает новых программистов и методистов.  Также эти деньги пойдут на доработку платформы — например, и у учителей, и у родителей появятся личные кабинеты для мониторинга успехов ребенка.

Кодинг вместо токарного станка

Спустя полгода после старта проекта в группах «Алгоритмики» учатся 80 детей, выручка проекта прошла отметку 600 000 рублей. Новый проект экономит на аренде и проводит занятия в центрах детского творчества, библиотеках, в культурном центре «ЗИЛ». В начале декабря команда Лобанова стала партнером всероссийской акции «Час кода» (в 2015 году она вовлекла 8,3 млн школьников). В рамках «Часа кода» на уроках информатики в школах рассказывают об азах программирования, на такие занятия приходят звезды и видеоблогеры. «Алгоритмика» сделала тренажер для «Часа кода», а также провела открытые уроки на онлайн-платформе для 500 с лишним детей. Сотрудничество со школами позволит убедить учителей школ и центров дополнительного образования  использовать их во время занятий в классах. Стартап также рассчитывает разработать совместно с МГПУ курс повышения квалификации школьных учителей, переговоры идут. 

Лобанов хочет продавать подписки школам и центрам детского творчества. Подписка на сервис (по модели SaaS, software as a service)  будет стоить около 1200 рублей на школьника за один курс. «Алгоритмика» рассчитывает и на российский рынок, где целевую аудиторию предприниматель оценивает в 15 млн человек, и на рынок стран СНГ, где она превышает 20 млн учеников.  Но запуск факультативов и внедрение технологии в уроки основной программы потребует много времени на разрешительные документы и работу с директорами школ и местными администрациями. Параллельно создатели  «Алгоритмики» рассчитывают получить поддержку крупных ИТ-компаний, которые хотят популяризировать программирование («Час кода» поддерживают, например, Acronis, Zeptolab, «Лаборатория Касперского» и др). Впрочем, продукты «Алгоритмики» пригодятся не только на уроках информатики, уверен Лобанов. «Чему должны учить преподаватели труда и технологии? Не только пилить лобзиком и работать на токарном станке, — говорит он.  - В классы приходят 3D-дизайн и робототехника, а тут без программирования — никуда».

Что у конкурентов

В России школы, популяризирующие программирование для детей, уже есть. У школы «Кодабра»  -  курсы в Москве, Санкт-Петербурге, а оборот превышает 2 млн рублей в месяц. За два года работы курсы «Кодабры» прошли около 1500 детей, а если считать бесплатные уроки в общеобразовательных школах, аудитория вырастет до 15 000. В «Кодабре» начинают с игр вроде Tynker, а потом переходят на Scratch. По словам  Дарьи Абрамовой, руководителя проекта, ребенок всегда может выбрать своего героя, фон, музыку, цветовые эффекты — такое разнообразие увлекает детей. Поскольку число созданных проектов может быть фактически бесконечным, для школ программирования это означает, что ученики не прекращают обучение, достигнув определенного уровня, а продолжают с интересом работать над новыми и новыми проектами. К тому же создатели школ могут продавать  разные типы курсов  - например, по 3D-моделированию, по созданию сайтов и т.д.  «При  масштабировании образовательных проектов все равно необходимо обучать штат преподавателей, искать помещения, без офлайна для обучения программированию не придумали пока ничего грандиозного, — говорит Абрамова об идее «Алгоритмики». —  Поэтому онлайн-продукт, конечно, должен быть, но он должен скорее вовлекать учеников и собирать заявки, чтобы потом сам процесс учебы шел в офлайне». Владимир Русинов, основатель другой компании, «Школа кода», предполагает, что число детских образовательных проектов в сфере ИТ будет расти, но эффективность продуктов и бизнес-моделей станет понятна только через несколько лет. «Сейчас все мы как слепые котята, внедряем различные подходы, получаем обратную связь от детей и родителей, на основе этого адаптируем методы обучения, — говорит Русинов.  - Все еще основной целью остается проповедование ИT-образования для детей с ранних лет».

Лобанов пока делает ставку на собственную сеть образовательных центров. По итогам первой половины 2017 года он рассчитывает обучить в «Алгоритмике» 300 человек, к концу 2017 года — 1500.  У предпринимателя уже есть четыре предложения от потенциальных франчайзи: так как урок строится исходя из заданий онлайн-программы, образовательную услугу нетрудно стандартизировать  и продавать без ущерба  для качества обучения.    А Лобанов не скрывает, что переход от «Синхронизации» к  «Алгоритмике» для него — та самая возможность снова превратиться из гуманитария в математика. «Когда мне на мехмате рассказывали о теории чисел и дифференциальной геометрии, я видел, как мне это может пригодиться, — признается предприниматель. — Потом на Coursera и открытых курсах MIT я слышал о тех же вещах, но с конкретными примерами, и понимал математический анализ куда лучше. Я так хорошо запомнил эту боль: тебе рассказывают о сложных вещах с абстракциями, хотя дела пошли бы лучше с  отсылками к реальности, что теперь я хочу оградить от этой боли детей».