Как бывший инженер-физик сделал бизнес на создании виртуальных миров | Forbes.ru
$58.8
69.38
ММВБ2152.41
BRENT63.19
RTS1153.32
GOLD1255.11

Как бывший инженер-физик сделал бизнес на создании виртуальных миров

читайте также
+1364 просмотров за суткиВиртуальная реальность стимулирует к покупке новой квартиры и повышает квалификацию хирурга +55 просмотров за суткиИгра началась: как выбрать игровую приставку Рыночная реальность: что нужно знать о виртуальных технологиях в 2017-м Новое измерение: дополненная реальность принесет Apple $15 млрд к 2020 году Голосовые ассистенты, VR, краудсорсинг: как IT-технологии влияют на рынок ивентов? Виртуальный «нарратив»: как использовать разные типы опыта в VR-продуктах? Интерфейс будущего: что ждет технологии виртуальной, дополненной и смешанной реальности к концу 2017 года? +37 просмотров за суткиКак использовать VR-технологии для бизнеса? Что ждать от «железа» для VR в течение 2017 года? +4 просмотров за суткиПрыгнуть в пропасть и выжить: что можно сделать на 50 млн рублей в виртуальной реальности? Корпоративный 3D-принтинг: почему новые устройства не вышли в дома и квартиры? +4 просмотров за суткиVR-«железо» в бизнесе: не шлемом единым Жизнь в форме J: риски и возможности ускорения диффузии технологий Марк Цукерберг представил VR-соцсеть Facebook Spaces +4 просмотров за суткиЭра цифрового самообслуживания. Заменят ли виртуальные покупки реальный шопинг? Виртуальный диван: как российские инженеры учат риелторов в США использовать 3D-туры для продаж От реальности не скрыться: что произойдет с VR-технологиями в 2017 году «Блокбастер» для Oculus Rift: каким будет рынок контента для VR? Из Ижевска в виртуальную реальность: как стартап BoxGlass развивает VR вместе с Google Школа миллиардера: возможно ли сделать шлем виртуальной реальности доступным Лувр 2.0: как интернет, роботы и виртуальная реальность трансформируют музеи

Как бывший инженер-физик сделал бизнес на создании виртуальных миров

Ксения Докукина Forbes Contributor
фото Pol Roberts для Forbes
Фирма «Элиговижн» Сергея Матвеева создает объекты виртуальной и дополненной реальности — от «живых 3D-меток» до островов


«На нашем острове есть город, атомная и гидроэлектростанции, аэропорт, порт, — перечисляет Сергей Матвеев, директор компании «Элиговижн». — И даже вулкан». Кажется, будто владелец турфирмы расхваливает райское местечко в океане. Но тут он говорит: «Этот мир сам по себе живет, а мы над ним летаем, как боги». Остров Матвеева, сделанный по заказу «Российских космических систем» (РКС), существует в виде компьютерной модели и визуально воплощается на дисплее.

Бизнес «Элиговижн» — виртуальная и дополненная реальность, сочетающая настоящие и созданные с помощью компьютера объекты. Например, когда, встав на нарисованный камень,  можно перенестись на скалу в море и погладить косатку, показавшуюся из воды.  И все это на экране (проект для торгового центра «Мега»). Фирма Матвеева невелика — 12 сотрудников, но в своей нише — одна из самых успешных по числу и сложности заказов, говорит главный редактор портала о технологиях дополненной реальности Arnext.ru Алексей Лисовицкий. В России всего четыре компании создали на таких разработках бизнес федерального (по уровню клиентов) масштаба.

Неосвоенность рынка как раз и привлекла Матвеева, решившего в 2008 году уйти из науки в бизнес. 53-летний Сергей Матвеев — инженер-физик, выпускник МИФИ — успел поработать в Институте физики высоких энергий, создававшем советский протонный коллайдер. В 1994 году из-за нехватки финансирования проект застопорился, ученые разошлись кто куда. Матвеев устроился на частное предприятие, выпускавшее наклейки-голограммы, но науку не бросил: писал диссертацию «Исследование и разработка алгоритмов визуального анализа и представление данных в физических приложениях». А защитив кандидатскую, получил приглашение от Fraunhofer Gesellschaft — немецкого объединения институтов прикладных исследований. Переезд позволял заняться темой, о которой в России тогда разве что слышали, — виртуальной реальностью.

Будущий предприниматель не предполагал, что привезет из Германии стартовый капитал — деньги и знания. Став в 2001 году научным сотрудником Института медийных коммуникаций в Санкт-Августине неподалеку от Бонна, а потом руководителем проектов, Матвеев погрузился в изучение возможностей 3D-технологий. «Помню, в дни открытых дверей мы держали наготове креслица для пожилых немцев, у которых голова шла кругом, когда они, зайдя в демонстрационную комнату, видели, как у них под ногами проплывают кольца Сатурна», — вспоминает он.

Технологии виртуальной и дополненной реальности позволяли создавать не только сложные экспонаты (например, «Витрину фотосинтеза» для Deutsches Museum Bonn), но и ПО для индустриального сектора (например, для наглядной демонстрации результатов краш-тестов). В 2006 году у Сергея заканчивался контракт с немцами. Иван Бортник, генеральный директор государственного Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, во время визита в кампус Fraunhofer позвал Матвеева в Россию: «Тут твои идеи тоже найдут поддержку». Сергей вернулся, создал компанию «Элиговижн» и начал разрабатывать программное обеспечение для 3D-презентаций.

От фонда Бортника он получил грант — 750 000 рублей, вложил в фирму немецкие гонорары, «несколько десятков тысяч евро». Сотрудники — студенты мехмата МГУ (в том числе дети Матвеева) — работали дома. Через год Матвеев получил еще один грант Фонда содействия — 1,5 млн рублей (чтобы его получить, он должен был сам вложить такую же сумму), закупил оборудование, снял офис. Но заказов было немного, и все мелкие. «Мы эмпирически пытались понять, как продавать наши разработки, — вспоминает программист-бизнесмен, — набивая по ходу синяки и шишки».

Помог случай. Сотрудники киевского офиса рекламного агентства Grey готовили кампанию для сигарет Kent-Nanotek. В поиске оригинальных решений они наткнулись в интернете на сайт «Элиговижн». Летом 2008 года компания получила от Grey заказ на 2 млн рублей на 3D-презентацию с эффектом движения по тоннелю внутри черного куба, наполненного изображениями логотипа Kent. За Grey последовали другие заказчики, и с этого момента «Элиговижн» перестала жить на государственные деньги. Заказчики приходили сами, находя компанию через интернет и по рекомендациям.

Среди клиентов было немало госструктур. В декабре 2008 года интерактивная 3D-презентация «Элиговижн» «Путешествие в мир наночастиц» украсила стенд Федерального агентства по науке и инновациям на форуме по нанотехнологиям в Москве. А в начале 2009 года Матвееву позвонили из «Российских космических систем»: для участия в салоне в Ле-Бурже требовалось нечто, демонстрирующее возможности ГЛОНАСС. В «Элиговижн» придумали виртуальный остров. Он оживает, когда включается компьютер. На дисплее появляются леса, поля, дороги, 
по которым едут машины. Виртуальная модель отслеживает все процессы в реальном времени и координирует их. Вот возле острова терпит крушение танкер, и МЧС начинает операцию спасения.

Демонстрация в Ле-Бурже прошла успешно, и с тех пор, как говорят в пресс-службе РКС, «Элиговижн» стал единственным российским разработчиком интерактивных 3D-решений для корпорации. Виртуальный остров развивается — там появились новые объекты, а его стоимость для РКС за три года выросла со стартовых 3,5 млн рублей до 10 млн рублей.

Крупный заказ обычно тянет на 2–3 млн рублей. Заказы попроще — менее 1 млн рублей. В среднем за год «Элиговижн» выполняет до 10 проектов разного масштаба. Например, с использованием «живых 3D-меток»: для журнала «XXL» была создана девушка-модель, танцующая стриптиз на экране ноутбука или планшета каждый раз, когда объектив гаджета подносили к обложке.

Все свои вложения (3 млн рублей) Матвеев окупил к концу 2010 года, когда годовая выручка фирмы достигла 16,5 млн рублей. После очередной демонстрации острова «Глонасс» к ученому обратился владелец телекоммуникационной компании «ТВР. Арсенал» Сергей Макушин, предложивший купить 51% его бизнеса. Отдавать контроль Матвеев отказался — сошлись на 50% (цена сделки не раскрывается; основатель «Элиговижн» утверждает, что компания «была оценена в сумму до 50 млн рублей»). Новый совладелец, заключая сделку, согласился участвовать в финансировании научных разработок «Элиговижн». В прошлом году Матвеев бросил силы на создание «коробочного» продукта. Выручка компании в результате упала до 13 млн рублей против 26,5 млн рублей в 2011 году. Зато теперь у «Элиговижн» есть программа EV Toolbox, позволяющая создавать объекты дополненной реальности не искушенным в программировании пользователям. Потенциальные покупатели — рекламные агентства и дизайнеры. Лицензия стоит от 59 000 до 179 000 рублей.

Сейчас российские компании занимаются в основном разработкой технологий дополненной реальности для маркетинговой сферы, говорит Александр Якуб, гендиректор конкурирующей с «Элиговижн» компании Hiimob. Фактически Матвеев, сделав «коробочный» продукт, подготовил инструмент, которым будут пользоваться его конкуренты, замечает Алексей Лисовицкий из Arnext.ru. И это, по его мнению, хороший ход: «Элиговижн» превращает конкурентов в заказчиков.  

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться