Как несостоявшийся убийца Саддама Хусейна заработал миллионы на инновациях - Технологии
$56.66
63.62
ММВБ1946.93
BRENT53.41
RTS1082.84
GOLD1261.79

Как несостоявшийся убийца Саддама Хусейна заработал миллионы на инновациях

читайте также
+15 просмотров за суткиМир на квантах: чего не хватает в России для развития инфраструктуры нового рынка +16 просмотров за суткиБаффет продал почти треть принадлежащих ему акций IBM +5 просмотров за суткиДоступная «цифра»: так ли дорого сделать город «умным» +3 просмотров за суткиФрэнк Хок, Dell EMC: «К 2031 году число устройств, передающих данные через интернет, достигнет 200 млрд» +3 просмотров за суткиОт Фиделя до Мао: где отдыхали вожди и тираны +12 просмотров за суткиПланета хакеров: как создавался крупнейший в мире форум киберпреступников Вишенка на топе: кондитер по случаю Ловкость рук: как компания «Иллюминарт» первой в России наладила выпуск светопроводящего бетона Уральский ученый приспособил космические технологии для охлаждения беспилотников и серверов Ким Кардашьян Уэст: как заработать $45 млн на одной игре "Интуиция, красивая история, большая амбиция": каким был в бизнесе Сергей Выходцев Комплексный подход: как сделать новый бизнес из трех известных Йошкин код: почему предприниматель Юрий Усков и его друзья-программисты не уезжают из Йошкар-Олы «Ресторан как инвестиция — это не просто деньги, это еще игра...» "Любой человек с деньгами может заработать" Нефтегазовый венчур: в чем проблема промышленных стартапов Зачем банку физики: Газпромбанк стал крупнейшим инвестором Российского квантового центра Культурная революция: как выходцы из Китайской академии наук завоевали мировой рынок ПК Водородная «бомба»: как самый распространенный элемент в природе меняет энергетику «Мои партнерские встречи очень короткие. Я, я и я ведем долгие дебаты» Меха ради: семейный бизнес Екатерины Акхузиной

Как несостоявшийся убийца Саддама Хусейна заработал миллионы на инновациях

Натан Варди Forbes Contributor
фото Forbes.com
Дорон Кемпел, который в 1990-х охотился на Саддама Хусейна и считался главным талантом Армии обороны Израиля, продал свой бизнес IBM за $200 млн и теперь развивает новый проект

Солнце было в зените, когда бойцы элитного отряда спецназа Израиля настигли своих жертв посреди пустыни. Замаскированные под иракцев солдаты двумя днями ранее приземлились на вертолетах в сотнях миль отсюда и на джипах добрались до заброшенного КПП в рамках одной из самых рискованных и засекреченных миссий в истории израильских коммандос. Военные готовили покушение на Саддама Хусейна.

Притаившись рядом с двумя бойцами, лидер группы Дорон Кемпел увидел мужчину в хаки и красном берете в 300 ярдах от себя. Это был тоже израильский солдат, который в костюме Хусейна участвовал в инсценировке похорон дяди иракского лидера. К церемонии погребения тяжелобольного родственника диктатора отряд Кемпела из 30 человек готовился на протяжении 6 месяцев.

Связист отряда держался неподалеку, готовый в любой момент вызвать на подмогу основные силы, укрывшиеся в трех милях от эпицентра событий. В арсенале у спецназовцев были секретные самонаводящиеся снаряды, специально разработанные для миссии. Санкция на операцию отдавалась на самом высоком уровне, и успешная генеральная репетиция покушения могла стать решающим аргументом в пользу этого рискованного мероприятия.

Вдруг пустыню сотряс оглушительный взрыв. И все резко поменялось.

В 1992 году, за 10 лет до вторжения в Ирак американцев, Кемпел во главе секретной миссии мог изменить ход истории. Вместо этого он потерял пять солдат в ходе последней репетиции покушения. А те участники провальной операции, кто остался в живых, не смогли вернуться к прежней деятельности. Кемпел не исключение. Экс-командир в итоге перебрался в США, где теперь создает технологические компании. Первый свой бизнес он продал IBM почти за $200 млн и теперь надеется заработать еще больше.

Командный центр Кемпела теперь находится в небольшой комнате в офисном центре к западу от бостонского хайвея 128. Из мебели в кабинете — пустой стол, на котором ни телефона, ни компьютера, только шнур от ноутбука и упаковка салфеток. Свои бои 49-летний инноватор планирует через PowerPoint и WebEx, а его новая миссия — изменить инфраструктуру IT-отрасли. Бывший военный создает альтернативу хаосу сервисов и продуктов в виде унифицированной машины, способной оперативно обрабатывать данные. Он убедил 90 специалистов стать сотрудниками его компании SimpliVity, а инвесторы уровня Accel Partners и Kleiner Perkins инвестировали в стартап $43 млн. «Нет ничего невозможного, — говорит Кемпел. — Идея, что человеку под силу любая задача, «вшита» в меня еще со времен службы. Ведь вещи, которые мы делали в те годы, не являлись повторением прошлого опыта».

Коллеги и партнеры предпринимателя не знакомы с деталями его военного прошлого. Сам он тоже никогда не говорит об армии. Даже в резюме Кемпела нет строчки о службе в ЦАХАЛ. До недавнего времени об участии бизнесмена в подготовке покушения на Хусейна не знал никто, кроме населения Израиля: в ноябре 2012 года на местном телеканале, вещающем на иврите, вышел документальный фильм, впервые рассказавший о провальной секретной операции. Когда Forbes вышел на Кемпела в декабре, тот пытался отговорить редакцию от затеи писать о нем. Посетить офис SimpliVity бизнесмен журналистам разрешил лишь после того, как стало ясно, что статья выйдет в любом случае, с комментариями главного героя или без таковых.

Одного из самых эффективных коммандос в истории Израиля осторожности учить не надо. За 11 лет службы, вплоть до случая, поставившего крест на военной карьере Кемпела, он успешно провел десятки миссий, подавляющее большинство — в тылу врага. Талантливый командир в будущем всерьез рассматривался как один из главных претендентов на пост начальника Генштаба Армии обороны Израиля. О профессионализме бойцов «Сайерет Маткаль» говорит хотя бы тот факт, что службу в спецподразделении в свое время прошли два премьер-министра страны — Биньямин Нетаньяху и Эхуд Барак. «Я из собственного опыта знаю, что значит руководить операциями подобного уровня. После этого вряд ли кто-то уже может удивить тебя, – говорит Барак. – Но Дорон исключение. Он был действительно хорош в своем деле».

Сын архитектора и школьной учительницы, Кемпел с юных лет демонстрировал невероятные успехи. Умный и спортивный, он играл в национальной молодежной сборной по гандболу, заработав освобождение от срочной службы в армии. В таинственное подразделение «Сайерет Маткаль» будущий миллионер записался добровольно, после чего выдержал серьезный отбор — из 6000 кандидатов в коммандос отобрали 30 лучших. Внутри подразделения Кемпел быстро взобрался по карьерной лестнице до уровня заместителя командира.

Он до сих пор скуп на воспоминания о службе и об отдельных миссиях, многие из которых уже рассекречены. К примеру, в начале 1980-х Кемпел руководил отрядом спецназа, штурмовавшим захваченный арабскими террористами автобус с заложниками. Как минимум дважды он разрабатывал и реализовывал планы по поимке и убийству террористов на территории Израиля. Но эти истории, судя по всему, лишь вершина айсберга — истории самых рискованных операций Кемпела до сих пор пылятся в архивах и ждут своего часа.

План убийства Хусейна была разработан через несколько месяцев после того, как иракский лидер  дал отмашку на обстрел территории Израиля ракетами «Р-17» в разгар войны в Персидском заливе, а союзники во главе с США отговорили Тель-Авив от асимметричного ответа Багдаду.

Премьер-министр Ицхак Рабин дал спецназу «зеленый свет», и отряд во главе с Кемпелом приступил к тренировкам. Как можно было подобраться к диктатору? Первоначально удар хотели нанести во время церемонии открытия реконструированного моста в Багдаде с участием Хусейна. Но позднее решено было скорректировать план и перенести место действия в его родной город Тикрит. Туда Хусейн должен был прибыть на похороны дяди, который, по донесениям разведки, находился при смерти. Цель Кемпела — подобраться к погребальной церемонии на максимально близкое расстояние и сообщить точные координаты расположения Хусейна своим подчиненным. Тем предстояло выпустить снаряд.

Первые две тренировки прошли без заминки. Третья обернулась трагедией: таймер на ракете сбился из-за того, что джип бойца застрял в песке. В итоге снаряд был выпущен раньше времени – прямо в группу израильтян, изображавших маневры Хусейна и его окружения.
Следующие несколько месяцев Кемпел провел в трауре. Как руководитель он полностью взял ответственность за провал миссии на себя. «Было очень больно, — вспоминает экс-военный. — Не покидало чувство ответственности за смерть многих людей». Семьи погибших солдат позднее обвинили Кемпела в сговоре с армейскими начальниками с целью замолчать эпизод. Ему также пришлось предстать перед военным судом. История стремительно политизировалась, на слушаниях генералы перекладывали вину друг на друга и искали крайнего. Крайним оказался Кемпел. Он лишился звания майора и на символические два года был отстранен от командования.

Несмотря на уговоры бывших коллег снова надеть погоны, Кемпел предпочел сменить профессию. Он поступил в Гарвардскую школу бизнеса, где его одноклассники понятия не имели, что их израильский друг совсем недавно был главным героем громкого судебного процесса на родине. Из-за секретного характера миссии весь Израиль знал Кемпела как «офицера К», а весь инцидент описывался в прессе без упоминания цели злополучной репетиции. Лишь поимка Хусейна в 2003 году сняла это вето. Ни в Гарварде, ни после окончания школы Кемпел не распространялся о былых подвигах.

Кемпел быстро понял, что ориентированный на практику бизнес идеально подходит ему. Он чувствовал себя комфортно в Штатах, поскольку еще в детстве прожил некоторое время в Бостоне. Позднее экс-военный получил гражданство США.

Уникальный армейский опыт бизнесмену пригодился: как и со стартапами, в ЦАХАЛе ему приходилось решать сложные задачи с точным просчетом рисков, каждый из которых требует скрупулезного планирования и инновационного подхода. В «Сайерет Маткаль» гордятся тем, что служба в подразделении развивает в первую очередь мозги, а не мускулы. Например, боец за полгода может в совершенстве овладеть профессией автомеханика, чтобы позднее полностью перебрать двигатель автомобиля в любой стране мира. В следующей миссии механик перевоплощается в садовника, потом еще в кого-нибудь. Во время разговора с Кемпелом понимаешь, что умение концентрироваться, приобретенное в годы службы, выработало в нем невероятную целеустремленность: «Там присутствовал предпринимательский дух — необходимость быть совершенным в моменты опасности, именно в таких обстоятельствах я умею максимально реализовывать себя. Я любил это чувство».

Карьеру в бизнесе Кемпел начал в Сан-Франциско с кресла руководителя маркетингового отдела в стартапе по распределению цифрового видеосигнала, основанном выпускниками Массачусетского технологического института. После продажи компании его нанял гигант на рынке хранения данных EMC. Так Кемпел переехал в Бостон, где стал курировать создание нового подразделения по хранению видео, аудио и изображений. Следующие три года в его компетенцию входило управление денежными потоками объемом в сотни миллионов долларов и коллективом из 350 сотрудников. Затем он решил попробовать себя в собственном бизнесе и выкупил  исследовательский центр EMC в Израиле.

На базе центра бывший коммандос основал стартап Diligent Technologies. Фирма занялась разработкой софта для хранения данных, с помощью которого большие компании могли переносить массивы данных на диск с громоздкой пленки. При этом использовалась инновационная технология стирания избыточной информации.  Когда разработки Кемпела начала перепродавать Hitachi Data Systems, Diligent превратилась в заметного игрока и нередко стала опережать лидера, IBM, в борьбе за клиентов. В 2008 году IBM пришла к Кемпелу с предложением о сделке: из общей суммы порядка $200 млн ему досталось несколько десятков миллионов.

Поработав по соглашению с IBM над интеграцией продукта в экосистему корпорации, бизнесмен пришел к выводу, что вскоре крупные игроки захотят избавиться от затратного нагромождения данных в своих дата-центрах (десятки продавцов предлагали различные услуги и сервисы, от хранения до трансфера данных, автономно друг от друга, что приводило к ненужному копированию части информации). По прогнозу Кемпела, способствовать реализации этого плана должен был бум на рынке софта, благодаря которому многочисленные операции с данными в перспективе могла производить одна машина. В 2009 году предприниматель столкнулся с неприятием своей стратегии: потенциальные инвесторы считали идею преждевременной и чересчур революционной для консервативных корпораций. «Но они не могли объяснить мне, почему этого нельзя сделать», – говорит Кемпел. Он собрал команду специалистов, чтобы обсудить проблему, и за три месяца дело сдвинулось с мертвой точки.

SimpliVity была основана в массачусетском городке Уэстборо и на протяжении трех лет работала в закрытом режиме. Задачи компании не раскрывались даже на собеседованиях с будущими сотрудниками, пока те не давали однозначного согласия рискнуть и примкнуть к коллективу с условием подписки о неразглашении. Так в тиши бизнес-парка на пересечении двух автомагистралей в Массачусетсе появился главный продукт SimpliVity — дисковый массив OmniCube. Помимо уникальных сберегающих свойств (машина позволяет обходиться без выделенных устройств резервного копирования данных и соответствующих затрат) в OmniCube заложена идея о более эффективном и мобильном управлении данными. «Секретный ингредиент» массива — операционная система, которая может использоваться в «облаке» без нагрузки на аппаратный функционал и управляться из одного центра. Идея конвергенции данных сегодня захватила IT: VMware, Cisco и EMC создали совместное предприятие для объединения исследований в направлении, по которому Кемпел пошел еще несколько лет назад. «В отрасли существует очевидная потребность упрощения управленческих процессов — 80% IT-бюджетов уходят на обеспечение бесперебойной работы самих корпораций», — подтверждает аналитик 451 Research Саймон Робинсон. По его мнению, у SimpliVity самый амбициозный и радикальный подход.

Кемпел интегрировал лучшее из наработок Diligent в SimpliVity и привлек деньги на развитие проекта. На раннем этапе интерес к компании проявили крупные венчурные инвесторы — Accel Partners, Clayton Dubilier & Rice и Charles River Ventures. Во время второго раунда в Кремниевой долине Кемпел познакомился с партнером Kleiner Perkins Мэттом Мерфи. На следующий день тот организовал предпринимателю встречу со своими коллегами. «При первой же встрече ты понимаешь: этот парень по-настоящему крут. Я не хотел его упускать. У него все должно получиться», – говорит Мерфи. В прошлом году Kleiner возглавила очередной раунд финансирования SimpliVity на $25 млн.

В спокойном и воспитанном Кемпеле ничто не выдает армейского прошлого. Он отдает указания тихим голосом, внимательно анализирует все процессы и уделяет внимание нюансам. На вопрос об общих чертах армейской службы и бизнеса предприниматель отвечает обстоятельно и даже создает специальную цветокодированную таблицу. В ней такие характеристики, как инновации, гибкость иерархии и капиталоемкость, отмечены как важные для обеих сфер. Уровень риска в армии выше, чем в бизнесе, считает Кемпел.

Каждая деталь в компаниях Кемпела оценивается и переоценивается постфактум — эту экспертизу он называет PAR. Через PAR проходят все решения, от назначения встречи до аренды участка. «Большая часть стартапов работает разобщенно, а я поработал в пяти из них, – рассуждает глава маркетингового отдела SimpliVity Том Грэйв. — Дорон же не забывает проверить такие мелочи, как правильные футболки на консультантах во время торговых шоу». Кемпел лично наставляет каждого нового сотрудника в течение 3,5 часа.

Когда SimpliVity «вышла из тени» летом 2012 года на помпезной IT-конференции VMware, глава компании позаботился об аренде лучшего павильона и устроил лотерею с Audi R8 в качестве главного приза. Презентация OmniCure главам IT-корпораций была обставлена так, словно Кемпел готовился убедить израильского премьера в необходимости проведения рискованной операции во вражеском тылу. «Все помнят нашу Audi, – объясняет бизнесмен. – Было важно создать образ SimpliVity как компании креативной и достойной доверия».

Рослый коренастый предприниматель до сих пор выглядит так, словно ему под силу взять штурмом крепость. Но при всей своей дальновидности и вниманию к деталям он никак не ожидал, что трагическая история из прошлого всплывет так не вовремя. Документальный фильм и последовавшая за ним книга журналиста Омри Ассенхейма задели не только Кемпела, но и других высокопоставленных военных и чиновников, «ославивших» себя поисками козла отпущения во время судебного процесса.
Экс-командир спецназа во всей этой истории выглядит скорее трагическим героем. Многие израильтяне отнеслись с симпатией к поведению Кемпела. «Женщины пытаются выведать номер его телефона, парни восхищены его высказываниями, вроде сравнения убийства Хусейна с куском вкусного торта», – говорит Ассенхейм. «На суде его спрашивали, не боялся ли он разоблачения в случае командировки в Ирак. И Дорон отвечал, что если бы встретил сопротивление не лучших из лучших бойцов, то легко разобрался с кем угодно, — рассказывает экс-сотрудник Diligent Сарит Гана-Меламед. — Это ровно то, что он потом говорил нам насчет конкуренции: «Нам нет равных, нам нет равных».

«Когда я смотрю на свою жизнь, начинаю чувствовать себя суперсчастливчиком, – резюмирует Кемпел. – И мне все еще нравится браться за самые сложные миссии».