Последняя кровь: почему пала империя Элизабет Холмс | Forbes.ru
$58.26
69.54
ММВБ2161.17
BRENT63.57
RTS1166.09
GOLD1288.51

Последняя кровь: почему пала империя Элизабет Холмс

читайте также
+1 просмотров за суткиНеоправданные ожидания: что значат падающие оценки венчурных проектов Неторопливые роботы: почему внедрение "беспилотников" может растянуться на годы +4 просмотров за суткиБрайн Дови: "Телемедицина – менее выгодный объект для инвестиций, чем лекарства" +1 просмотров за суткиВодородная уборка: российский стартап хочет приучить нефтяников чистить трубы перекисью Сила ума. Петербургские программисты учат компьютер понимать сигналы мозга +8 просмотров за суткиНовая волна: стартап Waves поможет провести IPO на блокчейне Ученица Остапа Бендера: новые обещания Theranos Уральский ученый приспособил космические технологии для охлаждения беспилотников и серверов Давид Ян: каждый из нас превращается в информационную микровселенную Я не боюсь сказать: основательница проекта Nimb о насилии и бизнесе Юнона, дай мне силу: пять вопросов, которые аппарат «Юнона» задаст Юпитеру Кровь, блондинка, ФБР: судьба самого интересного стартапа Долины висит на волоске Кнут Зауэр: «Физика в основе Hyperloop не космически сложная» Революция, которую нельзя слить: почему робототехника может стать нашей новой космонавтикой «Просто потому, что можем»: чем занимаются профессиональные химики в теневой науке Шлем Бога: как ученые ищут физиологические основы религиозности «Сложно связать код на блокчейне с реальным миром»: интервью с создателем Ethereum Жизнь после смерти: компания Perfobur предлагает нефтяникам заработать на заброшенных скважинах «Мы имеем дело с государственным рейдерством»: к чему может привести принудительная передача патентов Игры роботов: последняя открытая игра пала под натиском искусственного интеллекта

Последняя кровь: почему пала империя Элизабет Холмс

Киреев Максим Forbes Contributor
Фото Daniele Vico / Flickr
Еще недавно история 32-летней основательницы Theranos была похожа на сказку: инвесторы несли ей деньги, журналисты называли Стивом Джобсом в юбке, а она обещала переворот в медицине. Но на прошлой неделе Forbes обнулил состояние Холмс. Что привело к этому?

Восхождение Элизабет Холмс долгое время было похоже на сказку. 32-летняя предпринимательница обещала, что ее компания Theranos раз и навсегда перевернет систему анализа крови, которой врачи по всему миру пользуются десятилетиями. Деловая пресса и Кремниевая долина в одночасье полюбили «Стива Джобса в юбке». Именно такой образ старательно культивировала Холмс, одеваясь в черные водолазки и слаксы и вслух мечтая о том, как ее технология поможет излечить сотни тысяч людей.

Сейчас, через два года после того, как Холмс вышла из лабораторий в свет, сказка грозит закончиться. На прошлой неделе американский Forbes обнулил ее состояние, достигавшее $4,5 млрд, которое по сути отражало оценку стоимости Theranos, где Холмс принадлежит половина. 

Таким образом, самая молодая девушка-миллиардер, заработавшая состояние собственными силами, –  именно так предпочитали говорить о ней СМИ –  может вскоре оказаться у разбитого корыта.

Падение империи Элизабет Холмс кажется теперь еще более стремительным, чем неожиданный взлет. Еще в 2013 году мало кто слышал про компанию Theranos. Между тем с момента ее основания прошло на тот момент уже 10 лет. Эти годы, по словам Холмс, ушли на разработку инновационной технологии (компания зарегистрировала 23 патента), которая позволяет из одной капли крови получить в десятки раз больше информации, чем при обычных анализах с помощью шприца.

Главные претензии, которые сейчас озвучивают журналисты и инвесторы, заключаются в том, что Theranos так и не смогла представить доказательства эффективности своих методов, несмотря на обещания. Более того, из-за разбирательств c Управлением по надзору за качеством продуктов и медикаментов (Food and Drug Administration, FDA) компании пришлось временно отказаться от своего ноу-хау – анализов крови без шприца.

Сама идея до сих пор звучит красиво. Это в том числе позволило Theranos летом 2014 году привлечь около $400 млн от венчурных инвесторов, несмотря на то что сама технология держалась в секрете. Официально Theranos заявляла, что удалось лишь усовершенствовать классические методы анализа.

Единственными скептиками на тот момент оказались компании-конкуренты и некоторые эксперты из научного сообщества: «Раз эта технология так хороша, почему бы не сконцентрироваться на производстве приборов и не продавать их компаниям, у которых уже есть своя инфраструктура работы с пациентами?» Сомнения вызывало и то, что компания не публиковала результаты исследований в научных журналах. Ссылки на коммерческую тайну не удовлетворяли. 

Несмотря на это, блогеры и деловые журналы уже полюбили Холмс и вознесли Theranos в статус единорога — так называют компании, способные взорвать свой рынок, по примеру Google или Uber. На конференциях и в интервью журналистам Холмс рассказывала, что она хочет помогать людям и спасать жизни, как ее отец, который работал в Агентстве США по международному развитию. 

«Еще в детстве меня вдохновляли фотографии отца из разных точек мира, где он помогал детям. Я хотела заниматься тем же самым», – вспоминала Холмс.

Респектабельности компании Холмс, которая бросила учебу в Стэнфорде ради бизнеса, добавлял совет директоров, в который входили бывшие сенаторы и министры, в том числе легендарный Генри Киссинджер.

Несмотря на секретность новой технологии, начиная с 2014 года компании удалось заключить несколько сделок с клиниками и лабораториями. Самой большой из них была договоренность с сетью Walgreens, согласно которой Theranos удалось открыть около 50 небольших центров забора крови при магазинах партнера. Все, казалось, шло по плану. Летом прошлого года F.D.A. даже утвердила первый из более двух сотен тестов (на вирус герпеса) по технологии Холмс.

Однако уже спустя несколько месяцев критика в адрес Холмс стала звучать уверенней. Первую бомбу выпустила газета Wall Street Journal. По словам бывших сотрудников компании, которых цитировала газета, большинство тестов, которые компания предлагала пациентам, были произведены не с помощью собственного прибора под названием Edison, который должен работать с микроскопическим количеством крови, а с помощью вполне традиционного оборудования производства компании Siemens. Чтобы получить нужное количество крови для тестов, ее приходилось разбавлять.

По словам авторов статьи, Холмс на протяжении пяти месяцев отказывалась дать им интервью, а адвокат компании не смог уточнить, какую долю тестов Theranos проводит на собственном инновационном оборудовании, сославшись на коммерческую тайну. Но самый главный упрек журналистов заключался в том, что со слов бывших сотрудников, компания пыталась умолчать о неточных результатах анализа крови, ставших очевидными при сравнительных тестах собственного и стороннего оборудования.

Спустя пару недель с обвинениями выступило FDA, которое провело собственную проверку лаборатории. Несмотря на то что прошлым летом управление разрешило Theranos тестировать кровь пациентов на герпес, на этот раз инспекторы нашли 14 формальных нарушений. Так, компания игнорировала жалобы клиентов, в том числе врачей, на работу приборов. Также регуляторы усомнились в соответствии заявленным характеристикам одного из устройств компании (название скрыто в опубликованной версии документа).

Элизабет Холмс пришлось перейти в оборону. За несколько дней компания поменяла структуру совета директоров: ушли такие «тяжеловесы», как Киссинджер, и пришли настоящие медицинские эксперты. 

Основатель Theranos обещала непременно во всем разобраться, представить публике всю нужную информацию и доказать, что ее технология и приборы работают.

Однако общественное мнение уже развернулось. Насколько Холмс выглядела любимицей бизнес-публики в последние два года, настолько сильный шквал критики теперь обрушился на компанию. В январе этого года американское ведомство CMS (в его функции входит регулирование работы лабораторий) заявило, что проверка в калифорнийской  лаборатории выявила нарушения, подвергающие опасности здоровье пациента. В марте это же ведомство чуть не отстранило Холмс от работы в сфере анализа крови за неустраненные нарушения. Вишенкой на торте стало расследование американской комиссии по ценным бумагам (SEC), которая вслед за медицинскими ведомствами задалась вопросом, не ввела ли Холмс инвесторов в заблуждение по поводу новой чудо-технологии.

С тех пор бывшая любимица прессы хранит молчание. В одном из своих последних интервью телеканалу NBC в апреле, перед началом расследования SEC, 32-летняя Холмс признала собственную вину: «Я чувствую себя разбитой из-за того, что мы не смогли разглядеть все проблемы в нашей лаборатории сразу». Также Холмс заявила: она не сомневается, что компания сможет выжить, а прежних ошибок больше не повторится. Однако с тех пор общественность и инвесторы так и не увидели ничего, что подкрепляло бы ее слова. И если доверие не вернется, шансов на выживание остается все меньше.

Пока же, по новым расчетам американского Forbes, рыночная цена Theranos составляет всего $800 млн вместо былых $9 млрд. Большая часть этих средств принадлежит инвесторам. В случае ликвидации компании именно они получат все деньги, Холмс же рискует остаться ни с чем.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться