Как основатель Yahoo сделал лучшую инвестицию в истории Кремниевой долины | Технологии | Forbes.ru
$57.32
67.34
ММВБ2086.84
BRENT58.34
RTS1147.04
GOLD1281.45

Как основатель Yahoo сделал лучшую инвестицию в истории Кремниевой долины

читайте также
+125 просмотров за суткиЛомка ИКЕА: шведскую мебель будут продавать через Amazon и Alibaba +16 просмотров за суткиНеуловимые хакеры: российских специалистов обвиняют в краже программ для кибершпионажа АНБ +345 просмотров за суткиКнижная полка миллиардера: что читают богатейшие люди планеты +21 просмотров за суткиКитайское нашествие: Alibaba привела в Россию свой интернет-магазин Tmall +2 просмотров за суткиМа Хаутен разбогател за полдня почти на $1 млрд, но так и не смог обойти Джека Ма +1 просмотров за суткиAlibaba и $1,3 млрд: состояние Джека Ма резко выросло за день Фонд Юрия Мильнера и Alibaba вложили $700 млн в сервис по прокату велосипедов Alibaba представит аналог домашнего голосового помощника Amazon Echo Богатейший человек Китая предсказал четырехчасовой рабочий день +1 просмотров за суткиВ Китае — новый богатейший. Состояние Джека Ма увеличилось на $2,3 млрд за сутки Мир на квантах: чего не хватает в России для развития инфраструктуры нового рынка Стивен Хокинг увидел в искусственном интеллекте угрозу гибели человечества +3 просмотров за суткиНа следующий день: AliExpress вводит ускоренную доставку в 20 городах России +1 просмотров за суткиРоботы-боссы: Джек Ма предсказал появление машин-CEO Alibaba повышает ставки: как Джек Ма пытается заполучить MoneyGram +3 просмотров за суткиДжек Ма и его «короли солдат»: в России выходит книга о создателе Alibaba CloudFlare сообщила об утечке данных с 4,3 млн доменов: что это значит? Гиганты из Поднебесной: три самых крупных IPO 2017 года пройдут в Гонконге и Китае Сэндвич и виски: как Трампу бороться с вредными привычками американского бизнеса Компании, которые принесли Трампу максимальную прибыль Давос 2017. Главные лица, цитаты и события Всемирного экономического форума

Как основатель Yahoo сделал лучшую инвестицию в истории Кремниевой долины

Парми Олсон Forbes Contributor
Джерри Янг Фото Getty Images
Джерри Янг — создатель одной из самых известных интернет-компаний мира. Почему в историю он войдет не как «отец» Yahoo, а как прозорливый инвестор в Alibaba?

Джерри Янг проводит блиц-экскурсию по конференц-залу своей частной инвестиционной компании в Пало-Альто. Стены украшены фотографиями и памятными сувенирами, скопившимися за 20-летнюю карьеру предпринимателя в Кремниевой долине. Перед лежащей на низком столике стеклянной табличкой в честь одной из сделок 45-летний миллиардер, сооснователь Yahoo, останавливается: «Понятия не имею, что это». Потом присматривается получше: «Эту сделку заключили уже без меня. Кажется, это было последнее, над чем я работал в Yahoo».

Табличка увековечивает событие, которое можно назвать самым бессмысленным бизнес-решением в истории Yahoo. Совет директоров компании согласился продать 523 млн акций Alibaba, половину своей доли в китайском интернет-гиганте, самой же Alibaba по $13 за бумагу. Янг не был сторонником сделки. Но акции все равно продали. К тому моменту он уже покинул совет директоров Yahoo. IPO Alibaba в сентябре 2014 года взорвало рынки. Акции лидера рынка электронной коммерции КНР сейчас стоят около $90 каждая. У Yahoo все еще остается 16-процентный пакет стоимостью $36 млрд, но прибыль, которую упустила американская компания, — порядка  $35,5 млрд — приблизительно равна ее нынешней капитализации.

Резко меняя тему, Янг обращает внимание на фото на стене: «Стэнфорд! Знаете, я до мозга костей стэнфордский парень».

Его SoftBank только что купил специализирующуюся на компьютерной тематике издательскую компанию Ziff Davis, которая ранее планировала вложить деньги в Yahoo, но после продажи Сану не могла этого сделать. Если верить биографии Сана под названием «Стремиться ввысь», он был в своем номере в одном из отелей Лас-Вегаса, когда спросил у своего ассистента Масахи Иноуэ, что тот думает о стартапе Янга. «По моему, это неплохая интернет-компания», — ответил тот.

На следующий день Сан отправился в Маунтин-Вью и за стаканом газировки и пиццей обсудил с Янгом и Файло их будущее. SoftBank вложил $2 млн в обмен на 5% Yahoo, в 1996 году добавил еще $105 млн, а в 1998-м — $250 млн, таким образом доведя свою долю до 37%.

Все это время Янга забрасывали предложениями японские компании, которые хотели создать первый веб-портал в стране. Примерно через месяц после первой инвестиции Сана Иноуэ нанес еще один визит в Калифорнию. Он не привез с собой никаких официальных документов, так что просто сформулировал предложение на словах. «Давайте сделаем Yahoo Japan, ­— сказал он Янгу. — Мы можем начать с двух-трех человек, а если понадобится, наймем еще».

Позднее Ма рассказывал, что совершенно не планировал вести с Джерри переговоры на Пебл-бич. «Они просто болтали и в какой-то момент договорились до того, что это хорошая идея, — пересказывает Фен Ден слова Ма. — Решение они приняли быстро».

Ян отказывается обсуждать, как ему удалось наладить отношения с Ма, но для него это должно было быть непросто как для американца тайваньского происхождения, взрослевшего в Кремниевой долине, ведь большинство представителей деловой элиты в Китае — выпускники китайских университетов. «Китайская экосистема сильно отличается от естественной среды обитания Джерри, — говорит Кармен Чан, адвокат, которая помогала осуществлять инвестиции Google в Baidu в 2005. — Ему приходилось прилагать больше усилий».

Представители Yahoo предложили инвестировать $1 млрд плюс пакет акций Yahoo China стоимостью $700 млн в обмен на 40% Alibaba, при этом у SoftBank и текущего руководства оставалось по 30%.

Переговоры были невероятно сложными, обе стороны несколько раз были на грани отказа от сделки. На конференции генеральных директоров в марте этого года Ма вспоминал, как в конце концов Янг пригласил его на обед в маленький японский ресторанчик и окончательно уговорил за графином саке.

А где же все памятные знаки Yahoo? Янг улыбается: «Мы приходим сюда, чтобы работать. Это же не музей. Я считаю, что в этом месте мы должны больше думать о будущем, а не увлекаться воспоминаниями о прошлом».

В этом весь Джерри Янг: скромный и невозмутимый настолько, насколько только может быть умник-инженер. Когда будет писаться (или переписываться) официальная история Кремниевой долины, трудно будет выбрать самое значительное достижение Янга: то, что он создал Yahoo, или то, что он вовремя поставил на Джека Ма, председателя совета директоров и генерального директора Alibaba.

Девять лет назад, когда Янг возглавлял Yahoo, он потратил $1 млрд из казны компании на 30-процентную долю в онлайн-магазине Ма. Он знал, что однажды эта инвестиция станет чрезвычайно ценным активом, и отказался продавать Yahoo компании Microsoft, когда  в 2008 году с таким предложением к нему пришел Стив Балмер. Это решение стоило Янгу кресла генерального директора. Нынешний руководитель Yahoo Марисса Майер может как угодно стараться сохранить лицо, но, по оценке Уолл-стрит, сегодня бизнес Yahoo не стоит практически ничего. Это не более чем прокси-компания для Alibaba, и то — исключительно благодаря Янгу.

«Не то чтобы я сделал что-то особенное», — говорит миллиардер, пожимая плечами.

 

Он считает, что все заслуги полностью принадлежат Ма и его заместителю Джо Цаю: «Это они создали компанию, не я».

Джек Ма никогда не уставал подчеркивать важность фигуры Джерри Янга для Alibaba. На фото -- момент объявления Ма новости об инвестировании Yahoo $1 млрд в Alibaba, 2005 год; на заднем плане -- фотография Янга и Ма, когда будущий основатель Alibaba выступал гидом для американского гостя по Великой китайской стене

Но угадайте, кто со стороны Yahoo получит место в совете директоров Alibaba после IPO? Никто, кроме Янга. Его проницательность и уверенность в проекте Ма заставляют по-иному воспринимать роль Джерри как агента влияния в Долине.

Alibaba плюс легион китайских, корейских и японских компаний, таких как Baidu, Tencent, LINE, Naver и Rakuten, в последние годы активно приобретают в США онлайн-магазины, мессенджеры, игры и поисковики. У Янга большие связи в технологических кругах Азии, так что он может направить Джека Ма и других в верном направлении. Весной 2014 года Alibaba инвестировала $215 млн в американский мессенджер Tango, оцениваемый в $1 млрд. Янг, пользуясь связями с заместителем Ма, помогал сделке.

После ухода из Yahoo Янг вложил средства в 50 с лишним стартапов, включая Evernote, Wattpad и Tango, через свою инвестиционную компанию AME Cloud Ventures  (где AME произносится как «а-ме», что в переводе с японского означает «дождь» — символ заинтересованности Янга в облачных технологиях).

Его новый статус бизнес-ангела того и гляди затмит репутацию опального интернет-магната. Под руководством Янга Yahoo планомерно теряла долю на рынке рекламы и поисковиков, уступая Google. Кроме того, в 2006 году, испугавшись ценника в $1 млрд, Джерри позволил Facebook выскользнуть у него из рук.

Единственное, что сегодня напоминает об этой вехе в его жизни, — седина в волосах, $2 млрд на банковском счете (Янг занимает 324-е место в рейтинге 400 богатейших людей США) и тот самый забытый стеклянный «надгробный камень» в конференц-зале. «Я хотел вернуться к тесному общению с предпринимателями», — говорит Янг. Во время интервью Forbes он пьет тайваньский зеленый чай и на целый час забывает о своем смартфоне.

«Я хотел работать в собственном темпе, делать ошибки, до которых никому нет дела. Люди, которые видят меня каждый день, говорят, что сейчас я намного счастливее».

Он сейчас также намного сильнее.

Янг родился в Тайбэе. Когда ему было два года, его отец умер от легочной болезни. Джерри и его брат остались с матерью, преподавательницей английского языка и театрального искусства. Когда в конце 1970 года возникла опасность присоединения Тайваня к материковому Китаю, она перебралась в Калифорнию. Янг, которому тогда было 10 лет, сменил имя с Чи-Юан на Джерри. Пока мать зарабатывала на жизнь преподаванием английского в школе для иммигрантов, его воспитывала бабушка и другие переехавшие в Сан-Хосе родственники разной степени дальности.

В старших классах Янг, у которого были проблемы с английским, отдавал предпочтение математике и точным наукам. В результате он еще в школе собрал свой первый компьютер, а потом поступил в Стэнфорд, где изучал инженерное дело. Там он познакомился со вторым сооснователем Yahoo Дэвидом Файло. В январе 1994 года они создали «Путеводитель Джерри и Дэвида по Всемирной Сети», который представлял собой первый сырой вариант каталога ссылок. Через несколько месяцев Янг и Файло переименовали свой сервис в Yahoo.

Удачной встречи Yahoо с Alibaba могло бы не случиться, если бы не японский телеком-магнат Масайоши Сан, который в 1995 году посетил Маунтин-Вью и встретился там с молодыми Янгом и Файло.

Янгу понравилось то, что Иноуэ был готов приступить к делу немедленно, и они пожали друг другу руки. В следующем месяце Yahoo и SoftBank создали совместное предприятие Yahoo Japan, первый в стране веб-портал, и в апреле он запустился на основе поискового движка Yahoo. Президентом компании стал Иноуэ.

В 1997 году, когда Yahoo Japan начал завоевывать миллионы пользователей, Янг впервые побывал в Китае.

Младшему сотруднику министерства экономики КНР поручили провести для Янга экскурсию по Великой Китайской стене. Этим сотрудником был Джек Ма.

На тот момент Ма был всего лишь бывшим учителем английского языка, который безуспешно пытался запустить в Китае аналог справочника «Желтые страницы». «Джек был одним из первых, с кем я познакомился в Китае», — говорит Янг.

Во время прогулки они разговорились на тему развития всемирной сети: «Его очень интересовало, что происходит с интернетом и каким может быть будущее сети». Спустя несколько месяцев Ма занялся разработкой нового стартапа, в основе которого лежала грандиозная и еще не вполне четко оформленная идея связать китайские компании со всем миром. Он назвал проект Alibaba.

К весне 1999 года, на пике пузыря доткомов, Yahoo превратился в самый популярный сайт планеты, а Сан на короткий период стал почти таким же богатым, как Билл Гейтс. По сравнению с ним предприятие Ма было смехотворно незначительным ­­— всего лишь горстка людей, работающих из квартиры в Ханчжоу.

Джек Ма и Джерри Янг

Однако в ходе одной из своих экспедиций в поисках новых проектов для инвестирования Сан наткнулся и на него. Владелец SoftBank вспоминает, что с первой встречи ему понравился взгляд Ма и его «животный запах»: «Так же было, когда мы инвестировали в Yahoo, когда там было всего пять или шесть человек». Сан вложил в Alibaba $20 млн, а в итоге довел свою долю до 37%, не остановившись даже тогда, когда крах доткомов «вымыл» 99% капитализации SoftBank и почти 90% его личного состояния.

Сан и Yahoo вышли из кризиса живыми, хотя и изрядно потрепанными. Из обоймы выпал генеральный директор Yahoo Тим Кугл, на смену которому пришел голливудский магнат Терри Семел. В период его правления компания в течение короткого периода демонстрировала стремительный рост, но в конечном счете и этот топ-менеджер не смог соперничать с поисковой империей Google. Yahoo достаточно рано начала предпринимать попытки выхода на азиатские рынки, создав в КНР портал, представляющий собой «перевод» американского контента, а потом купив местный браузер 3721, чтобы застолбить место в китайском интернете. Обе стратегии оказались провальными — привлечь пользователей в Поднебесной компании не удалось.

В мае 2005 года Янг наконец заключил спасительную для Yahoo сделку. Янг и Ма оба были приглашены на саммит для предпринимателей Китая и Кремниевой долины в Пебл-бич. Ма чуть было не отказался от поездки, так как мероприятие пришлось на «золотую неделю» ­— государственные выходные в Китае. Организатор саммита, венчурный бизнесмен Фен Ден лично звонил Джеку, чтобы переубедить его.

«Мы правда думаем, что вам стоит приехать, — сказал Ден. — Может произойти много интересного». Ма согласился в последнюю минуту.

Главной звездой мероприятия был Робин Ли, генеральный директор поисковика Baidu. Хотя стартап Ма к этому времени разросся до 2400 сотрудников и $50 млн выручки, будущее Alibaba казалось неопределенным. За два года до этого eBay купила конкурента Ма, аукционный сайт EachNet, и доминировала на рынке КНР. Ма нужны были инвестиции, и он надеялся получить их после разговора с Ли, рассказывают люди, присутствовавшие на саммите.

Янг приехал на четвертый день, чтобы принять участие в игре в гольф и заодно начать диалог с Baidu. «Робин сказал, что не может заключить сделку с Джерри, — говорит один из участников встречи, который слышал это непосредственно от Ли,  — потому что Baidu уже был достаточно крупным».

Пока банкиры, рассчитывая отхватить кусок от IPO Baidu, выстроились в очередь, чтобы закатить шар в лунку, Ма, не игравший в гольф, стоял в стороне. Он даже стал объектом насмешек.

Другие делегаты ставили по $100, споря, кто из новичков дальше закатит шар — Джек или более мускулистый основатель UTStarcom (тоже поддерживаемой SoftBank) Ин Ву.

Большинство ставили на Ву. Ма смотрел, как тот несколько раз прицелился и когда наконец ударил клюшкой, шар не слишком далеко откатился. Джек же лишь слегка прикоснулся к шару — и ко всеобщему удивлению выиграл пари. Эта игра стала предвестником исхода борьбы Alibaba и EachNet.

Джерри Янг на обложке американского Forbes, октябрь 2014 годаВечером того же дня на коктейльном приеме Янг заговорил с Ма, своим давним гидом. Некоторые подозревают, что их встречу косвенно организовал Сан, но Янг не комментирует эти слухи.

Вскоре предприниматели вдвоем выскользнули из дверей патио, не дожидаясь обеда со стейками и морепродуктами, и направились к пляжу, расположенному в пяти минутах ходьбы. Через полчаса они увлеченно обсуждали — преимущественно по-китайски — планы партнерства, которое изменит судьбу обеих компаний.

Через несколько недель Yahoo запустила проект Project Pebble для изучения перспектив взаимоотношений с Alibaba. Янг даже убедил правление создать конкурирующий с Alibaba сайт электронной торговли, отчасти чтобы заманить Ма за стол переговоров.

Уловка сработала. Когда Alibaba выразил готовность к партнерству, в Китай направили делегацию представителей руководства Yahoo. Янг и Семел общались непосредственно с Ма, а главный операционный директор Yahoo Дэн Розенсвайг, финансовый директор Сью Декер и директор по стратегическим вопросам Тоби Коппел — с Джо Цаем.

Сделка с Alibaba всегда выглядела довольно рискованной. Даже Янга изначально пришлось убеждать в ее целесообразности. Половина стоимости Alibaba относилась к Alipay, платежному онлайн-сервису, и Taobao, онлайн-магазину, который конкурировал с принадлежащим eBay EachNet. И тот и другой теряли деньги. Однако Янг говорит, что главным аргументом в пользу покупки был основатель сайта.

«Когда встречаешь такого предпринимателя, как Ма, главное твое желание — сделать на него ставку, — говорит Янг. — Такие решения легко принимать».

Когда о сделке объявили, аналитики выражали сомнения на ее счет, но команда Yahoo была довольна. «Все думали, что это очень грамотная сделка, — говорит Рич Рейли, бывший исполнительный вице-президент Yahoo, который сейчас руководит музыкальным приложением Shazam. — Западным компаниям тяжело завоевывать лидерские позиции на таких рынках, как китайский, и казалось, мы выбрали правильный путь».

Так оно и было. У EachNet, который некогда грозился уничтожить Alibaba, дела шли так же плохо, как у того мускулистого гольфиста в Пебл-бич. Руководство eBay настаивало на том, чтобы контролировать китайскую компанию из Сан-Хоcе, требуя 3% за размещение и стандартизацию на базе своих технологий, что замедляло работу сайта. Ма учился на их ошибках.

Получив $1 млрд инвестиций от Yahoo, Alibaba сняла плату за размещение, и продавцы начали массово переходить с EachNet на более дешевый и быстрый Taobao. К весне 2007 года Taobao захватил 82% рынка онлайн-аукционов, оставив EachNet только 7%.

У Yahoo дела шли не так хорошо. Их акции падали в цене, а инициатива переходила к Google. В июне 2007-го был уволен Семел, Янг стал и. о. генерального директора, но еще до того, как он официально вступил в должность, Yahoo успела ввязаться в несколько сделок, одна чудовищнее другой. В феврале 2008 года Microsoft предложила купить компанию за $44,6 млрд, по цене $31 за акцию, с премией 62% к рынку. Когда Янг наотрез отказался продавать акции дешевле, чем по $37, инвесторы, такие как Карл Айкан, пришли в бешенство. В январе 2009-го,  после того как акции Yahoo обвалились, Джерри был вынужден уйти в отставку. Ему на смену пришел бывший генеральный директор Autodesk Кэрол Бартц. В мае того же года Microsoft отозвала оферту.

Янг сохранил место в совете директоров и продолжал курировать отношения с Китаем, однако критики осуждали его за то, что он не помешал Ма вывести Alipay из группы в 2011-м. Инвесторы начали сомневаться в способности Yahoo наращивать стоимость азиатских активов. Влиятельный управляющий хедж-фонда Дэн Леб провел рыночный блицкриг и получил три места в совете директоров Yahoo. Он объявил охоту на Янга и в январе 2012 года получил голову неугодного топ-менеджера: Джерри официально покинул советы директоров Yahoo, Yahoo Japan и Alibaba.

Все это время Ма стремился выкупить долю, проданную Yahoo (и SoftBank). Новый генеральный директор Yahoo Скотт Томпсон был рад ему в этом помочь, хотя бы для того, чтобы умилостивить Леба и не потерять работу. Он поручил финансовому директору Тиму Морзе, который заменил Янга в совете директоров Alibaba, начать подготовку к сделке.

Однако Томпсон проработал в компании недостаточно долго, чтобы застать заключение сделки. Леб поймал его на мелкой лжи в резюме и уволил. В сентябре 2012 года Yahoo продала половину своей доли за $7,1 млрд до вычета налогов — по $13 за акцию. (Ровно через два года стоимость акций Alibaba на момент закрытия биржи составила $94.)

«В некотором смысле американцев использовали, — говорит бывший инвестор Yahoo Эрик Джексон. — Когда в Yahoo запаниковали, Масайоши Сан просто пригнул голову. Если бы Джерри оставался в компании, он тоже наверняка смог бы увидеть ситуацию в долгосрочной перспективе».

Находясь теперь в положении стороннего наблюдателя, Янг утверждает, что «понятия не имеет», как нынешний генеральный директор Yahoo Марисса Майер должна распорядиться полученными деньгами. Некоторые говорят, что ей стоило бы вложить их в успешные каналы, такие как финансы и спорт, либо заключить новые партнерские соглашения с азиатскими компаниями, такими как Tencent и Baidu. Несмотря на всю проделанную ею работу, Facebook, Google и Twitter продолжают отнимать огромные куски рекламной прибыли Yahoo. По прогнозам eMarketer, доля компании на мировом рынке в этом году упадет до 2,5% по сравнению с 3,4% в 2012-м.

Янг говорит, что они с Мариссой поддерживают дружеские отношения, но встречаются не очень часто.

«Я не хочу вникать в происходящее в компании. Мне не нужна инсайдерская информация. Я не хочу знать ничего, что делало бы меня частью Yahoo».

В ответ на вопрос о том, насколько он уверен в Майер, Джерри колеблется. «У нее хороший послужной список в Google, — говорит он и добавляет. — Она впервые занимает должность генерального директора». Судя по всему, больше уверенности Янгу внушает то, что второй основатель компании, Дэвид Файло, до сих пор занимает кабинет в Yahoo и имеет место в совете директоров.

Он говорит, что Alibaba, в офисе которой в Ханчжоу все еще висит фото 1997 года, где запечатлены Янг и Ма на Великой Китайской стене, — «хороший буфер» для Yahoo.

Инвестиционный фонд Янга превратился чуть ли не в туристическую достопримечательность для всех приезжающих из Азии стартаперов, стремящихся выйти на американский рынок, хотя Янг не готов вкладывать деньги в тех, кто не планирует переезжать в Сан-Франциско. Азиатские компании обеспечивают ему достаточный поток денег, чтобы AME не приходилось покидать Пало-Альто.

Управляющий директор AME Ник Адамс занимается китайскими компаниями. Он пять лет создавал стартапы в Китае и Индии и свободно говорит по-китайски. Наряду с другими компетенциями Адамс руководит коммерческим развитием пекинского бизнес-инкубатора стартапов в области облачных технологий Cloud Valley, которым владеет интернет-магнат Эдвард Тян. Именно благодаря Тяну Адамс и Янг узнали о существовании приложения Evernote, после чего весной 2012 года, сразу после ухода Янга из Yahoo, поучаствовали в $70-миллионном раунде инвестиций в проект.

В руках Янга много веб-нитей, связывающих Азию с Кремниевой долиной. В 2013 году он в качестве члена без права голоса вошел в совет директоров Lenovo. Через год он уже играл активную роль, помогая китайскому телеком-гиганту купить телефонный бизнес Motorola у Google за $3 млрд.

«У Янга уникальная способность помогать выстраивать мосты с инновационным сообществом Кремниевой долины», — говорит генеральный директор Lenovo Ян Юаньцин.

Янг ожидает нового притока азиатских денег в американскую индустрию технологий. «Каждую неделю создается новый китайский фонд», — говорит он. Сейчас на пике разработка технологий для обмена сообщениями. В определенный момент Tencent планировала потратить $10 млрд на покупку WhatsApp, но инициативу перехватила Facebook, купившая сервис Яна Кума за $19 млрд.

В начале года Янг помогал первому успешному опыту азиатской компании в секторе мессенджеров, обеспечив инвестицию Alibaba в Tango, у которого более 200 млн зарегистрированных пользователей. Хотя у Alibaba есть собственный мессенджер Laiwang, компания нуждалась в присутствии за пределами страны и в марте вложила $215 млн при оценке Tango в $1 млрд. «Мне не так уж много пришлось делать», — говорит Янг.

Джерри, который входит в совет директоров поставщика корпоративного ПО Workday и является вице-председателем совета Стэнфордского университета, отмечает, что Кремниевая долина может получить от азиатских компаний не только деньги, но и новые бизнес-модели.

«Китайский интернет перерос период копирования американских сервисов», — говорит он. Такие герои, как Alibaba, смогли «избежать этапа сложной платежной логистики и продаж», которые тормозили развитие Amazon и eBay, кроме того, они несколько раз в месяц обновляют свои продукты в соответствии с фидбеком от клиентов.

Китайский сайт Shijiebang, одна из немногих азиатских компаний, получивших инвестиции от Янга, стартап бывшего главы Yahoo China, продает автоматически подстраиваемые под потребности пользователей планы путешествий для туристов. «В Китае, по мере того как растет покупательная способность, у людей появляется потребность ощутить, что они получают не просто массовый продукт. Вопрос в том, сможете ли вы разработать продукты и услуги, которые бы удовлетворили эту потребность». Янг убежден, что такая имитация «индпошива» в области ПО может привести к буму в сфере IT-предприятий или образования.

Еще один объект инвестиций Янга, компания Wish, приложение для мобильного шопинга, воспользовалась успехом китайских онлайн-магазинов, предлагающих огромное количество потребительских товаров. С помощью этого приложения пользователи сохраняют в своих устройствах интересные товары — это сервис «как Pinterest, но с шопингом». На данный момент они привлекли $79 млн. «Они начинают выполнять желания из  этих виш-листов, предлагая различные товары, и  формируют огромный спрос, а некоторые из их поставщиков – китайские компании», — говорит Янг.

Сегодня Янг вновь увлекся каллиграфией, которой его заставляли заниматься в детстве, примерно в то же время, когда он нашел общий язык с современными лидерами азиатского бизнеса соцсетей, такими как Ма и Сан.

У каллиграфии и соцсетей много общего, говорит Янг. Лучшие мастера часто дополняют работы друг друга и иногда даже комментируют их на свитках.

Ни в его офисе, ни дома нет ни одной из его 200 каллиграфических работ. После выставок в Сан-Франциско и Нью-Йорке они отправятся в специальное хранилище. Когда Янг говорит о своей коллекции, отхлебывая зеленый чай, окончательно проступает его новый образ китайского оракула Кремниевой долины: «Пока они у меня, я их хранитель».