К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

Прокачай, или проиграешь: зачем IT-специалисты нанимают менторов

Фото Getty Images
При слове «репетитор» обычно возникают ассоциации с подготовкой ребенка к экзамену, например к ЕГЭ. Однако репетиторы нужны не только детям, но и взрослым. Только в случае со взрослыми репетитор называется иначе: ментор. Наставник, или ментор, позволяет ученику быстрее добиться профессиональных целей, считает сооснователь стартапа Solvery Мария Конопелько

Репетиторы нужны не только детям, но и взрослым. Это открытие легко в основу нашего стартапа. В январе 2020 года мы сделали первый сайт на Tilda и начали проверять гипотезы. Тогда нас интересовал ответ на главный вопрос: работает ли идея? Выяснилось, что работает. К концу лета мы стабильно проводили около 100 часов занятий в месяц через cервис и привлекли «ангельские» инвестиции, чтобы запустить маркетинг.

Кому нужен наставник

Если коротко — тому, кто хочет сделать следующий шаг в карьере. В этот момент человек нуждается в том, чтобы кто-то опытный подсказал ему, как именно сделать этот шаг. Мы решили сосредоточиться в секторе информационных технологий, и наши эксперименты показали, что есть как минимум четыре категории работников, которые нуждаются в помощи опытных коллег:

Реклама на Forbes
  1. Начинающие специалисты, которые ищут работу в IT. Как правило, после университета они окончили профессиональные курсы и поняли, что для поступления на работу в хорошую компанию этого недостаточно. Они хотят доучиться, приобрести нужные навыки, чтобы успешно пройти собеседование. В этой группе преобладают вчерашние студенты в возрасте 23-25 лет;
  2. Люди из других профессий (например, физики, инженеры, финансисты), которые хотят перейти в IT. Как правило, они параллельно проходят курсы по разработке, занимаются самообразованием, делают первые IT-проекты и нуждаются в обратной связи по этим проектам. Им нужны практические навыки и помощь опытного специалиста в подготовке к собеседованию. В этом сегменте преобладают люди более старшего возраста — около 28 лет;
  3. IT-специалисты уровня junior и middle — разработчики, дизайнеры, тестировщики. Они часто приходят за помощью в решении сложной задачи — в небольшой компании со штатом около 50 человек может просто не оказаться опытного специалиста, способного помочь. Здесь запрос формулируется: «Помоги решить задачу». Возраст — около 30 лет;
  4. Team leaders, которые уже прошли путь от разработчика до руководителя группы. Для перехода на более высокую управленческую позицию им нужно прокачать менеджерские навыки, нарастить soft skills. Возраст, как правило, 30-35 лет.

В последнее время к этим четырем категориям добавляется пятая: корпоративные заказчики, которые хотят подтянуть навыки сотрудников. Мы не хотим делать масштабные курсы для корпоративных заказчиков, но по запросу иногда расширяем формат 1:1 до занятий в малых группах по два-три слушателя.

На первые две категории приходится примерно 55% наших клиентов. На оставшиеся — около 45%. Во всех группах уверенно преобладают мужчины: их доля в потоке составляет около 85%. Географическое распределение такое: 63% слушателей — из Москвы и Санкт-Петербурга, оставшиеся 37% из других городов России, а также из-за рубежа.

Несмотря на то что мы еще не продвигали сервис на зарубежные рынки, к нам приходят учиться люди из 14 стран, не считая России. Всего на сервисе зарегистрировано около 500 пользователей, мы фиксируем прирост клиентской базы в размере 20% ежемесячно.

Ментор выходит из кризиса

Менторов в проекте — 250 человек, ежедневно это число меняется, потому что в зависимости от планов ментор может скрыть собственную страничку на сайте сервиса, например на период отпуска. Первых менторов мы искали среди друзей и знакомых.

Как правило, ментор опережает ученика на пару грейдов (ступеней) в корпоративной иерархии и лишь ненамного старше своего подопечного — среди наставников есть ребята 24-25 лет, которые успели сделать карьеру, приобрести навыки в профессии и готовы делиться ими.

Сферы, в которых происходит обмен опытом: дизайн, продуктовый менеджмент, Development Operations, Data Science, тестирование и разработка, включая Back End, Front End и создание мобильных приложений. Ментор может отказать ученику, но это происходит нечасто. Отказы, как правило, связаны с тем, что не все менторы готовы заниматься с начинающими.

Менторы сами определяют стоимость своего часа, однако гонорар не главный мотив, который приводит специалиста в проект. Разработчики и представители других IT-профессий после нескольких лет успешной карьеры попадают в мотивационный кризис — когда круг задач повторяется из месяца в месяц, в сознании возникает вопрос: «А зачем мне все это?»

Выходом из мотивационного кризиса может стать открытие своего бизнеса, однако на такой шаг готовы не все. Преподавание может дать «эмоциональный прирост», привнести в деятельность специалиста новые смыслы: помогая другим освоить профессию, он начинает смотреть на свою работу по-новому, осознает собственную полезность.

Ментор составляет план обучения в зависимости от того, что нужно ученику. Мы — сервис поиска менторов, а не онлайн-школа, поэтому не влияем на образовательный результат напрямую. Но мы стараемся поддерживать менторов с помощью методических рекомендаций и внутренних мероприятий с разбором образовательных кейсов. Мы полагаем, что слушатель и его наставник договорятся, что именно они будут изучать, встречаясь в Zoom.

Если ментор обратится к нам с вопросом как правильно построить занятия, как подойти к ученику, как подавать материал, мы, конечно, ему поможем, поскольку основатели нашей компании имеют опыт работы в EdTech. Пока мы видим, что таких запросов не очень много.

Не все менторы — опытные преподаватели. При этом учеников это не смущает. Слушатели с пониманием относятся к тому, что менторы делают свои первые шаги как наставники. Анализ обратной связи показывает, что 95% учеников решают свои задачи с помощью нашего сайта.

Мы нашли нишу

Как это ни странно, до появления нашего сервиса в Рунете практически не было сайтов, позволяющих начинающему специалисту найти ментора из индустрии, чтобы ускорить свое профессиональное развитие. Иногда появлялись отдельные предложения консультаций на сайтах объявлений, также было какое-то количество профессиональных вопросов на сервисе «Яндекс.Кью». Но эти площадки больше ассоциируются с другими запросами.

Совершенно иная ситуация «в зоне» com. В США есть сервисы Codementor и Mentorcruise, работающие в сегменте С2С. В Канаде есть B2B-сервисы Together platform и Mentorly. Они помогают организовать систему менторства внутри компаний.

Емкость российского рынка менторинга в сфере IT мы оцениваем в размере примерно 10% от числа выпускников IT-курсов и 3-5% сотрудников IT-отрасли. По данным Минкомсвязи в год российские вузы выпускают около 20 000 программистов. Еще около 10 000 человек в год приходят в IT из других специальностей. В 2019 году, по данным Ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий, количество специалистов, работающих в компаниях ИКТ-сферы (информационно-коммуникационные технологии), составило 845 000 человек. Из них 495 000 человек заняты в IT-отрасли.

В денежном выражении емкость российского рынка менторства для IT-специалистов составляет сегодня $55 млн в год, но эта ниша очень сильно пересекается со сферой IT-консалтинга, объем которой в разы больше: по нашим данным, он составляет $816 млн.

Реклама на Forbes

В конечном итоге объем нашего бизнеса будет зависеть от точности позиционирования: нам не хотелось бы «соскальзывать» ни в аутсорсинг, ни в аутстаффинг, ни в HR, хотя такие предложения есть: «Сделайте работу за нас» или «Подберите нам специалиста такого-то». Мы хотели бы остаться в EdTech и менторинге, несмотря на то что для русского уха само слово «ментор» пока кажется иностранным.

Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2021