Черный список сужается. Как офшорные юрисдикции выходят из тени

Алексей Илюхин Forbes Contributor
Фото Mihai Barbu / REUTERS
ФНС в феврале обновила список «черных офшоров». За 2018 год налоговикам удалось договориться с семью офшорными юрисдикциями, которые готовы сотрудничать с российскими госорганами

В начале февраля был опубликован приказ ФНС об утверждении обновленного списка государств, которые все еще не обмениваются информацией о резидентах РФ с российскими налоговыми службами. В приказе от 4 декабря 2018 года, который пришел на смену документу 2017 года, опубликованы 100 стран и 18 территорий. Сам список носит не только информационный характер — он играет ключевую роль при определении правил налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний (КИК), принадлежащих российским налоговым резидентам. Владельцам компаний из «черного списка» ФНС необходимо лично платить налог на всю нераспределенную прибыль КИК. Тогда как для КИК, находящихся в странах, которые не входят в этот список, предусмотрены определенные послабления. Компании из «черного списка» сталкиваются с более пристальным вниманием ФНС, а их владельцам необходимо ежегодно предоставлять в налоговую положительное аудиторское заключение о деятельности компании.

Если сравнивать два приказа ФНС — новый и предыдущий, получается, что за 2018 год ФНС удалось договориться об обмене информацией еще с семью офшорными юрисдикциями (Сейшелы, Лихтенштейн, Белиз, Монако, Сент-Китс и Невис, остров Мэн и остров Гернси). Данная работа ведется в рамках Конвенции о взаимной административной помощи по налоговым делам, которая является универсальным многосторонним инструментом для всестороннего взаимодействия налоговых органов. Конвенция объединяет очень широкий список стран, включая практически все основные офшорные юрисдикции.

Если посмотреть на список оставшихся в тени стран, можно сделать вывод, что практически все основные юрисдикции, которые могли бы быть интересны ФНС, уже осуществляют с ними обмен информацией. Исключением является скандально известная Панама — в 2016 году в результате утечки документов панамской юридической фирмы Mossack Fonseca стала известна подробная информация о большом количестве таких структур в самой Панаме, а также других офшорных юрисдикциях. Бенефициарными собственниками компаний в этих юрисдикциях являлись в том числе и российские предприниматели, а также несколько высокопоставленных российских чиновников, депутатов, губернаторов, силовиков или их близких родственников. Эта информация была опубликована в расследовании Международного консорциума журналистов-расследователей (ICIJ) и Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP).

Шагреневая кожа офшоров

Почему офшоры готовы выходить из тени и обмениваться информацией? В 2012 году в ответ на запрос G20 начали разрабатываться специальные единые правила для стран ОЭСР. Было необходимо создать единый стандарт обмена финансовой информацией для налоговых целей по всему миру, и эти стандарты были обозначены аббревиатурой CRS (Comon Reporting Standard). С 2014 года закон вступил в силу, и на сегодняшний день он охватывает более 100 стран — участников автоматического обмена информацией. Затем были разработаны и подписаны другие законы и многосторонние конвенции для того, чтобы сделать работу через офшоры неэффективной. На саммите G20 2012 года было принято решение по разработке так называемого плана BEPS, который разработан для противодействия размыванию налоговой базы и вывода доходов из-под налогообложения. В 2017 году была подписана многосторонняя конвенция MLI, суть которой состояла во внедрении разработанных в рамках BEPS мер в уже существующие налоговые соглашения между странами.

Получается, что офшоры уже перестали быть такими, какими мы привыкли их воспринимать. Практически все острова готовы обмениваться информацией: в сложившихся жестких условиях их услуги в прежнем виде сопряжены для клиента с прямым нарушением законов и потому не востребованы, и отток клиентов неизбежен. Чтобы сохранить хорошие отношения с крупными международными клиентами, им необходимо создать все условия для нормального функционирования бизнеса клиентов в рамках новых законов.

Единственная причина, по которой, возможно, какие-то из офшоров этого еще не сделали, — это расстановка приоритетов. Офшорам предстоит много работы в рамках автообмена, и они начинают обмениваться информацией с налоговыми органами в порядке очередности, вернее — приоритетов: информация в первую очередь предоставляется тем странам, которые важны с точки зрения будущего сотрудничества. Значит, Панаму, видимо, в меньшей степени интересует Россия. Кроме того, в офшорах действует крайне упрощенная налоговая система, не требующая большого количества квалифицированного персонала для ее обработки. Другими словами, налоговые службы на островах не всегда обладают достаточными ресурсами для обработки дополнительного большого массива информации. На фоне оттока бизнеса из офшоров вопрос квалификации персонала теперь приобретает особую актуальность.

рейтинги forbes
Новости партнеров