Уход Конора: почему закончилась дружба Макгрегора и UFC

Тимофей Кургин Forbes Contributor
Фото Brian Fluharty / USA TODAY Sports / REUTERS
Боец объявил о завершении своей карьеры в ММА. Возможно, Конор Макгрегор и UFC больше не нужны друг другу

Если бы не манера, в которой Конор объявил о своем уходе, — одним твитом, можно было бы поверить ему на слово. Но для бойца уровня Макгрегора такая скромность выглядит странной. Да и в целом завершение карьеры в ударных видах спорта — понятие условное. Недавно на шоу Оскара Де Ла Хойи провели бой Тито Ортиз и Чак Лидделл. Ортизу на момент поединка было 43 года, Лидделлу — 48, и он не дрался перед этим восемь лет. Так что когда 30-летний спортсмен отправляет себя на пенсию через полгода после участия в самом большом бое в истории UFC (UFC 229, 6 октября 2018 года, Конор Макгрегор — Хабиб Нурмагомедов. — Forbes), к этому сложно относиться серьезно.

Скорее можно поверить в то, что переговоры Макгрегора и UFC зашли в тупик, и главный вопрос теперь, кто и кому сейчас нужнее. В 2016 году, когда Конор в первый раз попробовал давить на UFC через твиттер-оповещение об уходе, было понятно, что UFC нуждается в Макгрегоре. Сейчас ситуация изменилась: у UFC есть контракт с ESPN на $1,5 млрд, и организация принадлежит гиганту медиарынка WME-IMG (c 2017-го агентство сменило название на Endeavor. — Forbes). Но главное — с тех пор UFC отточила навык выживания без заскучавшей или сникшей звезды. Это, вероятно, вообще один из ключевых навыков промоушена. Конор явно недооценивает иммунитет президента UFC Дэйны Уайта и его компании.

UFC не раз теряла ключевых атлетов, но оставалась на плаву: в 2010/11 годах бывший рестлер Брок Леснар потерпел два поражения в октагоне и оставил ММА. На тот момент ему принадлежал рекорд по продажам платных трансляций. В 2013-м карьеру приостановил Жорж Сен-Пьер (чемпион в полусреднем весе), а Андерсон Силва (чемпион в среднем весе) дважды проиграл Крису Уайдмену и не дрался весь следующий год. В 2015-м начались проблемы у Джона Джонса, а к концу года суперзвезда женских боев Ронда Роузи проиграла нокаутом и тоже взяла паузу. В этом можно увидеть не только калейдоскоп проблем, но и способность их решать. Сейчас UFC находится на таком уровне организации процесса, когда новая звезда появляется раньше, чем угасает прежняя. А главное — звезды затухают, только показав свою максимальную яркость. Ведь объективно Конор Макгрегор сегодня — это спортсмен, главные бои которого уже в прошлом.

Да, мы говорим о бойце, который полгода назад продал 2,4 млн платных трансляций и принес UFC $17 млн от проданных билетов, но при этом прекрасно понимаем, что пик его карьеры позади. Только реванш с Хабибом или третий бой с Нейтом Диасом могли бы дать похожий маркетинговый результат, но прямо сейчас Конор и UFC не могут договориться.

В числе главных сложностей чаще всего называют головоломку: Конор Макгрегор хочет драться только на номерном турнире (турниры UFC, продающиеся через систему платных трансляций. — Forbes) и только в главном бою. Его аппетит понятен: 30 млн подписчиков в соцсетях и статус самого популярного бойца организации делают его интереснее многих чемпионов. Но в UFC иногда любят порядок — в главных боях номерных турниров уже много лет дерутся только за чемпионский титул. Реванш с Хабибом, действующим чемпионом в весе Конора, пока выглядит не самым очевидным вариантом для каждого. А за участие в со-главном поединке Макгрегор попросил часть акций UFC, но, видимо, получил отказ.

Можно предположить, что Конору была важна рекламная площадка для виски, и он ее блестяще использовал.

Конечно, Конор ведет переговоры с UFC так, как их не может вести ни один другой боец. Он самый высокооплачиваемый персонаж в истории ММА, но еще больше он заработал за пределами октагона. Доход от боя с Флойдом Мейвезером в 2017-м оценивают в $85-100 млн плюс рекламные контракты с производителем спортивного питания Ryse Supplements, брендом Beats и энергетиком Monster Energy. Кроме того, Конор начал производство собственного виски, и здесь есть все основания предполагать огромную прибыль. Макгрегор идеально рассчитал и продукт, и время, и место рекламы. Его контракт с производителем алкоголя и так напрашивался, учитывая специфику аудитории ММА (молодые люди из Европы и США, потребители спортивного контента) и ирландское происхождение героя, но Конор, как и в боях, сыграл на опережение и заключил этот контракт сам с собой, запустив и начав рекламировать собственный бренд Proper Twelve.

Во многом благодаря большой аудитории в соцсетях и активному продвижению там нового проекта у популярного российского рэп-исполнителя получилось — и довольно быстро — превратить сеть бургерных в прибыльное предприятие, а в случае с Макгрегором речь идет о мировом масштабе и принципиально иной платежеспособности аудитории. Критические заметки дегустаторов о сомнительном качестве Proper Twelve тонут в бодрых новостях про супермаркет Tesco, где запасы напитка распродаются слишком быстро, или про выход продукта на австралийский рынок. Продажа алкоголя, нравится нам это или нет, остается одним из самых прибыльных видов торговли, и будет резонно предположить, что Макгрегор уже зарабатывает на собственном виски миллионы долларов. В конце концов, если Конор продает 2,4 млн PPV по цене $65, то продать несколько десятков миллионов бутылок по $30-45 за штуку — задача вполне решаемая. Тогда зачем продолжать драться? Тем более после боя с Мейвезером — события экстраординарного, с неповторимо высокими гонорарами — любое предложение в ММА выглядит для Конора не так привлекательно.

И все же в 2018-м Макгрегор рискнул вернуться и подрался с Хабибом. Можно предположить, что Конору была важна рекламная площадка для виски, и он ее блестяще использовал. Что касается непосредственного дохода от боев, то кроме гарантированных выплат статусный боец в ММА может получить от $1 до $5 (в экстренных случаях) с каждой проданной платной трансляции (PPV). Допустим, суперзвезде Конору могут дать $10 и продадут 2 млн трансляций — тогда получатся солидные $20 млн. Но, к примеру, завершивший карьеру Флойд Мейвезер недавно боксировал за $9 млн, и речь шла не о серьезном бое, а о трех показательных раундах с японцем Теншином Насукавой, который был легче на 5 кг и не имел опыта в профессиональном боксе.

Надо отдать должное Конору — он отменно работает на публику и не бросает вызовы легким соперникам. Уже в этом году он предлагал бой Дональду Серроне, Нейту Диасу, Хабибу Нурмагомедову и говорил, что было бы честью драться против Андерсона Силвы. Каждый из них мог бы избить его с большой вероятностью, и Конор не может этого не понимать. Сложно согласиться на такое, когда продажа алкоголя может приносить так много, а тебе всего 30 лет. Бизнес-инициативы спортсменов вообще не стоит недооценивать: в 1994-м Джордж Форман стал рекламным лицом электрогрилей и заработал на этом $200 млн. Больше, чем на боксе, где у него были бои с Мохаммедом Али и Эвандером Холифилдом. Можете прямо сейчас набрать в поисковой строке «Джордж Форман купить» и убедиться, насколько продолжительность бизнес-жизни дольше, чем спортивной карьеры.

Новости партнеров