Коммунизм, который никто не строил: куда нас заведет шеринговая экономика

Фото Getty Images
​​​​​​​Коммунистическая мантра «от каждого по способностям, каждому по потребностям» неожиданно сработала в самый расцвет эры развитого капитализма. Именно она заложила основу экономики нового типа — Sharing economy, емкость которой оценивается в сотни триллионов долларов

В начале XXI века в экономической истории мира произошло удивительное событие: в недрах капитализма выросло то, что еще лет сто назад называлось моделью коллективного потребления. В ее основе — совместное пользование товарами и услугами, бартер или аренда вместо единоличного владения и частной собственности. Все это реализуется в рамках виртуального сообщества посредством интернет-платформ и специальных приложений.

По своей сути шеринговая экономика — это IT-реинкарнация идеи коллективного хозяйства в абсолютно рыночной и прагматичной среде. Зачем, спрашивается, всю жизнь над златом чахнуть, если сундук можно выгодно сдать в аренду, а злато приумножить, предоставив микрозаем пользователям Лукоморья? Шеринг-экономика бросает вызов основным ценностям общества сверхпотребления, нивелируя философию обогащения и подрывая триумф частной собственности. Не нужно покупать автомобили, квартиры, яхты, частные самолеты, офисы и многое другое, если вы можете ими пользоваться, не неся расходы на содержание и ремонт. И при этом можно менять дома, квартиры, машины, интерьеры столько раз, сколько захочется.

Экономика совместного потребления охватила уже целые страны и отрасли, превратившись в миллиардный бизнес, привлекательный и для крупных корпораций, а ее быстрый рост феноменален. Число предложений Airbnb (платформы по обмену и поиску жилья) выросло за последние 6 лет больше, чем сеть отелей Hilton за 93 года. И рост продолжается такими же темпами. Потоковая платформа Netflix уже конкурирует с признанными киностудиями за «Оскар». Автомобильный брокер Uber выводит таксистов всех стран на баррикады. И это только начало.

Потребляй, делись и властвуй

К преимуществам, которые дает экономика совместного потребления, относятся:

  • Гибкость. С платформами совместного использования транспорта — такими, как испанская Ecooltra и Yego, компания по обмену электронными скутерами, Bicing для обмена велосипедами, платформы для поездок на дальние расстояния Amovens и Blablacar или немецкими car2go и drivenow, которые предлагают услуги по обмену автомобилями в крупных европейских городах, — жизнь становится проще и быстрее. Просто откройте приложение, проверьте, какое транспортное средство наиболее близко к вам находится, зарезервируйте его, и GO!
  • Независимость. Потребитель больше не привязан к месту жительства или месту работы. Платформа Airbnb дает возможность менять квартиры как перчатки. Платформы по найму сотрудников на фрилансе — это возможность работы из любой точки земного шара. Для работы теперь не нужны офисы: есть многочисленные коворкинг-пространства, которые можно просто арендовать. Как результат, все большее число людей предпочитают работать удаленно, а не в одном физическом пространстве.
  • Рациональное потребление. Экономика совместного потребления помогает зарабатывать деньги, сдавая в аренду «простаивающие» товары. Сдача в аренду инструментов, автомобилей или даже совместное использование оставшихся продуктов в холодильнике перед отправлением в отпуск — все это помогает уменьшить количество отходов и дает возможность многократно использовать предметы, а не выбрасывать их. Например, с помощью платформы Eatwith можно найти себе компанию на ужин или обменять остатки неиспользуемых продуктов из холодильника в пределах своего сообщества.
  • Укрепление доверия. Экспертные обзоры и рейтинги каждой платформы способствуют честности и прозрачности. Базирующаяся в Барселоне платформа Badi, которая стремится сделать городскую жизнь доступной для всех и повсюду, соединяет людей с общими пространствами, является прекрасным примером того, как люди развивают экономику совместного проживания.
  • Экономические выгоды. Согласно отчету Deloitte, потребители экономят в среднем $88 в сутки, снимая жилье через Airbnb, а не номер в гостинице.

Однако есть и минусы:

  • Безопасность и пробелы в законодательном регулировании. Система рейтингов и оценок не защищает на 100% от недобросовестных пользователей, которые могут разбить каршеринговую машину или испортить жилье. Во многих случаях отсутствует регулирование качества продуктов и услуг, которыми обмениваются пользователи. Например, гостиницы проверяются на предмет качества, а апартаменты Airbnb — нет.
  • Проблемы роста. Бизнес-модель испытывает много проблем с ростом, и многие классические компании пытаются его остановить. Яркий пример — национальная забастовка против Uber и Cabify, которая полностью парализовала Испанию и временами становилась довольно жестокой.
  • Нестабильность. Если кто-то хочет заработать дополнительные деньги, чтобы погасить долг или сэкономить на крупной покупке, это может быть отличным выходом. Но если потребители смотрят на это как на единственный источник дохода, обеспечить себе приемлемый уровень жизни через онлайн-биржи фрилансеров может быть намного сложнее.

Три тенденции экономики совместного потребления

Взрывной рост экономики совместного потребления уже не остановить. Он превзошел все прогнозы и поразил даже самых оптимистичных экспертов рынка. Уже сегодня существует несколько тысяч платформ для совместного использования ресурсов, работающих почти во всех секторах экономики по всему миру. Хотя еще 10 лет назад, в 2009 году, их было всего несколько: Zipcar, BlaBlaCar и Couchsurfing. Airbnb был запущен осенью 2008 года, а Uber —весной 2009 года. Новая модель потребления — это уже не предпочтение поколения миллениалов, а неотъемлемая часть современной жизни. Чего ждать от этой сферы в следующие 10 лет?

1. Неравномерный рост. В 2019 году состоятся первые IPO компаний экономики совместного потребления. Lyft и Uber подали заявку на публичное размещение. Uber при этом оценивается в $120 млрд, а Lyft — в $15 млрд. На другом конце света, в Китае, некоторые компании экономики совместного пользования переживают сложные времена и находятся на грани банкротства (например, компания Bikesharing). Китайское правительство хочет, чтобы к 2020 году оно составляло 10% национального ВВП. Успех экономики совместного потребления во многом зависит от изменений общественного мышления и уровня доверия. Платформы, которые стремятся расти слишком быстро в надежде на сверх-спрос, ставят под угрозу доверие клиентов. Смогут ли Uber и Lyft в условиях бурного роста найти долгосрочную устойчивую бизнес-модель без повышения цен — большой вопрос.

2. Демография как определяющий фактор. В ближайшие 10 лет экономика совместного потребления все больше будет зависеть от демографии, которая до сих пор играла вспомогательную роль. Ставка будет сделана на зарождающийся средний класс, в особенности женщин, поколение миллениалов и пожилых потребителей. По данным исследований World Economic Forum, впервые в истории человечества средний класс представляет большинство населения планеты, и, согласно прогнозам, в ближайшие 10 лет он удвоится. Ожидается, что женщины будут нести ответственность за 2/3 увеличения всех располагаемых доходов в следующем десятилетии. Между тем в США, Японии и в Европе растет число стареющих жителей. Женщины уже являются одними из самых активных клиентов экономики совместного использования. К тому же экономика совместного потребления может постепенно изменить институт пенсий, поскольку все больше людей к старости нуждаются в дополнительном доходе или хотят продолжать участвовать в жизни своих сообществ. Такие платформы, как SilverNest и GoGoGrandparent, как раз предназначены для удовлетворения таких потребностей.

3. Активность регуляторов. Постепенно регуляторы понимают, что экономика совместного потребления требует от них упреждающих действий. В 2018 году Дания стала первой страной, позволившей владельцам квартир платформы Airbnb сообщать о доходах непосредственно в налоговые органы. Другой пример: многие европейские города перешли к тому, чтобы заставить платформы для электронных скутеров «действовать с осторожностью», в то время как другие, такие как Портленд, штат Орегон, запустили пилотные программы для определения соответствующих нормативных правил.

Шеринг по-русски: глобальные изменения с национальным акцентом

Россия находится вовсе не на периферии глобальных тенденций в сфере экономики совместного пользования, а в самом ее эпицентре. В отечественной нише прижились и с успехом работают отделения таких международных платформ, как сервис краткосрочной аренды Airbnb, сервис по поиску попутчиков BlaBlaCar, сервис по аренде вещей Rentmania, Uber, каршеринг «Делимобиль» и другие. Русским людям в принципе свойственна социальная общинность, близки по духу понятия «совместное пользование» и «делиться». Вместе с тем основная угроза — низкий уровень доверия и осторожность — не стала тормозом или проблемой, а превратились в стимул для развития.

Еще одна наша особенность: российский шеринговый рынок не про квартиры, не про машины или одежду, а про опыт. Мы быстро учимся всему новому и понимаем, как это работает, начиная делиться опытом и вовлекая в это все новых и новых пользователей. Хотя, конечно, сейчас шеринг-бум затронул в большей степени Москву, Петербург и города-миллионники, но подтянутся и другие города. То, что российская почва готова для шеринг-экономики, показал, в частности, и чемпионат мира по футболу, когда места в гостиницах Петербурга сначала были неадекватно дорогими, а потом быстро закончились. И иностранные гости массово селились в российских хрущевках и брежневках через платформы-аналоги Airbnb.

К таким результатам, которых достиг «Делимобиль» за 11 месяцев работы в Москве, в Европе приходят за 2-3 года. Конечно, при выходе на рынок были опасения: как это, отдавать автомобиль непонятно кому и неизвестно по каким документам? А как же аварии и кражи? Однако сегодня емкость рынка каршеринга уже оценивается в России в 13 млрд рублей. А общий объем основных отраслей российского шеринга — в 511 млрд рублей.

Наиболее перспективным сегментом национальной шеринг-экономики является обмен вещами и работа. Так, платформы по продаже или обмену вещей занимают самую большую долю в структуре с показателями в 370 млрд рублей. Еще один драйвер — онлайн-биржи по поиску фрилансеров, объем которых приближается к 98 млрд рублей. Свыше 2,5 млн россиян оценили возможности шеринга и регулярно подрабатывают, «шеря» заказы через онлайн-платформы. На рынок совместных поездок приходится 13,7 млрд рублей, краткосрочную аренду жилой недвижимости — 9,8 млрд рублей, шеринг офисов — 5,7 млрд рублей, краудфандинг — 400 млн рублей.

Основные мотивы для россиян-приверженцев шеринг-экономики — стремление больше зарабатывать и меньше тратить, а также сохранять мобильность. Портрет типичного пользователя российских шеринг-сервисов — житель крупного города, возраст 25–39 лет, со средним доходом. По оценкам экспертов, объемы рынка шеринг-экономики в России будут прирастать на 10-30% в год. Это поменяет классическую модель потребления: покупатель — посредник — поставщик — производитель. Крупные классические компании, в частности таксопарки, будут вынуждены пересматривать бизнес-модели, снижать цены или развивать собственные платформы. Это в целом позитивно повлияет на рынок, нивелируя тотальный диктат монополий и крупных игроков, сделав его более доступным и ориентированным на потребителя.

Новости партнеров