Жизнь после цинандали: как запрет грузинского вина изменит ландшафт винной отрасли

Юрий Дудко Forbes Contributor
Фото EPA / ZURAB KURTSIKIDZE / ТАСС
Кто из представителей российского бизнеса пострадает от запрета на ввоз грузинского вина в РФ и какие последствия это несет для поставщиков, импортеров и ретейлеров

Доля винного рынка, которая приходится на Грузию, — 15,5%. Это третья позиция по обороту вина после Италии и Франции. В год РФ импортирует около 38 млн литров грузинского вина. При этом в последние годы доля грузинского вина продолжала расти, в то время как Европа падает: Италия — на 6%, Франция — на 11%, Испания — на 14%, а Грузия прирастала на 8% в год.

Если говорить о последствиях запрета в России грузинских вин, сценариев развития событий может быть два.

Для начала рассмотрим, как может выглядеть ситуация при плохом сценарии. Он предполагает запрет на оборот продукции — в точности такая же ситуация возникла в 2006 году. В то время я работал в компании, которая занималась импортом в Россию молдавского вина. На тот момент Молдавия и Грузия были двумя странами, которые практически полностью контролировали рынок. Около 70% приходилось на Молдавию, 10% на Грузию, а все остальное — Россия и другие страны.

Тогда был реализован самый жесткий сценарий из всех возможных. Было получено письмо от главного санитарного врача Геннадия Онищенко о приостановке действия всех сертификатов соответствия, выданных ранее (кстати, их действие не возобновлено до сих пор). Таким образом, необходимо было вывести из оборота на всей территории РФ всю продукцию, которая была на полках магазинов и на складах дилеров. Около двух месяцев мы не могли осознать, чем это грозит: вся продукция была признана контрабандой, продавать ее стало преступлением. Кроме того, все обязаны были ее утилизировать собственными силами.

Как обычно, многие стали искать альтернативные пути. Например, переклеить этикетки, написав на них, что это российское вино. Однако эти попытки очень быстро пресекли. Можно было вернуть товар производителю, но это расходы на логистику, причем немалые. Кто-то пытался опротестовать запрет, обратившись в Страсбургский и другие европейские суды. Это было безрезультатно, поскольку ничего доказать истцы не смогли: приостановить действие сертификата официально невозможно.

Большинство компаний-импортеров обанкротились. Огромные убытки — на миллионы долларов — понесли банки, которые финансировали винный бизнес. Прекратили существование практически все крупные винодельческие заводы в Молдавии, поскольку для них мы были основным рынком сбыта.

Создалась ситуация острого дефицита: все видели пустые полки в «Окей», других сетях, небывалый ажиотаж. На этом фоне российские заводы, которые смогли быстро отреагировать и запустить на полную мощность производство, пережили свои лучшие времена. Например, завод «Игристые вина» загрузил все свои линии. Разливали круглосуточно, за вином «Эль Пасо» стояла очередь из дистрибьюторов. В 2005 году завод выпускал 0,5 млн бутылок вина в год. В 2006-м эта цифра составила 13 млн, что составляет прирост в 25 раз.

Следующие несколько лет были такими же положительными. Потом, когда Европа наладила поставки, пошел спад. Говоря о текущей ситуации с грузинским вином, думаю, что запрет также очень благоприятно скажется на наших южных производителях.

Второй сценарий не столь радикальный и заключается в запрете импорта. В этом случае не случится такого коллапса, — речь больше об упущенной прибыли для многих дилеров.

Однако если говорить о потребителе, думаю, что он не особо пострадает. Учитывая высокую стоимость грузинского вина, ему есть очень достойные альтернативы. Для тех, кто любит звучные названия, остается Абхазия, а для тех, кому нужен вкус, — Чили и Испания.

Новости партнеров