«Искандеры» приуныли. Стали ли санкции причиной экономической стагнации в России

Фото Eduard Korniyenko / Reuters
Прошло уже более пяти лет с момента введения первых международных санкций против России. Столь значительный срок позволяет оглянуться назад и попытаться оценить, насколько серьезным было влияние санкций на экономику страны

Простой взгляд на динамику экономического роста показывает, что практически сразу после введения санкций в 2014 году российская экономика начала падать. Однако понять, какую роль в этом падении сыграли именно санкции и напрямую связанные с ними события (например, ответные контрсанкции) ­— задача совсем не тривиальная. Связано это с тем, что ровно в то же самое время на российскую экономику оказывали влияние сразу два других важных негативных фактора.

Во-первых, российская экономика начала замедляться уже в 2013 году, то есть еще до введения санкций. По сути, это была структурная рецессия, вызванная накопившимися внутренними экономическими проблемами. Во-вторых, в то же самое время произошло значительное падение цен на нефть, что также стало сильным внешним шоком, ударившим по российской экономике.

За последние годы вышел целый ряд исследований, целью которых было количественно оценить эффект от санкций, отделив его от двух других факторов. Опубликованный недавно обзор этих исследований показывает, что общая картина в них вырисовывается достаточно похожая, несмотря на то что точные оценки разнятся от исследования к исследованию.

Прежде всего, результаты анализа свидетельствуют, что, хотя санкции действительно имели значимый отрицательный эффект на экономический рост, по своей значимости он был существенно меньше, чем эффект от падения цен на нефть. Если смотреть на конкретные цифры, то относительное влияние падения цен на нефть оказывается примерно в несколько раз больше, чем эффект от санкций. Так, по достаточно консервативным оценкам МВФ, санкции привели к сокращению ВВП на 0,2 процентных пункта в год, в то время как снижение цен на нефть отъедало по 0,7 процентных пункта в год.

Что касается вопроса, по каким именно чувствительным местам нанесли удары санкции, то наиболее болезненным стало резкое сокращение иностранных инвестиций в Россию — как прямых, так и портфельных. Это привело к существенному падению курса рубля и значительному удорожанию привлечения средств, необходимых для развития бизнеса.

Инвесторы плохо представляют себе, кто может попасть под действие западных санкций или пострадать от попыток российского правительства нанести ответный удар.

При этом наиболее болезненным стало сокращение прямых инвестиций, так как оно привело далеко не только к дефициту необходимых для развития бизнеса средств. Основное отличие прямых инвестиций от других способов трансграничного финансирования заключается в том, что помимо денег они ведут к увеличению производительности за счет переноса новых технологий, здоровой корпоративной культуры, современных бизнес-процессов и других ключевых ингредиентов производительности. Именно поэтому сокращение прямых инвестиций напрямую связано с ростом технологического отставания. Этот эффект, скорее всего, на данный момент играет гораздо более важную роль, чем прямой запрет на передачу определенных технологий, также вошедший в пакет санкций.

Отрицательный эффект от санкций на инвестиции не ограничивается запретом на финансирование вошедших в санкционные списки компаний. Не менее важными являются непрямые эффекты, связанные с ростом неопределенности. Введение санкций существенно увеличило волатильность российских финансовых рынков и привело к росту рисков вложения практически в любые активы. Инвесторы плохо представляют себе, кто именно может попасть под действие западных санкций или, что не менее важно, пострадать от попыток российского правительства нанести ответный удар. Подобная неопределенность ведет к существенному сокращению инвестиций и, как следствие, сокращению экономического роста. По некоторым оценкам, один только непрямой эффект от сокращения инвестиций из-за роста неопределенности мог привести к падению роста больше чем на 1%. И если конкретные оценки размера этого непрямого эффекта можно подвергать сомнению, то тот факт, что существенная часть сокращения инвестиций действительно связана не с прямым санкционным запретом, а именно с ростом неопределенности, представляется несомненным.

Другим чувствительным ударом по экономике стало сокращение международной торговли. При этом удар по торговле был нанесен как самими санкциями, так и ответными контрсанкциями. Анализ показывает, что только с момента введения санкций до конца 2015 года российский экспорт сократился на $54 млрд. Отметим очень важный факт: большая часть падения пришлась на товары, которые не попали под санкции. Это объясняется тем, что, как и в случае с инвестициями, одним из важных последствий санкций стал рост неопределенности. В случае экспорта — неопределенности в отношении торговых партнеров. В сочетании с сокращением доступности финансирования для экспортеров, это и привело к столь внушительному падению экспорта российских товаров.

Экспорт западных стран в Россию в тот же период, с начала 2014 по 2015 год, упал на $42 млрд. Основная часть сокращения экспорта западных стран в Россию связана не с санкционными запретами, а с российскими контрсанкциями. При этом введение контрсанкций нанесло удар не только по попавшим под эти санкции западным экспортерам, но и по собственным гражданам, вынужденным сокращать свое потребление из-за резкого роста цен на санкционные товары. Анализ изменения потребления и цен по различным категориям товаров указывает на то, что отрицательный результат от контрсанкций составил примерно 3000 рублей на человека в год.

Оглядываясь на прошедшие пять лет, можно видеть, что санкции привели к закукливанию российской экономики.

Все приведенные выше результаты свидетельствуют о том, что в целом российская экономика заметно пострадала от санкций. Выиграл ли в России кто-то от санкций? Конечно, да. Первыми на ум приходят сельскохозяйственные производители, которые получили подарок в виде контрсанкций, резко увеличивших и цены, и спрос на их продукцию. Аналогично российское машиностроение смогло воспользоваться уходом с рынка иностранных конкурентов. Кроме того, среди выигравших от санкций отраслей неожиданно оказались сырьевые экспортеры, включая нефтяные компании, чей экспорт не пострадал от санкций, но которые выиграли от сокращения издержек, связанных с падением курса рубля. Другой вопрос, что с точки зрения долгосрочного развития и диверсификации экономики это скорее стало еще одним негативным последствием санкций.

Быть может, самым серьезным негативным последствием санкций — и обострения внешнеполитической ситуации в целом — стала радикальная смена приоритетов российского руководства. До некоторого момента государственная политика пыталась найти баланс между вопросами экономического развития страны и обеспечением национальной безопасности, когда они вступали в противоречия. Начиная как минимум с 2014 года вопросы безопасности получили безусловный приоритет. Развитие бизнеса раз за разом приносится в жертву, причем в наиболее быстро развивающихся секторах, будь то развитие интернета или сетей 5G. В сочетании с сокращением перетока технологий из-за меньшей включенности в мировые торговые и финансовые цепочки это ведет ко все возрастающему технологическому отставанию от ведущих мировых экономик.

В целом, оглядываясь на прошедшие пять лет, можно видеть, что санкции привели к закукливанию российской экономики. И в этом плане внешнее воздействие действительно сыграло важную роль в экономических проблемах России последних лет. Но вот причины того, что эта куколка перестала развиваться и никак не может хотя бы начать превращаться в бабочку, прежде всего внутренние. И именно в решении этих внутренних проблем, а не в снятии санкций лежит ключ к дальнейшему развитию.

Новости партнеров