«Гиря на ногах у Мишустина»: как Белоусов подвинул Силуанова и к чему теперь готовиться бизнесу

Андрей Белоусов Андрей Белоусов Фото Вячеслава Прокофьева / ТАСС
Новый первый вице-премьер Андрей Белоусов у бизнеса пользуется репутацией государственника и человека, ориентированного скорее на перераспределение, чем на развитие. Именно перераспределением он и займется в правительстве, опасаются бизнесмены, с которыми побеседовал Forbes

Вечером во вторник, 21 января, президент Владимир Путин подписал указы о формировании нового правительства. Состав кабинета министров подвергся кардинальным изменениям — из десяти вице-премьеров на своих постах остались лишь трое (Татьяна Голикова, Юрий Трутнев и Юрий Борисов), а важные министры (Минэкономразвития, Минздрав, Минкомвязи) лишились своих постов. Самая значительная кадровая перестановка связана с постом первого вице-премьера — на место Антона Силуанова, который продолжит работу в правительстве в качестве министра финансов, назначен Андрей Белоусов, до сих пор занимавший пост помощника президента, а до этого руководивший Министерством экономического развития.

Новый баланс сил

Назначение Белоусова первым вице-премьером изменит баланс сил в правительстве, считает федеральный чиновник. Перед Силуановым стояла задача бюджетной консолидации и жесткой экономии средств, сейчас конъюнктура поменялась, приоритетом стало экономическое развитие — нужно перезапустить рост, а для этого требуется другая квалификация, объясняет другой чиновник.

Ключевой задачей Белоусова будет реализация национальных проектов, на которую сделал ставку президент для повышения благосостояния россиян, предполагают два федеральных чиновника. Новых доходов нет, а если стоит задача улучшения жизни, речь идет о перераспределении имеющихся средств, солидарен другой чиновник. Если вице-премьер охраняет бюджет от дополнительных расходов и лоббистов, он не может думать о развитии, к тому же часть нацпроектов буксовала, говорит еще один собеседник Forbes. По его словам, большую озабоченность президента вызывала растущая бедность людей, ухудшение демографической ситуации и последней каплей стало плохое исполнение нацпроектов в 2019 году — не успели освоить почти 9% средств, заложенных на реализацию национальных проектов (150 млрд рублей), а суммарно объем неисполненных расходов федерального бюджета составил 1 трлн рублей. А главным ответственным за экономику был как раз Силуанов, отмечает еще один собеседник Forbes. У Антона Германовича были слишком широкие полномочия для одного человека, и его влиятельность многим в бизнесе не нравилась, говорит другой чиновник.

Назначение нового вице-премьера — это разделение антикризисных мер и роста. В упрощенных формулировках, Силуанов — финансист и бухгалтер, а Белоусову можно будет заняться более возвышенными макроэкономическими категориями экономического развития, считает федеральный чиновник.

В публичном поле Белоусов выглядел активнее Силуанова, но будучи вне правительства, он мог позволить себе смелые высказывания, считает российский миллиардер, попросивший не называть его имени. «Я не жду от Белоусова сильных прорывов, скорее всего он будет продолжать ту же политику, что и его предшественники. Может, добавит 0,5% к темпам роста, но не думаю, что существенно больше», — поделился ожиданиями бизнесмен. Белоусов — один из наиболее грамотных экономических чиновников в стране, но он встроен в систему и вряд ли получит мандат шире, чем у Силуанова, считает другой собеседник из бизнеса.

Граната в курятнике

У Белоусова как у экономического идеолога большой послужной список. Он консультировал нескольких премьеров, начиная от Евгения Примакова и Михаила Касьянова, год работал министром экономического развития. В июне 2013 года Белоусов переехал на Старую площадь, где работал помощником президента Путина по экономическим вопросам. Он был скорее серым кардиналом, теперь его статус поменялся: будет отвечать за результат, и это другой уровень ответственности, констатирует федеральный чиновник.

Одной идеей Белоусова было создание АСИ как сети агентств развития, объединяющих соответствующие региональные агентства, которая должна была генерировать инвестиционные проекты самостоятельно, но на практике эту идею реализовать не удалось. Структура красивая, а выхлоп небольшой, скептичен федеральный чиновник. Да и позиции АСИ как органа, представляющего интересы бизнеса, сильно пошатнулись после «дела Baring Vostok», отмечает участник списка Forbes.

Самой нашумевшей инициативой Белоусова было изъятие сверхдоходов компаний на 500 млрд рублей у 14 компаний, в числе которых были тяжеловесы российского бизнеса — «Северсталь», НЛМК, «Норникель», «Мечел», «Полюс», «Алроса», ММК и «Сибур». Белоусов объяснял, что металлургические, добывающие и химические компании из-за благоприятной рыночной конъюнктуры получили сверхприбыли при том, что налогообложение в этих отраслях мягче, чем в нефтегазовой. Такая мера будет поощрять неэффективность бизнеса, настаивал владелец НЛМК Владимир Лисин. «Не учитывается, сколько компания инвестировала раньше, возвращая деньги в производство и повышая рентабельность, и сколько ей нужно инвестировать в будущем. В результате возникает риск снижения инвестиций и конкурентоспособности», — возмущался Лисин. Предложенная Белоусовым мера может остановить рост не только металлургического сектора, но и всей экономики, был солидарен председатель совета директоров «Северстали» Мордашов. С консолидированной критикой выступил и РСПП, по расчетам которого предложенная Белоусовым мера снизила бы капитализацию фондового рынка на 10%. В итоге задуманное помощником президента реализовано не было. Вместо этого Антон Силуанов, на тот момент занимавший кресло первого вице-премьера, предложил другую конструкцию — обеспечить бизнесу защиту от изменения налогового, регуляторного и тарифного законодательства в обмен на инвестиции в критически важные для экономики отрасли.

Но сам Белоусов на критику бизнеса ответил не менее категорично. Бизнес неправильно интерпретировал его письмо Путину с предложением изъять сверхприбыли, и добился «эффекта гранаты, брошенной в курятник», заявил он в интервью Forbes. По его словам, в списке были перечислены компании, которые должны были переходить на наилучшие доступные технологии, для этого требовалась подготовка новых регламентов регулирования.

«Эффект гранаты, брошенной в курятник»: как миллиардеры переиграли помощника президента

Бизнес готовится к худшему

Белоусов — жесткий оппонент, хотя иногда использует и мягкие формулировки по привычке из академической среды (он доктор экономических наук), говорит его бывший коллега. У него хорошая память: он никогда ничего не забывает — ни хорошее, ни плохое, вздыхает другой чиновник.

Публично Белоусов выступал редко, но зато не скупится на прямые формулировки. «Классную систему мы создали, при которой жулики и преступники чувствуют себя комфортно», — говорил Белоусов в 2018 году на Восточном экономическом форуме. Помощник президента имел в виду систему контрольно-надзорной деятельности, когда люди, которые занимаются незаконным предпринимательством, чувствуют себя комфортнее, а легальные предприниматели испытывают давление со стороны контрольно-надзорных органов. «Им (контролерам. — Forbes) же надо кого-то контролировать. А кого? Естественно, того, кто работает «вбелую» и нормально себя чувствует», — возмущался Белоусов.

Часть идей Белоусова не проходила из-за противостояния с коллегами из финансово-экономического блока правительства, как например, в ситуации с изъятием дополнительных доходов или электронной ветеринарной сертификацией, но революционных идей среди его инициатив бывшие коллеги не припоминают. «Скорее это были системные и институциональные меры», — отмечает чиновник.

Среди любимых идей Белоусова — цифровизация и импортозамещение программного обеспечения. «Железо его мало интересовало, он фокусировался на инфраструктуре и интеллектуальной собственности», — отмечает его знакомый. «Он просто двинут на цифре», — говорит другой его знакомый.

Бизнесмены, с которыми пообщался Forbes, неоднозначно оценили назначение Белоусова. При этом собеседники Forbes просили об анонимности, сославшись на сложный характер чиновника и злопамятность: «Чтобы не обиделся». Один из собеседников рассказывает, что во время совещаний с бизнесом Белоусов обычно ведет себя снисходительно и высокомерно («как мастодонт»), и называет чиновника последователем «советской школы» и государственником: «Для него бизнес всегда выступал в роли дойной коровы». При этом Белоусов «смелый» и не боится идти на риск, а значит, его прогосударственный подход может существенно повлиять на привлекательность инвестклимата, переживает собеседник Forbes.

«Андрей Рэмович — более сложная и гибкая фигура», — возражает собеседник, близкий к РСПП. Да, «жестковат», признает он, но «это не худший вариант». Он будет пытаться намного больше вмешиваться в экономику, чем Силуанов, считает он: «Зато он по крайней мере экономист, а не бухгалтер». Крупный бизнес хорошо знаком с Белоусовым, отмечает собеседник Forbes: он нередко выступал независимым арбитром в спорах с надзорными органами. У чиновника «сильные прогосударственные позиции», признает собеседник Forbes, но он понимает и важность стимулирования бизнеса и инвестиций. Именно Белоусов был инициатором Агентства стратегических инициатив и его «дорожных карт», напоминает собеседник Forbes.

«Такие миллиарды и такие идиоты». Белоусов узнал, кто раскрыл СМИ его план изъять у бизнеса 500 млрд рублей

Триумвират в правительстве

Силуанов и Белоусов не будут конфликтовать в правительстве: у первого останется бюджетное правило и контроль за расходованием средств, для Белоусова будет главным отчет перед президентом по национальным проектам, считает федеральный чиновник. Каким образом будут строиться отношения с премьером Михаилом Мишустиным, будет зависеть от всех троих, говорит другой чиновник: «создана новая конструкция управления. Но Мишустин, Силуанов и Белоусов хорошо друг друга знают и найдут общий язык».

Собеседники из бизнеса настроены более критично. «Человек не на развитие», — категоричен участник списка Forbes. Он — очень грамотный бюрократ, умеет продвигать свои идеи в коридорах власти, перечисляет собеседник Forbes: «Но его конек — перераспределение». Белоусов будет «гирей на ногах у Мишустина», считает бизнесмен. По его мнению, это быстро спровоцирует конфликт: «В длительное существование этого альянса [Белоусова и Мишустина] я не верю».

Часть собеседников Forbes из бизнеса вовсе не видит между Силуановым и Белоусовым большой разницы. «Оба тяготеют к финансовому блоку и перераспределению [бюджетных. — Forbes] денег, нежели к принятию риска и снятию институциональных ограничений», — говорит собеседник Forbes из представителей крупного бизнеса. В вопросах развития страны нужно рассматривать не только государственную казну, но и деньги бизнеса и иностранных инвесторов, считает собеседник Forbes.

Попросили на выход: кто не попал в новое правительство

Новости партнеров