Прощание с «единорогом»: Кевин Спейси и Эштон Катчер потеряют деньги на первом IPO года

Фото  Charley Gallay/Getty Images for Casper Sleep Inc
Сооснователи Casper Филип Крим, Люк Шервин, Габриэль Флэнтэм и Нил Парикх Фото Charley Gallay/Getty Images for Casper Sleep Inc
Производитель матрасов Casper первым из американских стартапов официально запустил подготовку к IPO в этом году. Однако путь на биржу оказался тяжелым: с конца января компания уже дважды снизила свою оценку и в результате перестала быть «единорогом». Потери грозят поздним инвесторам, в числе которых отец основателя Casper и звезды Кевин Спейси и Эштон Катчер

В 2017 году отец одного из основателей Casper решил поддержать многообещающий бизнес сына по производству пенных матрасов и в раунде C вложил $250 000 в обмен на крошечную долю. Вместе с ним в компанию вложились несколько инвесторов-тяжеловесов: ретейлер Target, венчурные фирмы New Enterprise Associates и Lerer Hippeau Ventures и несколько знаменитостей, включая Кевина Спейси, Кармело Энтони и Эштона Катчера. 

Casper был основан в 2014 году. Компания выпускает матрасы, которые можно упаковать в компактные коробки и отправить почтой. После раунда С на $170 млн стартап оказался в шаге от желанного статуса «единорога». 21 месяц спустя он преодолел рубеж: в ходе раунда D Casper оценили в $1,1 млрд.

Производитель матрасов отнес популярных блогеров к рискам для бизнеса

Но похоже, что скоро ему придется сдать медаль. А Джайешу Парикху, отцу сооснователя и директора по стратегии Нила Парикха, предстоит увидеть, как стоимость его доли падает на $150 000: если готовящаяся к IPO компания разместит акции по средней цене из последнего установленного диапазона, его доля будет стоить $100 000. Врач из Нью-Джерси может полностью выйти из бизнеса или остаться в надежде, что после выхода на биржу акции будут дорожать.

От Эштона Катчера до Jay-Z: кого из звезд обогатит IPO Uber

Не менее двух десятков инвесторов ждет бумажный убыток после того, как нью-йоркский стартап снизил свою оценку — сначала на прошлой неделе, затем в среду. Компания сообщила, что оценила свои акции в диапазоне от $12 до $13. Это значит, что теперь стартап стоит максимум $520 млн. Это в два раза меньше оценки, полученной им в ходе последнего раунда частного финансирования. После переоценки на прошлой неделе стоимость Casper упала с $1,1 млрд до $760 млн.

Target, еще один поздний инвестор Casper, потратил $80 млн, чтобы собрать долю 7,1% в ходе раундов C и D. Теперь его доля стоит всего $32 млн.

«Большая ошибка»: производитель Marlboro снизил оценку стартапа Juul более чем в три раза

Ранние инвесторы Casper, в числе которых венчурные компании Lerer Hippeau Ventures, Norwest Venture Partners и NEA, — в более выгодном положении. Крупнейший акционер стартапа — фонд NEA, который впервые инвестировал в Casper в посевном раунде в 2014 году, когда акции стоили всего 47 центов. Сейчас NEA владеет долей 15,9%, которая оценивается в $62 млн. 

Если Парикх-старший потеряет деньги (мы исходим из того, что он не инвестировал в компанию при более низкой оценке, о чем не сообщалось), то он всегда сможет потребовать возмещение у своего сына. Согласно материалам компании, 30-летнему Нилу Парикху, так же, как и сооснователю Casper Люку Шервину, принадлежит доля стоимостью $25 млн. У 36-летнего CEO стартапа Филипа Крима — доля стоимостью $30 млн. Два других основателя стартапа не упомянуты в документах как крупные акционеры. 

Дополнительные материалы

Будущие «единороги»: 25 самых перспективных стартапов по версии Forbes

Перевод Натальи Балабанцевой