Как России избежать катастрофы в экономике из-за коронавируса

Фото Дмитрия Феоктистова/ТАСС
Налоговые льготы малому и среднему бизнесу вполне по карману бюджету и помогут избежать экономического коллапса Фото Дмитрия Феоктистова/ТАСС
В России под антикризисными мерами чаще понимают государственную помощь крупным компаниям. Однако в ситуации пандемии коронавируса значительно более эффективными могут стать денежные выплаты всему населению страны, а также налоговые льготы для малого и среднего бизнеса, считает экономический обозреватель Борис Грозовский

Мировая экономика переживает экстренное торможение. Больше всего это похоже на то, как тормозят, увидев перед собой препятствие, автомобилисты на скоростной трассе. Одни уже подъехали близко к препятствию и выжимают тормоза, другие еще несутся в отдалении от него, но постепенно приближаются. Им еще не видна преграда, но вскоре затормозить придется и им.

Внезапная остановка

Когда все отправляются на карантин, экономика перестает работать. О масштабах экстренного торможения можно судить по Китаю, где в январе-феврале промышленное производство снизилось на 13,5%, оборот торговли — на 20,5%, а инвестиции — на 24,5%. До уровня в 6,2% выросла безработица. Скорее всего, этот год будет для китайской экономики худшим с 1976  года, когда умер Мао и закончилась «культурная революция». 

Сейчас, когда распространение вируса COVID-19 в Китае почти остановилось, тамошние производства постепенно восстанавливаются. Но вирус дошел до Европы и США, и теперь уже там заводы уходят на карантин, а потребители запираются по домам. Поскольку разные страны переживают пик распространения вируса не одновременно, неизбежная в этих условиях мировая рецессия будет распространяться по цепочке, как вирус. Растет безработица в США: за вторую неделю марта число обращений за пособиями выросло вчетверо, до 280 000. Шансы, что в этих условиях глобальной рецессии в 2020 году удастся избежать, равны нулю. 

В отличие от обычных кризисов эпидемии одновременно ударяют и по спросу (люди перестают перемещаться и сокращают потребление, а если отправляются в неоплачиваемые отпуска, спрос сокращается еще сильнее), и по предложению (останавливаются заводы, рвутся цепочки поставок). Компании, переживающие такой шок, не могут обслуживать кредиты и платить за аренду, растут риски банкротств заемщиков. Останавливающие производство компании сокращают инвестиционные планы, снижается производительность, у населения и компаний растет пессимизм относительно будущих доходов, а как следствие, спрос сокращается еще сильнее: люди начинают экономить. Таким образом запускается нисходящая спираль спроса и предложения, пишут Лука Форнаро из университета Помпеу Фабра и Мартин Вольф из университета Вены. 

Неизбежная рецессия: что будет с российской экономикой после падения цен на нефть и ослабления рубля

Кейс: автопроизводители

Посмотрим на одну из ключевых промышленных отраслей — производство автомобилей. Уже сейчас свои американские заводы временно закрывают General Motors, Ford, Fiat Chrysler, Volkswagen. Азиатские производители (Hyundai, Honda и Toyota) тоже останавливают заводы по всей Европе и в США. Автозаводы в Европе начали закрываться еще раньше, включая Volkswagen — крупнейший промышленный работодатель в Европе с 475 000 сотрудников. 

Как снижается спрос во время пандемии, можно видеть на примере Китая. В феврале там из-за распространения вируса закрыли шоурумы, и продажи автомобилей снизились в 5 раз. Производить «впрок» автозаводы не могут из опасений за жизнь работников (у американского Fiat и Ford по двое зараженных вирусом работников, у GM один). Вдобавок у них не хватает комплектующих, производимых в других странах мира. Разрыв цепочки поставок из-за того, что страны уходят на карантин в разное время, грозит и производителям смартфонов.

Как показывает опыт прошлых кризисов, проблемы автопроизводителей часто становятся проблемами государства: им требуется большая госпомощь. Во многом это вызвано большой задолженностью и «отрицательным рабочим капиталом»: автопроизводители рассчитываются со своими поставщиками с большой отсрочкой относительно времени, когда получают деньги у потребителей, и делают небольшие запасы готовой продукции. В результате сумма их краткосрочных долгов превышает величину запасов на складе и текущих поступлений от покупателей. Когда продажи растут, эта финансовая модель приносит компаниям выгоду, но когда продажи резко падают, у них сразу начинаются проблемы. Если у американских, итальянских и французских автопроизводителей рабочий капитал отрицательный, то немецкие работают по менее рискованной модели.

В то же время пандемия открывает новые бизнес-ниши. Возможно, GM и другие автопроизводители в срочном порядке начнут выпускать аппараты для искусственной вентиляции легких. США плохо подготовились к эпидемии, и вентиляторы могут оказаться нужнее автомобилей. Опыт такой переориентации у промышленности есть: в годы Второй мировой войны американские автозаводы выпускали самолеты, танки, армейские грузовики и автоматы. 

Холодный душ для перегретого рынка: как коронавирус из медицинской проблемы стал угрозой для экономики

Меры поддержки

Люди, севшие на карантин, нуждаются в большой государственной поддержке. Основным трендом в этом сезоне, по-видимому, станут прямые выплаты из госбюджета тем, кто временно утратил возможность зарабатывать. Из американского антикризисного пакета в $1 трлн четверть пойдет на прямые выплаты населению. Не заболевшим, а именно всему населению. Ведь прося людей остаться дома, правительство, по сути, сажает на карантин целые отрасли экономики — от кинотеатров и ресторанов до отелей и авиаперевозок. Один из обсуждаемых вариантов— выплатить по $1000 всем взрослым (детям — по $500), есть и предложения увеличить эту сумму вдвое. Денежное пособие облегчит для сидящих на карантине людей возможность покупки продовольствия, оплаты услуг ЖКХ и банковских кредитов, это снизит риски и для финансовой системы. 

Аналогичным образом поступит Гонконг: каждый из 7 млн совершеннолетних жителей получит примерно по $1280, на что потребуется около $9 млрд. Выплаты получат и проживающие в стране иностранцы, имеющие разрешение на работу. В Сингапуре выплаты составят $70-210; больше получат семьи с детьми, пожилые и бедняки. В Макао планируется раздавать ваучеры на покупку продуктов и готовой еды на сумму $375. Эта мера поддерживает и потребителей, и ресторанную индустрию, которая по всему миру быстро переориентируется на доставку блюд домой потребителям. Применить аналогичную меру в Великобритании призывает Джим О’Нил, бывший главный экономист Goldman Sachs и автор акронима BRICS. Более традиционный подход у Австралии: выплату в $430 получат 7 млн человек — бедные и пенсионеры.

Альтернативные меры поддержки населения, применяемые разными странами, включают отсрочку по уплате налогов (Исландия), ипотечные каникулы (Италия), заморозку выплат по кредитам (Хорватия). Если, как сейчас ожидается, пик заболеваемости в развитых странах будет пройден в апреле-мае, то это вполне посильные меры: нужно посадить экономику на карантин на один квартал, а затем можно будет постепенно возвращаться к нормальной жизни.

В России более привычна другая парадигма антикризисной помощи: помогать не населению, а крупным компаниям, в первую очередь государственным. Но сейчас нужен другой подход. В условиях России его предложил экономист Чикагского университета и НИУ ВШЭ Константин Сонин: уже в апреле-мае выплатить каждому гражданину однократное пособие в 10 000 рублей, чтобы поддержать совокупный спрос. Цена вопроса — примерно 1-1,5 трлн рублей. В Фонде национального благосостояния есть средства на пять и более таких пособий, а значит, при необходимости эту операцию можно повторить летом. Эту меру, понятное дело, нужно использовать в том случае, если крупные российские города будут вынуждены ввести карантин. Но к этому дело постепенно идет: число зараженных растет, а число смертей от коронавируса в мире приближается к 15 000, по данным на 22 марта.

Обвал, за который заплатят россияне: кто и зачем устроил мировой экономический кризис

Плюсы прямого трансфера по сравнению с адресными мерами господдержки в том, что эта простая мера снижает затраты на пути субсидии к конечному получателю. А альтернативные меры господдержки типа увеличения бюджетных инвестиций помогут не населению, а только госкомпаниям и прочим операторам бюджетных средств. 

Вторая важная мера — помощь малому и среднему бизнесу, а также заемщикам, оказавшимся в затруднительной ситуации. Предпринятые на данный момент в этом направлении меры явно недостаточны. 20 марта ЦБ рекомендовал банкам реструктурировать кредиты заемщиков с коронавирусом, обещав не начислять на них штрафы и пени и разрешив банкам не формировать по таким кредитам повышенные резервы. Но сейчас под угрозой не только кредиты заболевших заемщиков. Трудности возникнут у большинства заемщиков, вынужденно оказавшихся на карантине. Если карантин буде введен во всех крупных городах, эти «кредитные каникулы» придется серьезно расширить. 

Аналогичная мера нужна для поддержки малого и среднего бизнеса, особенно работающего в сфере услуг. Компаниям необходимо платить налоги, аренду и зарплаты, в то время как поток доходов у них сильно сократился. Вполне в силах государства 1) отправить малый бизнес на налоговые каникулы, 2) разрешить на время борьбы с вирусом не платить взносы во внебюджетные фонды компаниям, которые, несмотря на сокращение доходов, платят своим сотрудникам зарплаты, 3) предоставить налоговые льготы арендаторам, временно освобождающим малый и средний бизнес от арендной платы. Временно перестать взимать аренду нужно и в случаях, когда арендодателем является государство (муниципалитет). 

Понятно, что такие льготы не могут быть долгосрочными. Но эти шаги позволят населению и бизнесу выдерживать «социальную дистанцию», не допустив при этом экономического коллапса. А бюджет за последние годы накопил достаточно, чтобы позволить себе антикризисную терапию. Если на то, чтобы побороть зловредный коронавирус, нужно, как в Китае, 3-4 месяца, то бюджет эти меры вполне выдержит.