Октагон посреди пандемии. Почему бой Хабиба Нурмагомедова не отменяют из-за коронавируса

Фото Александра Демьянчука / ТАСС
Хабиб Нурмагомедов Фото Александра Демьянчука / ТАСС
Пандемия отменила, приостановила или перенесла почти все крупные спортивные события ближайших месяцев, включая Олимпийские игры, Евро-2020 и чемпионат мира по хоккею. UFC тоже лишился трех турниров из-за коронавируса, однако бой Хабиба промоушен намерен провести, как и планировалось, в апреле. Forbes объясняет, почему это шоу должно состояться

В 2018 году Хабиб Нурмагомедов «излечил UFC от Конора-вируса» и, продав на пару с Макгрегором 2,4 млн платных трансляций, оказался одним из самых высокооплачиваемых российских спортсменов. С учетом бонусов Хабиб заработал $10 млн и статус самого популярного российского спортсмена в Instagram (19,3 млн).

В 2019-м Хабиб дрался с Дастином Порье в Абу-Даби — это привело его на обложку российского Forbes. Трансляция боя на «Первом» стала второй по популярности за год среди всех спортивных трансляций, а UFC впервые выплатил, возможно, самый большой единовременный гонорар бойцу. $6 млн гарантированного гонорара за бой (без учета бонусов за PPV) не получал никто.

В 2020-м Хабиб противостоит уже коронавирусу. Бой с Тони Фергюсоном, запланированный на 18 апреля, остается единственным в мире масштабным спортивным событием весны, которое не отменено. Объяснить, почему UFC сражается за свой турнир, можно было бы и двумя предыдущими абзацами, если не знать, какие спортивные соревнования уже срубил коронавирус.

В данный момент проще перечислить вид спорта, который подает признаки жизни, чем все, что приостановлено или отменено. Прямо сейчас можно следить за футбольными чемпионатами Никарагуа и Беларуси, товарищескими бейсбольными матчами на Тайване и боями ММА без зрителей в Манчестере. Буквально — все. На паузе практически все национальные чемпионаты по всем видам спорта, отменен чемпионат мира по хоккею в Швейцарии, подвисли без точных дат топ-бои Энтони Джошуа и Кубрата Пулева, Сергея Ковалева с Салливаном Баррерой. UFC тоже пострадал от пандемии: 8 марта турнир в Бразилии прошел без зрителей, а три следующих — в Лондоне (21 марта), Колумбусе (28 марта) и Портленде (11 апреля) — официально отменены. И только UFC 249, на котором Хабиб должен подраться с Фергюсоном, сохраняет место в календаре.

У главы UFC Дэйны Уайта остается несколько недель, чтобы найти место для боя 18 апреля. Задача сложная хотя бы потому, что условия меняются каждый день. Еще 7 марта на пресс-конференции в Вегасе Уайт мог себе позволить говорить «мы не планируем отменять турнир». 13-го UFC официально заявила, что бой пройдет без зрителей. Примерно в то же время стало понятно, что UFC не сможет организовать бой даже на собственной площадке Apex в Лас-Вегасе — в Штатах введен строгий запрет на массовые мероприятия. А 22 марта Хабиб вернулся в Россию. Это первый случай, когда Нурмагомедов покидает зал АКА во время подготовки к турниру. Тони Фергюсон остается в США, и при этом и Россия, и США могут окончательно закрыться на карантин.

Возвращение Хабиба может оказаться не связанным с закрытием зала в Сан-Хосе, как и остальных залов в Америке. Скорее здесь можно увидеть желание Нурмагомедова подготовиться к другому часовому поясу на основании какой-то инсайдерской информации. А это значит, что турнир действительно могут перенести в ОАЭ, о чем говорил отец Хабиба Абдулманап Нурмагомедов, или любую другую страну: от Японии до совсем экзотических островов. Главное — государство должно быть открыто для въезда граждан США и России, разрешать собираться людям в количестве больше 10 человек и способно разместить у себя октагон размером 9 на 9 метров. Больше для этого боя уже ничего не требуется.

Такое непреодолимое желание провести бой Хабиб vs Фергюсон обусловлено сразу несколькими причинами, и лишь в комплексе они делают позицию UFC настолько решительной.

Причина спортивная. Бой Хабиба и Тони Фергюсона назначался уже четыре раза, и в каждом случае уже была дата и подписанные бойцами контракты. Они должны были драться в декабре 2015-го, апреле 2016-го, марте 2017-го и 7 апреля 2018 года. В двух случаях не смог Хабиб, в двух — Тони. Переносить бой в пятый раз очень тяжело: через неделю после 18 апреля начинается Рамадан, после которого Хабибу, как он сам говорит, нужно восстанавливаться два месяца. И UFC видит некий перебор в том, чтобы в шестой раз договариваться об одном и том же поединке.

Причина имиджевая. С одной стороны, сейчас хорошим тоном считается выполнять все предписания ВОЗ относительно карантина и прочих мер предосторожности. Компании теряют деньги, но публично объявляют о том, как участвуют в общей борьбе с вирусом. С другой, UFC всегда отличалась агрессивным пиаром. Организация, которая вынуждена была конкурировать с НХЛ и НБА на телевидении, отставая по времени создания на несколько десятков лет, не могла по-другому. И сейчас для UFC это еще и эффектный ход — провести большое событие, когда никто больше в мире этого сделать не может.

Причина организационная. Несмотря на жесткие стандарты качества, турнир UFC как отдельно взятое шоу выглядит куда более мобильным, чем футбольный или хоккейный матч. Сложно представить, что «Вашингтон Кэпиталз» и «Бостон Брюинз» смогут выбраться на одну игру в Мехико или Токио. Тем более для сезонных соревнований в этом нет смысла. UFC проводила турниры в 25 странах — от Сингапура до ОАЭ — и готова осваивать новые территории. К тому же многие не замечают, что президент UFC все чаще говорит не про турнир, а про бой. Есть ощущение, что UFC может впервые провести один бой как отдельное событие, и пока неизвестно, смогут ли перед Хабибом подраться остальные участники.

Причина коммерческая. Турниры UFC, продаваемые через систему платных трансляций, экономически не так сильно зависят от зрителей, как многие думают. Например, когда Хабиб дрался c Конором, UFC заработала на продажах трансляций не меньше $150 млн, а на билетах — $17 млн. UFC 205, хедлайнерами которого были Макгрегор и Эдди Альварес, принес $84 млн от PPV и те же $17 млн от билетов. Бой Хабиба в Бруклине на UFC 223 принес компании $3 млн билетной выручки. При этом только за аренду крупной площадки в США придется заплатить от нескольких сотен тысяч до миллиона долларов. В нынешних условиях продажи платных трансляций и лучшие условия от рекламодателей могут компенсировать потери от пустых трибун. Людям буквально нечего смотреть, а букмекеры в открытую говорят о резком снижении объема ставок.

Упущенную выгоду от продаж билетов UFC может оценивать просто как инвестицию в собственную рекламу. Вывеска «единственное спортивное шоу на ближайшие несколько месяцев» стоит того, чтобы недополучить несколько миллионов долларов.

Дополнительные материалы

Самые успешные звезды культуры и шоу-бизнеса до 40 лет — 2019. Рейтинг Forbes