Круговая осада. Четыре экстренные задачи правительства Мишустина

Фото Владимира Гердо/ТАСС
Карантин — необходимая мера, однако экономический ущерб от него может быть чудовищным. Фото Владимира Гердо/ТАСС
Главными экономическими последствиями пандемии коронавируса может стать сильный рост безработицы, череда банкротств и экономический спад. Как предотвратить самый пессимистичный сценарий и какие средства для этого есть в арсенале у правительства?

Каких экономических последствий нам стоит ждать от пандемии коронавируса? Прежде всего это прямой эффект от смерти и болезни многих людей, из-за чего в экономике станет меньше рабочей силы. Очень высокая смертность может возникнуть, если слишком много людей заболеет одновременно и текущей мощности системы здравоохранения не хватит на оказание помощи всем, кому она нужна. Чтобы этого избежать, все больше стран, во-первых, расширяют возможности своего здравоохранения, а во-вторых, пытаются снизить число людей, которым нужна медицинская помощь. 

Наиболее эффективной мерой по достижению последнего является карантин — временная самоизоляция. К сожалению, эта необходимая мера влечет за собой приостановление большей части экономики. Само по себе такое приостановление не так плохо. Например, мы регулярно останавливаем львиную долю экономической деятельности на такие продолжительные праздники, как Новый год. Однако мы не подготовились к нынешней остановке: например, не у всех из нас есть сбережения, с помощью которых мы можем позволить себе не работать. Более того, мы не знаем, когда эта остановка закончится. И наконец, кому-то из нас, например работникам сферы услуг, она обойдется значительно дороже, чем остальным. Все это может привести к гигантскому росту безработицы, к банкротству большого числа фирм и, в конце концов, к самому большому экономическому спаду за последний век.

Что мы можем сделать, чтобы предотвратить этот сценарий? У экономической политики есть четыре главных направления по смягчению последствий пандемии. Первое и самое важное направление — борьба с первопричиной, то есть с коронавирусом. Для этого нужно направить больше ресурсов на производство тестов, масок, вентиляторов, больниц, вакцин и на подготовку медицинского персонала. Финансирование этих мер должно быть приоритетом экономической политики.

Правительство может или перенаправить сюда свои текущие расходы, или больше взять в долг, а Центральный банк может снизить процентные ставки, чтобы правительству было дешевле занимать. Чем успешнее окажутся эти меры, тем меньше будет смертность и тем быстрее мы сможем ослабить карантин, а значит, и все связанные с ним отрицательные последствия для экономики. В частности, всеобщий карантин вынужден, но довольно неэффективен. Гораздо эффективнее было бы ввести регулярное массовое тестирование и индивидуализировать карантинные меры в соответствии с результатами тестов. Затраты на введение такой системы таргетированного карантина должны более чем окупиться предотвращением экономического спада от всеобщего карантина.

Вторым направлением экономической политики должна стать помощь людям, для которых экономические последствия окажутся самыми тяжелыми. Очень многие из сотрудников ресторанов, отелей, индустрии путешествий и отдыха внезапно оказываются без работы и без каких-либо перспектив трудоустройства. Их ситуация усугубляется тем, что часто у них не так много сбережений и они не могут себе позволить перестать работать даже на неделю, не говоря уже и о длительном карантине. Без государственной поддержки эти люди лишатся средств существования — без всякой их персональной вины, просто вследствие государственной политики по предотвращению пандемии. Очень важно предоставить им помощь и сделать это быстро. Поскольку срочно выстроить систему, в которой поддержку получат только нуждающиеся, слишком сложно, то можно сделать выплату каждому гражданину без каких-либо условий. Гораздо страшнее пропустить кого-то из нуждающихся, чем помочь в том числе и обеспеченным.

Третьим направлением является сохранение экономических связей в стране, то есть предотвращение банкротств и безработицы. Существующая система занятости является социальной сетью, где люди объединены в производительные группы. Потеря работы разрушает одно звено в этой цепи — между сотрудником и фирмой. Банкротство всей фирмы — это разрушение звеньев не только между ее сотрудниками, но и между всеми ними, а также их поставщиками и клиентами.

Цель карантина — временная приостановка экономической деятельности, а не разрушение постоянных связей. В идеале нам хотелось бы вернуться на работу так же, как мы возвращаемся после новогодних праздников. Но если половина из нас окажется без работы, то нам придется потратить очень много времени, чтобы выстроить новые связи. Так, в 2008 году безработица в США возросла с 5% до 10% только за месяцы, но прошло около 6 лет, прежде чем она вернулась к 5%.

Чтобы этого избежать, многие страны облегчают условия кредитования бизнеса, снижая процентные ставки и предоставляя прямые займы, а также откладывают сроки налоговых платежей. Всего этого, вероятно, окажется мало, и поэтому многие предлагают государству выплачивать зарплату сидящим в карантине работникам, чтобы предотвратить их увольнение.

Четвертое направление политики — восстановление экономики после пандемии. Когда все выздоровевшие люди выйдут из карантина и рабочая сила восстановится, оставшейся причиной рецессии может оказаться подавленный спрос. А его можно поддержать стандартной макроэкономической политикой. Но чем больше нам удастся сделать по второму и третьему направлениям, тем меньше будет потребность в четвертом, потому что у потребителей уже окажется больше средств на руках, которые они смогут потратить.