Пандемия банкротств. Помогут ли предлагаемые правительством меры спасти экономику страны

Фото Sefa Karacan / Anadolu Agency via Getty Images)
Фото Sefa Karacan / Anadolu Agency via Getty Images)
Пока принимаемые меры в России выглядят как недостаточно масштабные на фоне поддержки бизнеса, которая осуществляется в других странах. Возможно, следующий пакет мер окажется более адресным и конкретным, считает юрист Международной правозащитной группы Агора Айрат Камалов

После череды словесных интервенций сегодня мы можем проанализировать объективные антикризисные меры, изложенные в проекте федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций». Этот законопроект наделяет правительство целым рядом новых полномочий в условиях чрезвычайных ситуаций. Предлагаемые изменения можно разбить на 6 частей.

Что может правительство?

В первую очередь уточнены полномочия правительства по введению режимов повышенной готовности и чрезвычайной ситуации. Предполагается, что правительство будет осуществлять роль координационного органа единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций. Также в перечень причин возникновения чрезвычайных ситуаций добавлены случаи, связанные с распространением заболеваний, представляющих опасность для окружающих.

Далее предлагается ввести особый порядок регистрации и обращения лекарственных препаратов, которые могут быть использованы и необходимы в условиях чрезвычайных ситуаций. Предполагается наделение правительства правом на установление ограничений оптовой и розничной торговли медицинскими изделиями.

Изменения в Федеральном законе «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ и услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» № 44-ФЗ предполагают наделение правительства полномочиями по установлению особых случаев закупок у единственного поставщика. Важные предложения — возможность изменения сроков заключенных контрактов в связи с новым коронавирусной инфекцией и списание суммы штрафных санкций в 2020 году. Это крайне актуально для исполнителей по государственным и муниципальным контрактам. Конечно, было бы логичным внести аналогичные положения и в Федеральный закон «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» 223-ФЗ, который регулирует закупки государственными компаниями. Будем надеяться, что положения закона будут применяться во всех видах закупок, а по аналогии и в обычной предпринимательской практике.

О банкротствах

Самый крупный раздел посвящен изменениям в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)». Эти нововведения касаются озвученного президентом России в обращении к нации моратория на возбуждение дел о банкротстве. Необходимо отметить, что мораторий может вводиться не только при чрезвычайных ситуациях, но и при существенном изменении курса рубля и подобных обстоятельствах. Конечно, ни в самом законопроекте, ни в пояснительной записке не описаны критерии существенности изменений курса валют и не раскрыто понятие «подобных» обстоятельств. С точки зрения устойчивости и предсказуемости предпринимательской деятельности эти инструменты «ручного» управления в институте банкротства, конечно, являются негативным фактором. Не думаю, что изменение курса национальной валюты, которая в последнее время является одной из самых волатильных валют к доллару США в мире (второе место), является адекватной причиной для введения моратория на банкротство.

Перечень видов экономической деятельности, а также отдельные категории и перечни лиц, на которые будет распространяться мораторий, определит правительство. В настоящее время, исходя из ранее принятых нормативных актов, можно сделать вывод, что мораторий могут ввести в отношении туроператоров, учреждений культуры, физической культуры и спорта, а также субъектов малого и среднего предпринимательства.

Мораторий на банкротство представляет собой обязанность арбитражного суда возвращать подаваемые в этот период заявления о банкротстве. Если же заявление было уже подано в суд, но процедура банкротства не введена, то производство приостанавливается. Уведомления кредитора о намерении обратиться с заявлением о банкротстве утрачивают силу и не предоставляют право на обращение в суд. В этот период для должников, на которых будет распространяться мораторий, приостанавливается обязанность по подаче заявления о собственном банкротстве при возникновении признаков неплатежеспособности, не допускается обращение взыскания на заложенное имущество и приостанавливается исполнительное производство.

В отношении дел о банкротстве, которые будут возбуждены в течение 3 месяцев после истечения прекращения моратория, предусмотрено регулирование периодов и сроков признания лиц заинтересованными по отношению к должнику, оспаривания сделок, определения состава и размера обязательств должника.

Существенный раздел посвящен заключению в деле о банкротстве мирового соглашения, которое в период действия моратория может быть заблаговременно согласовано должником с кредиторами. Не уверен, что достаточно редкая процедура мирового соглашения (166 раз конкурсное производство заканчивалось заключением мирового соглашения в 1 полугодии 2019 года) в случае введения моратория станет чаще применяться в практике. Скорее всего, она все также не будет востребована.

Что будет дальше?

По нашему мнению, столь существенные изменения в процедуру банкротства, — по сути введение нового этапа — моратория правительства, — не требуются. Необходимость изменений не была вызвана запросами ни представителей бизнеса, ни профессионального юридического сообщества. Имеющиеся инструменты и процедуры банкротства вполне могли бы справиться с предполагаемым увеличением количества банкротств. Очевидно, что эти меры не увеличат объем ликвидности в пострадавших секторах экономики. Скорее наоборот: потенциальные инвесторы внесут коррективы в свои планы с учетом моратория.

Недобросовестные должники, конечно, же воспользуются моментом и предоставленной индульгенцией — запретом на обращение в суд об их банкротстве и приостановлением исполнительного производства. Стоит ожидать сделок по выводу активов, увеличению необоснованной кредиторской задолженности, которые оспаривать можно будет уже после моратория в процедурах банкротства. То есть фактически сейчас появится окно — около года — для разного рода злоупотреблений.

Крупные залоговые кредиторы (как правило, банки) оказываются в привилегированном положении. Все обеспечения исполнения обязательств, в том числе залоги, сохраняются. Процентные платежи за пользование денежными средствами сохраняются, объем задолженности заемщиков растет. Что касается других кредиторов, штрафные санкции применены быть не могут в силу наступивших форс-мажорных обстоятельств.

Институт банкротства и предсказуемые правила игры в этой сфере идут на пользу экономике, позволяют ей оздоравливаться. Слабые компании уходят с рынка по установленным регламентам, сильные компании продолжают развиваться. Когда этот процесс будет остановлен на один год, может возникнуть ситуация «зомби»-экономики: фактически несостоятельные компании-банкроты не будут иметь возможность ликвидироваться и уйти с рыка, а продолжат свою деятельность с очевидными нарушениями обязательств перед другими сильными компаниями, и таким образом также ухудшат и их экономическое положение.

Последние два раздела  проекта федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций» посвящены поддержке туроператоров, осуществляющих деятельность в сфере выездного туризма, и защите интересов граждан, а также  чрезвычайным полномочиям правительства в сфере организации и осуществления федерального государственного контроля и изменениям в положениям Федерального закона № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля».

Помогут ли меры предпринимателям?

19 марта Международная Агора открыла штаб правовой помощи в связи с коронавирусом и принимает самые разные вопросы от граждан. За первую неделю на горячую линию обратились более 300 человек. Среди них — более 20 представителей малого и среднего бизнеса. Пока основные вопросы связаны с арендной платой, графиком работы фитнес-залов, ресторанов и кафе. После объявления дополнительных выходных дней тональность запросов резко изменилась. Большая часть вопросов связана с тем, что владельцы небольших бизнесов не понимают, что делать в данной ситуации, что для них будет источником выплаты зарплаты работникам, которая должна быть увеличена в 2 раза за работу в выходные, оплаты коммунальных услуг. Очевидно, что предлагаемый российским правительством законопроект не отвечает на эти вопросы. Более того, основная часть изменений связана с банкротством и несостоятельностью.

В финансово-экономическом обосновании к законопроекту «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций» указывается, что средств из федерального бюджета для его реализации не потребуется.

А как в других странах?

16 марта в Италии приняли указ о выделении €25 млрд для поддержания экономики в стране. Он предусматривает выплаты в €3,5 млрд для поддержки служб здравоохранения и €10 млрд — для семей и занятости работников. Во Франции приняли антикризисный план для поддержки бизнеса объемом €345 млрд. В Германии, по оценкам немецких финансовых аналитиков, коронавирус может сократить экономику страны на 20,6%, а потерять работу могут около 1,8 млн жителей. Правительство страны планирует открыть фонд для помощи предпринимателям объемом €500 млрд. В Испании общий объем антикризисного пакета страны — €214 млрд, около 20% годового ВВП страны. €117 млрд — государственные деньги, остальное — частные. В США Сенат и Белый дом согласовали меры по стимулированию национальной экономики на сумму $2 трлн. Это больше, чем в кризис 2008 года. Средства пойдут на помощь работникам и предприятиям, пострадавшим из-за эпидемии COVID-19.

Вероятно, следующие меры, предлагаемые властями, будут более адресными и конкретными. Пока принимаемые меры в России выглядят как недостаточно масштабные на фоне поддержки бизнеса, которая осуществляется в других странах. Экономические последствия сегодняшнего кризиса — в отличие от 2008 года, когда необходимо было спасать банки — в первую очередь затрагивают малый и средний бизнес. Поэтому и экономические меры, и денежные вливания должны быть направлены именно в этом направлении.