Будущее, которое никому не нужно: почему обязательная маркировка товаров бесполезна для экономики

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Согласно письму бизнес-омбудсмена Бориса Титова в адрес президента, предприниматели просят временно — в связи с пандемией — приостановить внедрение обязательной маркировки товара. По мнению интернет-омбудсмена Дмитрия Мариничева, это следовало бы сделать и без всякой пандемии — эта система не что иное, как косвенное налогообложение бизнеса с неясными бенефициарами

 

 

 

Государство хочет, чтобы в стране не было контрафактного товара. Чтобы ни одна партия товара — ни произведенного в России, ни ввезенного в нее — не уклонилась от ока налоговой инспекции. И третий год по стране семимильными шагами шагает Единая система сплошной маркировки и прослеживаемости товаров. Одна за другой, в свой отведенный срок, в нее вливаются новые группы товаров.

Вливаются — или их вливают насильно? Почему предприниматели, как следует из письма бизнес-омбудсмена Бориса Титова в адрес президента, попросили приостановить внедрение маркировки? Конечно, дело в коронавирусе, который поломал все и наложил на всех неожиданный, тяжелый, а для кого и непосильный груз. Но только ли в нем дело? Правильно ли вообще все то, что происходит в России с маркировкой товаров? Нет ли другого пути?

Сразу хочу сказать, что являюсь апологетом тотальной идентификации всех товаров и услуг. Каждой единицы. Но мне категорически не нравится подход, который реализуется в соответствии с распоряжением правительства от 28.04.2018 №791-р. Оно определяет базовые принципы и модель функционирования системы маркировки товаров. Принципы следующие:

1) идентифицируем каждую единицу товара — присваиваем ей уникальный код;

2) создаем систему маркировки, в которой будет храниться вся информация, генерируемая участниками в процессе жизненного цикла товара;

3) создаем единый каталог товаров.

И все бы хорошо. Да вот только грустно. Поскольку реализация от задумки отстоит очень далеко.

Нарушен главный принцип информационной системы. Она не нужна никому из тех, кого обязали в ней участвовать — ни производителям, ни торговцам, ни  покупателям. Для них она представляет исключительно непонятную и раздражающую нагрузку. Именно поэтому для стимулирования потребительского контроля предполагается «награждать» наиболее активных покупателей. Именно поэтому производитель обязан покупать «код маркировки» для каждого произведенного им товара. Именно поэтому этим занимается уникальный и единственный оператор: Центр развития перспективных технологий (ЦРПТ).

Давайте признаемся, что перед нами не что иное, как косвенное налогообложение бизнеса. Просто кому-то очень хочется видеть красивые анимированные ролики движения пары ботинок по логистической цепочке. Более ничего. С технической точки зрения это вчерашний день.

Конечно же, каждый производитель хочет идентифицировать свой товар, поставить на него свою метку качества, свое клеймо. Конечно же, он не хочет видеть на рынке подделки, подрывающие его честь и уничижающие его качество. И конечно же, покупатель желает быть уверенным в том, что именно он покупает. Но решить эти задачи можно по-другому, более просто и дешево.

Поясним на примере. Пару десятков лет назад, в тогда еще «детском» интернете существовали два разных подхода к поиску информации. Первый — простой и, как казалось, единственно правильный — организация структурированного каталога ресурсов. То, чем занимался «Рамблер». Второй — поиск в облаке неструктурированной информации. Можно сказать, поиск соответствия в хаосе. Это был «Яндекс». Кто из них выжил и расцвел? Другой пример. Традиционно общее знание человечества фиксировалось в многотомных энциклопедических трудах, вроде Encyclopaedia Britannica или нашей БСЭ. Но сегодня миллиарды людей  пользуются «народной» Wikipedia. которая создавалась и поддерживается исключительно усилиями самих пользователей. Естественным образом победил более востребованный подход. Как и должно быть в рыночном мире.

Вернемся к маркировке. Какова возможная альтернатива внедряемой системе? При ней каждый производитель самостоятельно формирует каталог собственной продукции, самостоятельно следит за его актуальностью. Информация регистрируется в общедоступной распределенной базе данных. Каждая точка контакта — производитель, торговая организация, промежуточный либо конечный покупатель — регистрируется системой и является элементом ценной открытой базы знаний. Поддержкой работоспособности системы занимаются сами участники, поскольку видят и понимают ее значимость и важность: маркетинг, контакт с покупателем и, конечно же, та самая борьба с контрафактом.

Главная идейная суть маркировки — формирование общего знания товаров/услуг о себе самих. Да, именно так. Производимые человеком товары должны не только быть идентифицированы, но и иметь язык внутреннего общения. И как следствие этого — возможность комбинаторного взаимодействия между собой с целью создания новых сервисов и товаров.

А где же государство в этой потенциальной схеме? Государство является первым среди равных. Оно формирует технические и административные требования к системе. Является обязательным валидатором транзакции, но не монопольным владельцем и непосредственным исполнителем бизнес-процессов, как сейчас. Исполнителем по согласованному государством техзаданию должен быть открытый фонд, поддерживающий работу программистов и разработчиков, наполняемый взносами самих участников. Тогда мы получим правильный баланс интересов, а не потенциально коррупционную систему государственно-частного партнерства а-ля «Платон».

Как долго мы с вами будем находиться в иллюзии того, что государство — это что-то, что стоит напротив нас, а не мы сами? В современном мире государство давно уже не сюзерен-выгодоприобретатель, а обычная сервисная функция. Именно сейчас самое время во весь голос заявить об этом тем, кто под лозунгом заботы о нашем здоровье планирует немного обогатиться на продаже цифровых идентификаторов, цена которым — ничто. Или, скажем честнее, — наши деньги и наше терпение.