Ошиблись все: что можно узнать о будущем на примере Китая

Фото ROMAN PILIPEY / EPA / ТАСС
Фото ROMAN PILIPEY / EPA / ТАСС
Если предположить, что эпидемия коронавируса и связанный с ней экономический коллапс следуют в разных странах одному сценарию, стоит более пристально посмотреть на ситуацию в регионах, вступивших на этот путь раньше России. Как разворачиваются события в экономике КНР?

Опыт Китая, который первым ввел карантин и транспортные ограничения для борьбы с распространением эпидемии, содержит несколько важных уроков. Их учет может позволить точнее прогнозировать траекторию выходы из кризиса в России и других пострадавших от пандемии регионах.

Все хуже, чем казалось в начале

Пример Китая показывает, что реальные темпы ухудшения экономических показателей оказываются хуже первоначальных прогнозов. На первоначальном этапе развития эпидемии прогнозы недооценивают темпы сокращения экономической активности. Это связано с беспрецедентным характером текущего кризиса, а также с тем, что большинство прогнозов строится на основе экстраполяции прошлых тенденций и данных официальной статистики, которые публикуются с существенной задержкой во времени.

Так, на начальной стадии борьбы с коронавирусом большинство прогнозов аналитиков исходило из того, что последствия для Китая окажутся примерно сопоставимы с предыдущей вспышкой атипичной пневмонии в 2003 году, то есть падение составит около 1-1,5% ВВП. К настоящему времени практически все прогнозы были существенно скорректированы. Согласно опубликованным в пятницу данным Государственного статистического управления КНР, по итогам I квартала темпы сокращения ВВП, — даже по официальным оценкам, к достоверности которых многие зарубежные аналитики традиционно относятся достаточно скептически, — составили 6,8% в годовом выражении.

Это означает, что по сравнению с темпами роста в размере около 6%, ожидавшимися до эпидемии, динамика показателя ВВП ухудшилась более чем на 12 процентных пунктов. Большинство прогнозов ВВП по итогам года пока предполагают рост экономики на 2-4%, однако не исключено, что эти цифры также будут пересматриваться в сторону снижения с течением времени. Характерно, что впервые за долгое время в этом году власти КНР могут вообще отказаться от объявления цели по темпам роста экономики.

Производство устойчивее спроса

Потребительская и инвестиционная активность сокращается резко, тогда как выпуск в промышленности снижается более медленно. Пример Китая показывает, что сильнее всего кризис затронул сферу потребления домохозяйств и инвестиции компаний. По официальным данным, за первые два месяца 2020 года розничные продажи в КНР сократились на 20,5%, а объем инвестиций в основной капитал практически на четверть (24,5%). В сфере потребления наибольшие темпы снижения были отмечены для крупных покупок: продажи автомобилей, строительных материалов, бытовой электроники и мебели упали более чем на 30%. Предсказуемо выросли продажи продовольственных товаров и напитков — на 9,7% и 3,1%, соответственно.

При этом на фоне введенных в стране ограничений на передвижение выросла доля товаров, продаваемых через интернет. В целом продажи таких товаров выросли в январе-феврале на 3%. Онлайн-продажи продовольственных товаров показали рост на 26,4%.

Темпы снижения выпуска в промышленности оказались меньше темпов сокращения потребительских расходов населения и составили 13,5% в годовом выражении. Частично это может быть связано с тем, что в некоторых отраслях, таких как производство стали, остановка производства затруднена по технологическим причинам. На этом фоне складские запасы промышленных товаров в стране начали расти. В частности, запасы стали в марте достигли исторического максимума (39 млн т).

Кроме того, данные официальной статистики показывают, что госпредприятия КНР в меньшей степени снижали выпуск промышленной продукции по сравнению с частными компаниями и совместными предприятиями. Такая же ситуация наблюдается и в других сферах: компании, связанные с госсектором, в целом оказываются меньше подвержены негативному влиянию эпидемии из-за наличия большей поддержки со стороны государства.

В марте темпы снижения основных экономических показателей замедлились, но в целом картина не поменялась. Показатель промышленного производства практически восстановился до уровня марта прошлого года (–1,1%), в то время как потребительские расходы продолжили снижаться двузначными темпами (–15,8%). Активизация внутреннего спроса будет являться основной задачей китайских властей в текущем году. Тем более что в экспортном секторе прогнозируется возникновение серьезных проблем на фоне сокращения спроса со стороны США и Европы, также оказавшихся на карантине.

Выздоровление будет медленным

Пример Китая также показывает, что восстановление происходит более медленными темпами, чем ожидалось первоначально, так как процесс снятия карантина может затягиваться из-за опасений властей относительно новой волны заболеваний.

По данным Министерства транспорта КНР на начало апреля, пассажиропоток на транспорте все еще остается ниже уровня прошлого года (на 60% в целом, а по авиаперевозкам — на 70%). Потребители также не спешат увеличивать расходы до докризисного уровня, в том числе из-за нестабильной ситуации на рынке труда. В частности, в начале апреля доходы туристической отрасли в период национального праздника — Фестиваля Цинмин, или Дня поминовения усопших — оказались на 80% ниже прошлого года. Данные онлайн-порталов о бронировании путешествий показывают, что большинство бронирований отелей осуществляется в пределах регионов проживания клиентов.

Власти КНР рапортуют о том, что доля предприятий, вернувшихся к работе, практически достигла 100%. Однако множество опросов компаний, работающих в Китае (прежде всего в потребительском секторе экономики), показывают, что большинство из них пока не вернулись к нормальному уровню загрузки мощностей и в целом к показателям работы, характерным для докарантинного периода.

В условиях слабых темпов восстановления экономики власти КНР были вынуждены существенно расширить меры монетарного стимулирования (в виде постепенных шагов по снижению норм резервных требований и отдельных процентных ставок). Политика КНР в настоящее время ориентирована на медленное, но устойчивое снижение процентных ставок. Фискальное стимулирование экономики также было расширено, хотя оно пока и уступает по своим масштабам программе поддержки экономики в период мирового финансового кризиса 2008 года. Тем не менее по итогам текущего года официальный показатель дефицита бюджета КНР превысит установленный ранее властями потолок в 3%, в том числе за счет мер по снижению налоговой нагрузки бизнеса и населения. 

Последние решения также указывают на то, что фискальное стимулирование экономики может быть существенно расширено. В частности, Госсовет КНР рекомендовал региональным властям расширить выпуск целевых облигаций для финансирования инфраструктурных проектов (по оценкам аналитиков, выпуск таких облигаций может быть увеличен до 4 трлн юаней). В рамках поддержки отдельных отраслей власти КНР начали пролонгировать различные программы субсидирования. В частности, на 2 года продлено действие субсидий для производителей электромобилей и гибридов, которые должны были закончиться в конце этого года.

Важным решением в экономической политике КНР стало недавнее объявление о выпуске впервые с 2007 года так называемых специальных облигаций, которые представляют собой долгосрочные заимствования государства, формально не учитываемые при расчете дефицита бюджета. По оценкам, объем выпуска может составить от 2 до 4 трлн юаней (то есть 2–4% ВВП). Эти средства могут быть направлены на докапитализацию банковской системы для поддержки кредитования экономики.