Девальвация, проблемы на таможне и подножка от властей: с чем столкнулись производители еды во время пандемии

Фото: Виталий Тимкив/ТАСС
Фото: Виталий Тимкив/ТАСС
Пандемия COVID-19 разделила отрасли хозяйства на пострадавшие, выжившие, а то и выигравшие. К последним можно отнести агропром. Выручка агрохолдингов пока не снижается, несмотря на кризис, а у некоторых даже растет. Однако есть и трудности — себестоимость продукции растет из-за подорожавшего импорта.

В среду, 20 мая, Владимир Путин провел совещание о ситуации в сельском хозяйстве и пищевой промышленности. В ходе совещания глава Минсельхоза Дмитрий Патрушев признал, что «отрасль пострадала в текущей обстановке не в первую очередь», но в то же время отметил, что экономическая ситуация негативно скажется на покупательском спросе, что может отразиться на финансовом состоянии АПК и повлечь за собой снижение объемов производства. Forbes спросил у крупнейших агрохолдингов и производителей аквакультуры, что происходит с их финансовыми показателями и с какими проблемами они сталкиваются в этот кризис.

Продажи растут

Forbes направил запросы в восемнадцать крупнейших агрохолдингов, шесть из них предоставили подробные ответы о положении их бизнеса в кризис. Выяснилось, что их выручка не только не сократилась, но у некоторых даже выросла. Так, по словам Андрея Шутова, управляющего акционера «Комос групп» (занимается свиноводством, птицеводством, переработкой мяса и молока, производством комбикормов), выручка компании во втором квартале в прошлом году составила 18,5 млрд рублей, а в этом году прогнозируется рост до 19,7 млрд рублей. Андрей Тютюшев, председатель совета директоров «Сибирской аграрной группы» (свиноводство, производство продуктов питания), говорит, что за первый квартал и апрель «в свиноводстве и птицеводстве в целом продажи выросли». По его словам, в мясопереработке в 2020 году объем продаж растет в среднем на 20%.

При этом Тютюшев отмечает изменения каналов сбыта. Традиционные рынки и мелкие предприятия переработки очень сильно «просели», однако выросли продажи колбасы и деликатесов в сетях и традиционной рознице. 

«Люди могут позволить себе отложить турпоездку, авиаперелет, проживание в гостинице, однако есть они не перестанут», — говорит Светлана Барсукова, гендиректор холдинга «Агросила». Сельское хозяйство — в условно более благополучном положении и во время чрезвычайных ситуаций, и во время макроэкономических потрясений, считает она.

В то же время в «Группе «Черкизово», занимающейся разведением свиней и птицы, переработкой и производством мясной продукции, отметили, что «снижение располагаемых доходов населения сказывается на структуре спроса», и допустили падение спроса на продукцию с добавленной стоимостью — колбасу и полуфабрикаты, передал представитель компании. Выход в холдинге видят в усилении собственных торговых марок и «продвижении базовых продуктов, таких как, например, куриная тушка первого сорта». По оценке холдинга, «преимущество будет у компаний, у которых есть сильные бренды и выстроенная цепочка производства и поставок от поля до прилавка».

В государственном  «Главрыбводе», объединяющем 103 российских рыбоводных хозяйства, – единственном из холдингов аквакультуры, откликнувшимся на запрос Forbes, сообщили, что с учетом сезонности производства первый и второй кварталы не показательны, «хотя за первый квартал выручка — не ниже прошлого года».

Рубль придавил аграриев

Аграрии утверждают, что мер, принятых ими против распространения пандемии, оказалось достаточно. Как сообщил холдинг «Черкизово», там еще с конца февраля стали уделять особое внимание здоровью сотрудников и соблюдению санитарных правил. В «Комос групп» все деловые мероприятия перевели в онлайн-формат, а санитарную обработку проходят не только производственные помещения, но и рефрижераторы, которые доставляют продукцию в 72 региона России

Предприятия, однако, испытывают проблемы — не эпидемиологического, а экономического характера. Падение рубля, начавшееся в России почти одновременно с пандемией, сразу сказалось на себестоимости продукции сельского хозяйства, в которой немалая доля приходится на импортные поставки.

Генрих Арутюнов, заместитель генерального директора – операционный директор группы «Продо» (производит колбасу, полуфабрикаты, молочную продукцию и т.д.), признает, что в компании начался рост себестоимости продукции из-за падения курса рубля. «Долю зависимых от валюты компонентов в себестоимости продукции мы оцениваем в 25%», — говорит он. Светлана Барсукова из «Агросилы» говорит, что доля импортных товаров, используемых при производстве продукции холдинга, колеблется в пределах 40% и это, безусловно, сказывается на себестоимости. Руководители обоих холдингов не уточняют, какие именно составляющие их продукции дорожают.

Андрей Тютюшев из «Сибирской аграрной группы» уточняет, что ослабление рубля «серьезно отразилось на стоимости кормов, прежде всего зерна». «Последние два года цена на зерно на внутреннем рынке практически напрямую зависит от стоимости зерна на мировых биржах, — объясняет он. —  Поэтому, когда рубль начал слабеть, цена зерна выросла пропорционально курсу доллара». То же самое происходит и с ценой на соевые бобы, которая также номинируется в долларах. «Поэтому наши расходы на белковую составляющую в кормах выросли пропорционально доллару,  говорит Тютюшев, — и так же подорожали витамины, которые мы используем». Кроме того, инкубационные яйца поступают на их птицефабрику из Португалии, поэтому себестоимость в птицеводстве тоже выросла. 

В «Комос групп», рассказывает Андрей Шутов, чувствительны к колебаниям курса валют ветеринарные препараты, кормовые добавки, аминокислоты, зерно и некоторые упаковочные материалы. Стоимость ветеринарных препаратов выросла на 10-12%, и холдинг ведет «переговоры с поставщиками и с производителями, чтобы максимально нивелировать эту курсовую разницу». Но основной удар по себестоимости продукции – это рост цен почти на 15% на главную составную часть кормов – пшеницу и ячмень.  

В «Черкизово» большая часть валютных издержек приходится на соевый шрот. Выход нашли в строительстве собственного завода по переработке масличных культур, который позволит снизить зависимость от импортного сырья.

В «Главрыбводе» не волнуются за посадочный материал, то есть мальков: они используют отечественных, а вот своевременность поставок импортного оборудования вызывает опасения, и «в ближайшие месяцы станет понятно насколько эти опасения обоснованы».

Еще одно следствие пандемии – закрытие границ, которое повлияло на поставки импорта. «Агросила» делает закупки в Германии, Франции, Италии, Аргентине и других странах и сейчас проводит «смену поставщиков». В «Черкизово» отмечают задержки отгрузок аминокислот из Европы и стран Азии, а также поставки компонентов премиксов (антибиотиков, добавок, витаминов). В группе связывают это с  карантином на заводах-производителях и со сложностями в оформлении сопроводительных документов на таможне. 

Рука государства

В кризис многие отрасли ждут чрезвычайной поддержки от государства. Но крупные сельскохозяйственные предприятия были не обижены и в спокойные времена, а нынешней весной они не слишком беспокоятся о том, что этой помощи что-то помешает или власти могут урезать или отменить нацпроекты в области аграрно-промышленного комплекса (АПК). При этом собственные долгосрочные инвестиционные проекты предпочитают придержать, но иногда жалуются на прекращение помощи от местных властей.

Барсукова из «Агросилы» говорит, что «сельское хозяйство — это фундамент экономики страны, гарантия ее продовольственной безопасности, поэтому отмены нацпроектов не должно произойти». Шутов из «Комос групп» также не ожидает отмены или приостановления национальных проектов, которые реализуются в сфере АПК. С прошлого года  «Комос» реализует несколько инвестпроектов, крупнейшие из которых — модернизация Кезского сырзавода и реконструкция Казанского молочного комбината. Они должны завершиться в 2021 году и увеличить выручку их молочного субхолдинга «Милком» примерно на 25%. Основная финансовая часть была инвестирована до ослабления рубля, и все ресурсы холдинг направил на завершение этих проектов.  

В «Сибирской аграрной группе» считают, что, если со стороны Минсельхоза есть признаки повышенной активности в поддержании сельскохозяйственных нацпроектов, то местные власти отказываются поддерживать их инвестиционный проект – свинокомплекс «Тюменский». Тютюшев жалуется, что администрация перестала выполнять обязательства по компенсации процентной ставки, ссылаясь на отсутствие денег в региональном бюджете.

Агрохолдинги не испытывают трудностей и с кредитованием весенне-полевых работ. В «Комос групп» крупнейший производитель молока в Удмуртии «Русская нива», кредитуется Минсельхозом, выполнившим все обязательства по платежам. «Во всех наших хозяйствах весенне-полевые работы находятся на стадии завершения, — сообщил Шутов. — Полностью проведен яровой сев, в процессе посев однолетних и многолетних трав, кукурузы и рапса». Нет сложностей и у «Агросилы», «Продо» и «Черкизово». По прогнозу FAS USDA — Иностранной сельскохозяйственной службы Минсельхоза США, — урожай пшеницы в России в этом году составит 77 млн тонн (без учета Крыма), что на 5% больше, чем в 2019 году, и на 6% выше среднего валового сбора за пять лет. Средняя урожайность составит 2,8 т/га, и это второй результат после рекорда 2017 года.

Хозяева земли русской: 20 самых дорогих землевладений России. Рейтинг Forbes