«Критический спад»: эксперты допустили падение экономики России на 15% по итогам года

Фото Гавриила Григорова / ТАСС
Фото Гавриила Григорова / ТАСС
В случае, если в Россию придет вторая волна эпидемии коронавируса, экономический спад может составить до 15%, прогнозирует BCG. Бизнесу нужно готовиться к режиму работы в карантине в следующие полтора года, и на это настраивать партнеров и клиентов, считают в консалтинговой компании

Эксперты консалтинговой компании BCG в обзоре под названием «Не пересидеть пандемию, а выиграть в кризис» (есть у Forbes), посвященном влиянию эпидемии коронавируса на российскую экономику, описали несколько сценариев развития кризиса в России. В самом оптимистичном из них экономика по итогам 2020 года сократится на 4-6%, при наихудшем развитии событий Россию ждет падение ВВП на 10-15%.

  • Первый сценарий развития событий, который BCG называет «отскоком», предполагает, что из-за сокращения объемов непродовольственного ретейла и временной остановки потребительских услуг после самоизоляции и закрытия границ ВВП России снижается на 4-6% (эта оценка совпадает с прогнозом ЦБ). Впрочем, кризис при таком сценарии ограничивается «первой волной» эпидемии, а бизнес быстро восстанавливается после сворачивания карантина. Главным индикатором сценария будет рост безработицы из-за сокращений в малом и среднем бизнесе, в первую очередь в потребительском секторе, общепите и торговле.
  • Второй сценарий — «тяни-толкай», который эксперты BCG считают самым вероятным. Он предполагает, что правительство будет возвращаться к ужесточению карантина в связи с ростом числа заболевших коронавирусом на протяжении 1-1,5 лет. Повторные волны заболеваемости возможны вплоть до появления вакцины от COVID, которое в BCG прогнозируют не раньше конца 2020 года. Спад экономики в этом случае достигнет 7-10%. Основным индикатором сценария будет волна банкротств малого и среднего бизнеса, которая спровоцирует падение спроса на коммерческую недвижимость и товары длительного пользования. 
  • Третий сценарий — критический спад экономики, до минус 10-15%. По мнению BCG, он возможен в случае жесткого карантина, который приведет к остановке промышленного производства и строительства. Это, в свою очередь, вызовет падение спроса на углеводороды и сталь, а также приведет к росту плохих долгов у бизнеса и банков. В этом случае возможен масштабный кризис ликвидности, который увеличит нагрузку на банковскую систему. Главным индикатором сценария станет рост закредитованности крупного бизнеса.
Возможные сценарии развития ситуации
Возможные сценарии развития ситуации

Из-за падения цен на нефть и сокращения добычи Россия недополучит примерно 3-5% ВВП — эти потери будут поровну распределены между компаниями и федеральным бюджетом. Бюджетный дефицит составит 1,5-2,5%, а инвестиции в основной капитал, которые будут приостановлены на время карантина, способны сократить ВВП еще на 2-2,5%, подсчитали эксперты BCG.

Экономическая активность будет следовать за эпидемиологической ситуацией, а пандемия быстро не отступит, поэтому бизнесу нужно готовиться к режиму работы в карантине в следующие полтора года, и на это настраивать партнеров и клиентов, категоричен управляющий партнер BCG Сергей Перапечка. «Это новая нормальность», — убежден он.

«Все три сценария возможны»

Прогноз BCG — один из самых пессимистичных среди всех представленных на сегодняшний день. Институт исследований и экспертизы ВЭБ.РФ в апреле прогнозировал, что во втором квартале 2020 года российская экономика может сократиться на 18%, но в четвертом квартале начнет восстанавливаться, и по итогам года зафиксирует спад в 3,8%. Апрельский консенсус-прогноз Института «Центр развития» НИУ ВШЭ ориентировался на сокращение ВВП на 8,1% во втором квартале и на 2% по итогам года. По базовому прогнозу ЦБ спад российской экономики в 2020 году составит 4–6%, Минфина— 5%, МВФ — 5,5%. 

Уровень неопределенности относительно развития эпидемии сегодня остается высоким, и все три сценария BCG в принципе возможны, считает профессор РЭШ Валерий Черноокий. «В числе наиболее пострадавших от  карантина секторах высока доля малых и средних предприятий, именно у них первыми начнутся проблемы. На промышленное производство и строительство со временем сильно повлияет падение инвестиционного спроса. Сырьевые компании начнут испытывать проблемы при длительном периоде низких мировых цен и спроса. Проблемы в нефинансовом секторе в конце концов неминуемо перекинутся на банки. Даже учитывая наличие ФНБ и низкого уровня долга, у государства не так много ресурсов для поддержки экономики, и при длительной пандемии серьезные проблемы в экономике будут неизбежны», — отмечает он. 

«Все страны стремятся быстрыми темпами восстанавливать экономическую активность, поскольку карантин — это дорогая история, и Россия придерживается этого курса: как только появились первые признаки перехода пика заболеваемости, правительство засобиралось открывать экономику», — говорит экономист Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Владимир Сальников. «Все будет зависеть от того, последует ли вторая волна эпидемии из-за быстрых темпов снятия ограничений — если она начнется, тогда прогноз BCG станет реалистичным. Но если второй волны не будет, прогноз BCG можно будет считать «алармистским». Если российская экономика начнет восстанавливаться во второй половине года, то спад составит 5%-7%», — убежден эксперт.

«В случае новой волны эпидемии промышленные предприятия и строительство вряд ли будут останавливать, хотя им придется сокращать производство. Самые серьезные проблемы возникнут у сферы потребительских услуг и сырьевого сектора из-за низкого мирового спроса и цен на сырье», — продолжает Валерий Черноокий. Новую волну эпидемии мы уже видим и в Китае и в Иране, поэтому ужесточение карантинных мер во второй половине года остается вероятным, и у большинства малых и средних предприятий в наиболее пострадавших секторах экономики уже не останется подушки безопасности, и без серьезной господдержки начнется массовая волна банкротств, рассуждает профессор РЭШ.  

Как остановить спад

Для купирования экономических проблем решающими будут объемы господдержки, считают в BCG. Причем это касается не только субсидий, займов и прямых выплат государства, но и снижения налогов и обязательных платежей. На текущий момент пакет господдержки составляет около 2,8% ВВП (3,1 трлн рублей), отмечал министр финансов Антон Силуанов. Это гораздо ниже среднего уровня поддержки в развитых странах, который равен 12% ВВП, подчеркивает BCG.

Уровень господдержки в разных странах мира
Уровень господдержки в разных странах мира

Для предотвращения структурного кризиса России потребуется наращивать господдержку экономики до уровня развитых стран, считают эксперты BCG. «У России есть значительный «запас прочности» в виде средств ФНБ, золотовалютных резервов и низкого внешнего долга, который можно использовать для помощи экономике страны. Текущих средств ФНБ (почти 11 трлн рублей) должно хватить на покрытие выпадающих нефтяных доходов бюджета и поддержку бизнеса и занятости в течение года», — отмечают эксперты BCG. При этом в BCG отмечают, что если карантинные периоды, которые будет вводить государство, будут короткими и займут меньше 25% от всего времени пандемии, то государству дешевле будет субсидировать зарплаты, чем оказывать поддержку безработным.