«Каждый рискует своей репутацией»: зачем Михаилу Фридману и партнерам понадобились советники по этике

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Инвестиционная компания А1, которая занимается разрешением корпоративных споров и не раз сталкивалась с обвинениями в рейдерстве, озаботилась вопросами деловой этики, создав консультативный совет. Как он будет работать и чем известные экономисты и юристы будут в нем заниматься?

Пандемия и последовавший за ней кризис приведет к переделу рынка, прогнозировал на июньском онлайн-саммите «Сценарии выхода из COVID-кризиса» председатель наблюдательного совета «Альфа-Групп» Михаил Фридман. Спустя две недели стало известно, что акционеры «Альфа-Групп», куда входит инвестиционная компания А1, решили поменять подход к работе этой компании. Было объявлено о создании при А1 консультативного совета, в который вошли декан экономического факультета МГУ Александр Аузан, президент РСПП Александр Шохин, председатель общественного совета при МВД Анатолий Кучерена, председатель Ассоциации юристов России Владимир Плигин и президент бизнес-школы «Сколково» Андрей Шаронов. Совет будет давать оценку действиям компании с точки зрения деловой этики.

В портфеле А1 — участие в ряде громких корпоративных споров и взысканий активов. Компания, в частности, ищет для Агентства по страхованию вкладов зарубежные активы бывшего бенефициара Внешпромбанка Георгия Беджамова и экс-владельца Межпромбанка Сергея Пугачева. А1 участвует в споре Виктора и Елены Батуриных, пытаясь взыскать с вдовы бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова стоимость 25% ранее принадлежавшей ей девелоперской компании «Интеко». Представитель Батуриной Геннадий Теребков в декабре 2019 года, после того как суд в Калмыкии объявил Батурину в розыск по делу о клевете, говорил о «рейдерской атаке» со стороны А1 (в компании связь с постановлением суда опровергали). О «рейдерстве» говорил и владелец страховой компании «Капитал Лайф» (бывшая «РГС Жизнь») Евгений Гинер, с компании которого «Росгосстрах» при поддержке А1 пытается взыскать 151 млрд рублей за использование товарных знаков.

Как рассказал Forbes управляющий директор А1 Андрей Елинсон, новая структура будет рассматривать наиболее значимые сделки и нацелена на формирование в России справедливой деловой среды. Как будет работать механизм, аналогов которому в российском бизнесе пока не было?

Новая ценность бизнеса

«Репутация играет все более важную роль в формировании стоимости бизнеса. После пандемии эффективного управления будет недостаточно для того, чтобы достигать успеха. Бизнес должен обладать этической ценностью, а инвестиционные решения должны приниматься на основе в том числе этической оценки проектов», — сказал Forbes Андрей Елинсон. По его словам, консультативный совет даст возможность оценить «непростые инвестпроекты  с точки зрения справедливости и деловой этики». 

Создание консультативного совета А1 было предложением менеджмента в ответ на запрос акционеров об изменении подходов к бизнесу, эту идею акционеры поддержали, отметил в разговоре с Forbes собеседник, близкий к бенефициарам «Альфа-Групп».Переговоры по созданию Консультативного совета были сложными и заняли несколько месяцев. Как выяснил Forbes, предложение войти в состав консультативного совета стало неожиданным для большинства претендентов. У компании А1 своеобразная история, и ставить на кон репутацию, не понимая ситуации, не хотелось бы, вспоминает Андрей Шаронов. «Когда мы начали разговаривать с Михаилом Фридманом, Германом Ханом и менеджментом А1, выяснилось, что это не внутрикорпоративный проект «Альфа-Групп» по смене имиджа, а желание изменить репутацию и внести свежую струю в корпоративную среду, чтобы недобросовестное поведение не поощрялось деловым сообществом», — отмечает Шаронов.

Идея акционеров «Альфа-Групп» состояла именно в переформатировании А1, которая «имеет рейдерскую репутацию», чтобы эта структура в будущем способствовала повышению качества бизнес-среды, отмечает Александр Аузан. «Мы будем следить за тем, чтобы А1 стала проводником главных принципов корпоративной и деловой этики, которые были сформулированы в Хартии деловой и корпоративной этики РСПП», — объясняет Александр Шохин. «На предварительной стадии согласований мы также задавали акционерам «Альфа-Групп» вопросы по всем прошлым громким делам, чтобы понимать, чем обоснована позиция А1», — отмечает он.

Деятельность консультативного совета будет похожа на работу независимых директоров — орган будет собираться не более шести раз в год. Однако члены совета считают, что работать с «Альфа-Групп» будет сложнее, чем в традиционном совете директоров, поскольку в России нет наработанной практики этической оценки сделок. А учитывая специфику разбирательств, в которых участвует  А1, это будет сложно вдвойне. «Это, безусловно, рисковый проект, поскольку каждый из нас рискует своей репутацией», — считает Аузан. «Любая инвестиционная, а тем более связанная с корпоративным спором сделка провоцирует большое количество рисков из-за разных групп интересов, и задача совета — следить за тем, чтобы решения А1 лежали в рамках этического поля», — отмечает Шохин.

К таким принципам сотрудничества стороны пришли не сразу. Сначала предполагались разные форматы работы консультативного совета, но в итоге было одобрено предложение президента РСПП Александра Шохина, что эта структура будет работать при акционерах «Альфа-Групп», а не при А1. Такой принцип работы позволит совету обсуждать сделки с акционерами «Альфа-Групп» на стадии формирования мандата для менеджмента, считает Шохин.

Члены консультативного совета убеждены, что их сотрудничество с «Альфа-групп» принесет пользу всему российскому бизнесу. «Конфликты снижают стоимость всех активов, поскольку отечественный  бизнес считается грязным, выбор правильного способа поведения будет этически чистить актив. Это и есть задача работы консультативного совета», — считает Александр Аузан.

В формате совета есть риски для «Альфа-Групп»: совет может безоговорочно не поддержать сделку или меньшинство может принять особое решение по конфликту, несмотря на позиции акционеров «Альфа-Групп», отмечают в разговоре с Forbes участники консультативного совета. Для акционеров «Альфа-групп», которые привыкли рисковать в конфликтных ситуациях, новая структура может стать не подспорьем в бизнесе, а, напротив, новым вызовом, говорит один из них. Право членов консультативного совета делать публичные  заявления по той или иной сделке — это риск для бенефициаров «Альфа-Групп», которые привыкли держаться в тени, отмечает близкий к акционерам собеседник Forbes.

Первый подход

Первое рабочее заседание консультативного совета состоялось в конце июня и длилось около двух часов. На нем рассматривался вопрос взыскания долгов с владельца банка «Русский стандарт» Рустама Тарико — с 2019 года А1 участвует в этом споре на стороне кредиторов бизнесмена, держателей дефолтных облигаций Russian Standard Ltd. По информации А1, общая сумма долгов структур Тарико составляет около $800 млн, готовится запуск принудительного списания залога (49% акций банка). Совет поддержал действия А1 по защите прав кредиторов. Базовый принцип предпринимательской деятельности состоит в том, что по долгам надо платить, объясняет Шохин. При этом Андрей Шаронов в обсуждении не участвовал из-за конфликта интересов, поскольку Тарико входит в состав партнеров-учредителей бизнес-школы «Сколково».

Представители оппонентов А1 были разочарованы решением совета. «Нам ничего не известно о консультативном совете и материалах, которые были ему представлены. В данном случае эмитент облигаций не был приглашен на обсуждение и не имел возможности высказать свои аргументы, что по определению ставит этичность А1 и решения консультативного совета под вопрос», — отметил представитель группы «Русский стандарт» Олег Егоров. По его словам, эмитент около трех лет назад связался с крупнейшими держателями облигаций и предложил провести переговоры для урегулирования ситуации, однако из-за позиции некоторых держателей (в первую очередь швейцарской компании Pala экс-совладельца «Мечела» Владимира Йориха, интересы которой представляет А1), достигнуть компромисса до сих пор не удалось.  «В данном споре A1 агрессивными методами помогает компании Pala против российской компании вместо конструктивного пути переговоров и поиска взаимоприемлемого решения. Эмитент надеется, что проведение совета с уважаемыми членами общества не связано с предстоящим судебным заседанием и не является попыткой оказать давление на суд», — подчеркнул он.

«Многие сделки либо направлены на урегулирование конфликта, либо их следствием является возникновение конфликта. И до сделки, и после ее закрытия есть сторона, считающая себя ущемленной. Поэтому задачей совета будет выяснение мотивов и интересов сторон, в том числе и «подводных камней» предлагаемых А1 проектов», — отмечает Александр Шохин. При этом важно, что у оппонентов А1 всегда будет возможность обратиться к совету, чтобы представить свою позицию, добавляет Шохин.

Подходящий момент

Зачем акционерам «Альфа-Групп» понадобилось менять корпоративную среду в России именно сейчас? Текущий кризис может поменять представления о том, в какой стране лучше вести бизнес, он спровоцирует рост числа конфликтов и продажу активов, поэтому с точки зрения конъюнктуры рынка такой проект нужно делать именно сейчас, полагает Александр Аузан. Анатолий Кучерена называет инициативу А1 своевременной из-за формирования новых социальных и правовых ландшафтов. Кризис сильно меняет бизнес, число споров может вырасти, солидарен с ним сотрудник крупного промышленного холдинга.

Инициатива по созданию консультативного совета А1 укладывается в общий международный тренд, который признает этические вопросы важными для бизнеса, но поскольку многие знают по личному опыту корпоративные войны и агрессивный стиль владельцев «Альфы», такой шаг говорит скорее о корпоративной усталости, отмечает  партнер John Tiner & Partners Валерий Тутыхин. «Однако в истории бизнеса владельцы «Альфа-Групп» останутся настоящими бойцами, именно это больше всего ценится в бизнесе», — убежден он.

Российскому бизнесу нужны системные изменения, которые давно назрели, убежден Аузан. «Мы много говорим о том, что силовые службы не позволяют заниматься бизнесом в России, но бизнес сам при первом же конфликте обращается к силовым органам». По его словам, в 1990-е годы общественный деятель и бизнесмен Иван Кивелиди предложил бизнесу прекратить стрельбу и забыть о скелетах в шкафах. Жизнь Кивелиди оборвалась трагически: он был отравлен компаньоном, но на договоренности не стрелять и возник нынешний Союз промышленников и предпринимателей. Позднее лидер РСПП Аркадий Вольский предложил бизнесу прекратить использовать МВД и прокуратуру в споре друг против друг, но эту задачу за 25 лет выполнить не удалось, рассказывает Аузан.

Акционеры «Альфа-Групп» пообещали консультативному совету обсудить с коллегами по большому бизнесу тиражирование практики работы подобных органов. «Это ответственное предпринимательство: установление стандартов ведения бизнеса в России очень важно сегодня», — считает управляющий партнер Bryan Cave Leighton Paisner Russia Андрей Гольцблат. «Надеемся, что опытом воспользуются и другие российские компании», — оптимистически полагает Шохин. «Такая практика может привести к росту капитализации всего российского бизнеса», — считает Александр Аузан. Однако в случае кардинальных противоречий с «Альфа-Групп» и А1 каждый из членов совета может выйти из него в любой момент.