Сбыта нет. Почему цена на Brent упала ниже $40?

Фото  ETIENNE LAURENT / EPA / ТАСС
Фото ETIENNE LAURENT / EPA / ТАСС
8 сентября котировки Brent и WTI обрушились на 5,5% и 8% соответственно. Нефтяные аналитики затрудняются назвать ярко выраженную причину, но среди факторов перечисляют ожидание второй волны коронавируса, снижение экономической активности в Китае и просьбу Ирака продлить ему льготы на соблюдение сделки ОПЕК+

На 17:20 по Москве нефть сорта WTI упала на 8,05%,до $36,57 за контракт, а Brent — на 5,5%, до $39,7. Для Brent это самое низкое значение с 25 июня. Опрошенные Forbes эксперты нефтяного рынка полагают, что стоимость нефти просто возвращается к своим фундаментальным значениям.  

В ожидании второй волны 

Сейчас достаточно сложно оценить, что является причиной столь резкого падения нефтяных котировок, говорит старший аналитик Альфа-банка Никита Блохин. В Альфа-банке считают, что такое движение нефтяных цен в первую очередь обусловлено переоценкой рынком текущих ожиданий по восстановлению спроса на нефть на фоне опасений, связанных с растущей угрозой второй волны пандемии COVID-19. Наибольший прирост показали 22 из 50 штатов в США, а также Индия и Великобритания. В Германии число новых случаев заболевания росло самыми быстрыми темпами с апреля. По данным Университета Джона Хопкинса, в стране зарегистрировано 1898 новых зараженных, а общее число заболевших коронавирусом составило 253 626 человек. Ежедневный темп прироста на прошлой неделе составил более 1000 человек. 

Как говорит Forbes нефтетрейдер, пожелавший остаться неназванным, то, что цена на нефть падает, как раз нормально. Ненормально, когда она растет. По его словам, сейчас на цену влияют фундаментальные факторы. После пандемии спрос не восстановился в том объеме, в котором рассчитывали, а в понедельник в США прошел День труда, который считается окончанием летнего автосезона, то есть американский спрос на бензин достиг своего пика, за которым последует снижение. 

Глобальная проблема — отсутствие рынков сбыта, говорит Forbes другой трейдер. По его словам, до осени игроки хеджировались в надежде на рост спроса, но сейчас многие в раздумьях: либо продлевать хранение, либо продавать. «Чтобы продлевать, нужен контанго (когда цены на фьючерсы с длинным сроком исполнения выше цен на фьючерсы с коротким сроком), а для продажи нужна цена. Ни того, ни другого нет, неопределенность толкает цену вниз, плюс сгущаются тучи вокруг второй волны пандемии», — продолжает участник рынка. Туристические туры не продаются, авиаперевозки не восстановились. Собеседник Forbes убедился в этом на личном опыте, недавно вернувшись из Турции: «Немцев нет! Только русские, украинцы и англичане». Спрос со стороны автолюбителей, наоборот, падает — лето закончилось, наступают рабочие будни. «Со сбытом проблемы», — резюмирует собеседник.

Два сигнала 

В выходные и в понедельник было несколько сигналов, которые подстегнули продажу нефти инвесторами, говорит старший аналитик по нефтегазовому сектору банка «Уралсиб» Алексей Кокин. Первым сигналом для инвесторов стала скидка Саудовской Аравии для азиатских потребителей нефти, продолжает Кокин. Снижение отпускных цен Saudi Aramco для покупателей в Европе составило $0,5 за баррель, для покупателей в Азии — $1,3 за баррель в среднем. Психологическая отметка в $40 пробита, и это создает риски для снижения нефтяных цен до $38-39 за баррель, опасается Кокин.

Скидки Саудовской Аравии означают, что  производителей опять начинают толкать друг друга локтями — каждый экспортер тянет одеяло на себя, комментирует глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. Этот фактор сошелся с непонятными перспективами по второй волне локдауна, и спекулянты начали продавать нефть, считает Симонов. По его мнению, это основные причины падения на рынках. 

Кроме того, вышла статистика импорта нефти в Китай, которая показала в августе сокращение на 7,5% по сравнению с июлем. Этот показатель падает второй месяц подряд — если в июле импорт в Китай составлял 12,9 млн баррелей, то в августе он опустился до 11,2 млн баррелей, приводит данные Кокин. Как он поясняет, рост до исторического максимума в мае, а затем падение импорта — это следствие дешевой нефти: Китай законтрактовался в период низких цен, туда пришло множество танкеров с нефтью, которая отгружается на наземные хранилища и по сей день.

Сильный рубль 

Пока что реакция рубля на обвал на нефтяном рынке слабая — курс доллара к рублю 8 сентября вырос на 0,7%, до 76,44 рубля за доллар. Национальную валюту поддерживает падающий импорт, говорит старший аналитик по финансовым рынкам Райффайзенбанка Денис Порывай. В июле темпы падения импорта из стран дальнего зарубежья составили 3,4% месяц к месяцу, а в августе — 1,9%. Все это происходит из-за пока слабой экономической активности, добавляет Порывай. «Но в целом рубль редко остро реагирует на движения на нефтяном рынке. Но если такие низкие цены на нефть сохранятся, то рубль будет ослабевать, хотя попутно на национальную валюту могут влиять и другие факторы, в том числе поддерживающие», — заключил аналитик.