Изъять 1,7 трлн рублей: сколько российский бюджет может получить от балансировки налоговой системы

Фото Дмитрия Астахова / POOL / ТАСС
Михаил Мишустин Фото Дмитрия Астахова / POOL / ТАСС
Налоговая картинка России не совпадает с реальной картиной экономики, уверен доцент Финансового университета при правительстве РФ Леонид Крутаков. Балансировка налоговой системы может дать российскому бюджету дополнительные 1,7 трлн рублей

Звучит цинично, но, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Потребовались санкции, пандемия, резкое падение ВВП и доходов бюджета страны, чтобы правительство озаботилось балансировкой налоговой нагрузки.

«Важно помнить, что бюджет — это документ не о цифрах, а о людях, направленный на решение конкретных проблем в жизни людей. Некоторые крупные компании заявляют, что мы забираем деньги только у нефтяных компаний. Это не так. Мы считаем, что в ситуации, когда трудно, все должны принимать участие в решении проблем, стоящих перед страной, перед людьми. Это наша осознанная политика», — заявил на этой неделе на заседании правительства Михаил Мишустин.

Будем надеяться, что премьер сказал то, что сказал, а не то, что хотелось бы всем услышать. Навести порядок в налоговой политике России давно пора. Например, нефтяная отрасль обеспечивает несопоставимые с ее долей в экономике страны 45% всех налоговых поступлений в госбюджет. Нефтянка платит налогов в 5 раз больше, чем все остальные сырьевые (рентносодержащие) отрасли вместе взятые.

Если измерять налоговую нагрузку в процентном отношении к конечной цене продукции, то в нефтянке это показатель составляет порядка 60%. Для сравнения, нагрузка «Газпрома» не превышает 40% (наследие премьерства Виктора Черномырдина), а у независимых газовых компаний она едва доходит до 20% (слава лоббистским талантам Леонида Михельсона и Геннадия Тимченко). В металлургии, золотодобыче и алмазной отрасли доля налогов в цене реализации продукции не превышает 10%.

Налоговая картинка России абсолютно не совпадает с картиной реального производства. Если в развитых странах налоги считаются зеркалом экономики, ты мы живем в королевстве кривых зеркал. Условно говоря, Минфин смотрит в книгу и видит конструкцию из трех пальцев.

Налоговые диспропорции (здесь уместно более крепкое выражение) сложились исторически при вступлении России в ВТО в 2012 году. В последующем они только нарастали в связи со снижением (вплоть до обнуления) экспортных пошлин на ряд сырьевых товаров (никель, алюминий, медь и др.). Сказать, что виной всему наивность Минфина, значит проявить неуважение к правительственным чиновникам. Чтобы понять это достаточно взглянуть на лоббистские бюджеты выигрывавших от диспропорций компаний.

Для понимания о каких суммах бюджетных потерь идет речь, приведу простейшие арифметические расчеты, буквально на коленке. Если привязать ставки НДПИ к экспортному «нетбэку» выручки сырьевых отраслей страны, то годовой эффект для бюджета составит 1,2 трлн рублей.  

1,2 трлн ежегодных потерь бюджета и приобретений частных компаний России. Хотя насчет частных компаний России я погорячился. Большинство (от 90 до 99%) акционеров наших металлургических холдингов являются иностранными (преимущественно, офшорными) резидентами. И это еще один способ легального ухода от налогов и вывода средств за границу.

В последнее время (особенно с вводом санкций и нарастанием кризисных явлений) компании металлургического и золотодобывающего секторов изменили свою дивидендную политику. На выплату акционерам стали направлять весь (100%) свободный денежный поток. Фактически идет процесс обескровливания экономики России и лишения ее инвестиционных перспектив. О каких суммах речь? Только «Полюс», НЛМК, «Норникель» и ММК в прошлом году выплатили иностранным акционерам порядка 470 млрд руб. Аналогичные изменения в своей дивидендной политике произвел и «Лукойл».

И это далеко не все резервы роста. Есть еще банковский сектор, который показывает рентабельность на уровне 50%. А что значит такая рентабельность в банковском секторе? Это значит, что реальный сектор недополучает кредитные ресурсы, или получает их под сумасшедшие проценты.

Банки должны не прибыль пустую гонять по счетам, а инфраструктурно обеспечивать рост реального сектора экономики и занятости населения. В функционале ФРС США записаны эти функции. У нас ЦБ и банковский сектор занимаются фискальными манипуляциями, таргетируют инфляцию, а в реальности отжимают инфляционный доход в собственную прибыль.

Понятно, что перед правительством поставлена жесткая задача. Понятно, что правительство обязано ее выполнить. Понятно, какие объемы средств, которые сегодня идут в обход бюджета, будут брошены на удержание позиций.

Как отмечают в VYGON Consulting, общий потенциал дополнительных изъятий сверхдоходов в результате балансировки российской налоговой системы может составить до 1,7 трлн руб. Именно в эту сумму эксперты оценивают дополнительные бюджетные поступления.

Мнение автора статьи может не совпадать с точкой зрения редакции.