«Эта конструкция еще не самая вероломная»: чего металлурги ждут от разговора с правительством о повышении налогов

Фото Алексея Никольского / ТАСС
Андрей Белоусов Фото Алексея Никольского / ТАСС
Металлурги – влиятельные лоббисты и, как правило, могут дать отпор чиновникам, но сейчас они надеются, что их хотя бы выслушают. Так описывают собеседники Forbes настроения бизнесменов перед встречей с первым вице-премьером Андреем Белоусовым, на которой будет обсуждаться повышение налогов для добывающих ненефтяных компаний

Сегодня первый вице-премьер Андрей Белоусов встретится с членами правления Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП). Планируется, что встреча начнется в 18:30, рассказал Forbes один из ее участников. В преддверии нее обстановка нервозная: повышение налоговой нагрузки означает снижение прибыли на миллиарды рублей. Бизнесмен из химической отрасли отказался обсуждать с Forbes содержание сегодняшней встречи, «чтобы не дать возможности заранее подготовить контраргументы». Больше всего бизнесменов встревожила идея Минфина фактически поднять НДПИ для ненефтегазовых добывающих отраслей. 

Сюрприз для бизнеса

Повышение НДПИ для металлургов и химиков оказалось сюрпризом для бизнеса. Изначально Минфин собирался пересмотреть налоги для нефтяников, однако в итоге в законопроекте появилась инициатива о дополнительном изъятии 90 млрд рублей у ненефтегазового сектора за счет увеличения НДПИ в 3,5 раза. Инициатива нарушает налоговую стабильность, ослабляет конкурентоспособность отечественных предприятий, может увеличить цены и сорвать нацпроекты, жаловался владелец НЛМК Владимир Лисин в письме первому вице-премьеру Андрею Белоусову (есть у Forbes). Свои соображения миллиардер изложил высокопоставленному чиновнику как председатель ассоциации «Русская сталь», в которую, помимо НЛМК, входят «Северсталь» Алексея Мордашова, «Евраз» Романа Абрамовича, структура «Металлоинвеста» Алишера Усманова и другие крупные металлургические предприятия. Лисин попросил Белоусова снять законопроект с рассмотрения и обсудить документ и его последствия с бизнесом.

Тема с увеличением налогов для металлургов возникает регулярно, отмечает сотрудник другой металлургической компании. Наиболее примитивный инструмент, который предлагался, — пошлины на экспорт металлов, вспоминает собеседник Forbes. По его словам, это самая болезненная мера как для самих компаний, так и с политической точки зрения: она затрагивает не только экспортеров, но и их иностранных контрагентов. Нынешняя конструкция с НДПИ еще не самая вероломная, отмечает собеседник Forbes. Кроме того, металлурги — влиятельные лоббисты и, как правило, могут дать отпор чиновникам, отмечает собеседник.

Возможно, один из показателей успешной защиты — упавшая буквально за два дня с 90 млрд до 56 млрд рублей оценка Минфином будущих изъятий. Впрочем, источник, близкий к бюро правления РСПП, связывает изменение суммы с тем, что Минфин «сам точно не понимает» конечный эффект от инициативы. В любом случае изъятие будет чувствительным, наиболее пострадавшие компании теряют суммы, сопоставимые со своими средними инвестпроектами, считает собеседник Forbes. «На 100% отбиться не получится, — вздыхает он, — вопрос приведения этой инициативы в разумные границы».

Законопроект уже внесен в Госдуму и будет рассматриваться в первом чтении в один день со встречей РСПП и Белоусова. «Надеемся, что выслушает», — делится источник, близкий к РСПП. В 2018 году Белоусов, тогда помощник президента, и сам активно предлагал изъять у металлургов и химиков 500 млрд рублей «сверхдоходов».

Второй заход 

Сегодняшней встрече предшествовала другая — бизнесмены на прошлой неделе встречались с министром финансов Антоном Силуановым. По словам одного из сотрудников крупной металлургической компании, основной аргумент сторонников Минфина сводится к тому, что налоговая нагрузка на металлургов и химиков ниже, чем на нефтяников и газовиков и «по справедливости, надо это исправлять».

Среди других обоснований: у подпадающих под реформу компаний триллион рублей прибыли, и изъятие 56 млрд — «погрешность на уровне прогноза погоды», в том числе и для инвестиционных планов. Да и обсуждать что-либо уже поздно, пересказывает собеседник Forbes позицию ведомства Антона Силуанова: решение для 2021 года уже принято, говорить можно разве что про 2022 год и при условии неизменной базы в 56 млрд. Сам Силуанов после совещания с бизнесом 17 сентября заявил, что снижение рентабельности по чистой прибыли у компаний, которых коснется повышение, «в основном составит не более 2%». «С учетом того, что у большинства добывающих компаний рентабельность по чистой прибыли превышает 20%, а в отдельных случаях достигает 50%, существенного ухудшения их финансового положения не произойдет», — сказал он. Силуанов заявил, что решение по повышению налога в 2021 году уже принято, так как в бюджете «дыра», рассказал Forbes еще один источник в одной из компаний, которых коснется повышение. На совещании 22 сентября скорее будут обсуждаться налоговые условия для компаний в 2022 году и дальше, добавляет источник. Мнение бизнеса первый замглавы Минэкономразвития Андрей Иванов собирал с пятницы — он объединит их в докладе, который представит на совещании, уточнил источник.

На недавней встрече с Силуановым «не было места предложениям», подтверждает сотрудник другой металлургической компании. Впрочем, и сами участники совещания не заготовили предложения, рассказывает собеседник Forbes: «Думали, это только начало обсуждения идеи. А всем сразу сказали: вопрос решенный. Или реализуем наш вариант, или вы предложите какой-то механизм, чтобы эти 56 млрд заплатили». Бизнес лишь сетовал, что «снова налоги повышают», «это плохой сигнал для инвесторов» и «что снова считают некорректно, не учитывают влияние всех факторов».

«В среднем смотреть неправильно!» — кипятится один из металлургов: нужен более глубокий дифференцированный подход. По его словам, бизнес попросил у Силуанова месяц на подготовку и обсуждение дифференцированного подхода «хотя бы» для 2022 года. Тот якобы согласился, но «заранее скептичен по поводу результата». «С этим контекстом и пойдем к Белоусову», — говорит собеседник Forbes. «Обсуждаем широкий спектр инициатив, которые могли бы снизить нагрузку, в том числе и дифференцировать ее», — в свою очередь рассказывает источник, близкий к РСПП, отказываясь раскрыть подробности. Одно из предложений — исчислять НДПИ не от стоимости добытой руды, а как фиксированную величину на тонну, рассказывает один из металлургов: иначе налог «по сути наказывает предприятия с высокой себестоимостью». «Нельзя залезать в себестоимость!» — говорил сегодня Лисин в интервью каналу «Россия 24». Нужно исходить из конкретных предприятий, призывал миллиардер: «Если отрасль перерабатывает продукцию внутри страны и не экспортирует прямо с рудника, значит нужно оставить ту же ставку. А на то, что экспортируется – можно повысить». На встрече с Силуановым Лисин предлагал при расчете повышенного НДПИ отталкиваться от цены продукции и финансового состояния компании, говорили источники РБК.

«Лучше вообще ничего не трогать», — характеризует подход Минэкономразвития источник, близкий к ведомству, которое тоже участвует в дискуссии. «Но, видимо, придется выбирать дифференцированный подход», — признает собеседник Forbes.

«Налог не может быть индивидуальным! Правила должны быть общими», — возражает топ-менеджер крупной металлургической компании. По его мнению, металлурги без особых проблем переживут повышение НДПИ, а «изъятие ренты» – логичный шаг и у государства есть на него право: у большинства компаний закончился инвестцикл, цены на продукцию «довольно высокие», а собственники тратят деньги на скупку активов и личное обогащение. Другой вопрос, что следующим шагом нужно простимулировать экономику, в частности потребительский спрос, рассуждает собеседник Forbes. Даже если такой шаг последует, то вряд ли будет эффективным, скептичен он.

Forbes направил запросы в Минфин и Минэкономразвития. Пресс-секретарь Андрея Белоусова ответила на запрос Forbes: «Все будет обсуждаться сегодня на встрече». 

При участии Александра Левинского