«Билет на войну»: кто борется с Зиявудином Магомедовым за его последний крупный актив

Фото FESCO Transportation group
Фото FESCO Transportation group
5 октября рабочие Владивостокского морского торгового порта, протестующие против увольнения гендиректора, закидали касками президента FESCO (порт входит в группу компаний) и своего нового руководителя. В группе, совладельцем которой является Зиявудин Магомедов, разразился корпоративный конфликт. Одним из претендентов на FESCO может быть человек, которого связывали с бывшим главой РЖД Владимиром Якуниным, выяснил Forbes.

«Уходи! Уходи!» — встречали докеры Владивостокского морского торгового порта (ВМТП, входит в группу FESCO) своих новых руководителей – нового президента FESCO Аркадия Коростелева и вступившего в должность 2 октября гендиректора ВМТП Романа Кухарука. Топ-менеджеры приехали в порт 5 октября по приглашению профсоюза работников ВМТП. Но разговор не задался. Едва Коростелев добрался до микрофона, в него полетели десятки касок, и вскоре он ретировался с митинга под свист сотен докеров.

Рабочие порта во Владивостоке закидали главу FESCO касками

FESCO, один из крупнейших частных транспортно-логистических холдингов России, раздирают корпоративные войны. Владелец 32,5% акций компании, бывший участник списка Forbes Зиявудин Магомедов был против назначения Коростелева президентом. Сам Магомедов писал об этом из СИЗО. В том же письме он заявил о «рейдерском захвате» FESCO.

Впрочем, у Коростелева есть и сторонники - это люди, которые утверждают, что они владельцы 33,9% FESCO, следует из обращения, размещенного на сайте группы накануне стычки в порту. Интересы этой группы акционеров представляют зарегистрированная на Британских Виргинских островах Domidias Ltd и две российские компании «НоваторИнвест» и «Наутилиус». Кому-то из них и продал свои 23,8% инвестор Марк Гарбер, не пожелав участвовать в корпоративной войне. Гарбер отказался раскрывать подробности Forbes. Ни одна из трех компаний из числа вновь выявленных акционеров ранее не упоминалась в связи с FESCO и до сих пор не значится в отчетности. Forbes разбирался, кто борется с Зиявудином Магомедовым за компанию. 

Новые лица

«Никакого рейдерского захвата FESCO не было», — говорится в совместном заявлении директора Domidias Ltd Анастасии Еврипидоу, владельца «НоваторИнвест» Евгения Мельникова и владельца «Наутилиуса» Яна Близнеца. По их словам, кадровые перестановки связаны «с окончанием срока действия прежнего состава директоров». А докеров якобы подначивает уволенный гендиректор порта Заирбек Юсупов, который приходится родственником Магомедову. В пресс-службе FESCO не смогли пояснить, когда и каким образом среди бенефициаров FESCO появились Domidias, «НоваторИнвест» и «Наутилиус». Одна из компаний приобрела пакет инвестора Марка Гарбера, которому принадлежало 23,8% FESCO, говорил источник РБК. Сам Гарбер отказался от комментариев, сославшись на соглашение о конфиденциальности. 

Как выяснил Forbes, все новые компании, которые называют себя бенефициарами FESCO, связаны с бизнесменом Михаилом Рабиновичем, следует из данных СПАРК-Интерфакс. Ян Близнец возглавляет ООО «Арго Трейдинг», которым владеет Виктория Новикова. Ей в свою очередь с июня 2020 года принадлежит «Давинчи Тревел», которой до этого владел Андрей Северилов. Он же – владелец 100% «УК Давинчи» и 20% «Холдинговая компания Давинчи». 80% последней компании принадлежит Михаилу Рабиновичу, а ее гендиректор – Евгений Мельников — единственный владелец «НоваторИнвеста», второго «нового» бенефициара FESCO.

Анастасия Еврипидоу, согласно профайлу в соцсети LinkedIn, является корпоративным администратором кипрской Parallel Nominees Cyprus Limited. Владельцем компании, по данным кипрского реестра, выступает Tingueta Holding. Она, в свою очередь, является номинальным держателем доли Андрея Северилова в Локо-банке, следует из раскрытия ЦБ. Еще одним владельцем Локо-банка выступает Михаил Рабинович.

Не последний человек

«Рабинович в транспорте не последний человек», — рассказывает один из игроков отрасли. Собеседники «Ведомостей» называли его «связанным с бывшим президентом РЖД Владимиром Якуниным». В середине 2000-х Рабинович возглавлял «дочку» госмонополии «Отраслевой центр внедрения новой техники и технологий», а также, по данным «Ведомостей», входил в советы директоров двух «дочек» «Федеральной пассажирской компании» (ФПК), которая принадлежит РЖД. Со ссылкой на данные KPMG «Ведомости» писали, что компании, связанные с Рабиновичем и Севериловым, в 2013-2015 годах получили от ФПК контракты на 37 млрд рублей. Позже представитель Якунина отрицал, что Рабинович «числился в списке контактов» бывшего главы РЖД, хотя и не исключал, что у них могут быть общие знакомые.

После ухода Якунина Рабинович сохранил хорошие отношения с новым руководством РЖД, рассказывают два источника в транспортной отрасли. До весны 2019 года он владел оператором поезда класса люкс «Гранд Экспресс», который курсирует между Москвой и Санкт-Петербургом. На момент сделки ГСЭ («Гранд Сервис Экспресс») отбила 1,3 млрд рублей инвестиций и заработала 450 млн рублей чистой прибыли, сообщала компания. Но Рабинович решил развивать другие бизнес-проекты. Какие именно, а также какой была сумма сделки, в сообщении ГСЭ не уточнялось. В последствии ГСЭ занялся жд-перевозками в Крыму, за что попал под санкции США.

Билет на войну

Михаил Рабинович был одним из трех представителей FESCO, которых хотел видеть во Владивостоке профсоюз докеров. Согласно протоколу собрания трудового коллектива ВМТП, он вместе с Коростелевым (в протоколе его фамилия написана с ошибкой — Коростылев) и главой совета директоров Лейлой Маммед Заде якобы организовал и принимает активное участие в «рейдерском захвате порта»: «До прибытия вышеуказанных лиц (…) работники порта не прекратят проводить собрания, будут стоять до последнего и проводить акции».

В протоколе Рабинович назывался советником президента «Дальневосточного морского пароходства» (головная структура FESCO). То, что Рабинович приходится советником Коростелеву, подтверждают и два источника, близких к FESCO. Один из них уточняет, что Рабинович пришел в компанию одновременно с назначением Коростелева 4 сентября. Рабинович имел отношение к FESCO «лет десять назад», говорит еще один собеседник Forbes, не вдаваясь в подробности.

Как именно Рабинович мог быть связан с FESCO, неясно. Известно, что в акционерах как FESCO, так и Локо-банка числился шведский инвестфонд East Capital. Кроме того, до конца 2018 года FESCO владела блокпакетом «Трансконтейнера», который контролировала РЖД. Магомедов рассчитывал участвовать в приватизации пакета госмонополии, но ярым противником сделки выступал Якунин. Госдоля в «Трансконтейнере» была выставлена на торги, когда Якунин покинул РЖД, а Магомедов попал в СИЗО, и досталась группе «Дело» Сергея Шишкарева, который перед сделкой заручился поддержкой Росатома. В интервью Forbes он говорил, что строит «национального транспортного чемпиона» и не скрывал своего интереса и к FESCO.

Рабинович действует в интересах Шишкарева, считает источник, близкий к FESCO. «Мог бы, но пока это не так», — лаконичен источник, близкий к «Делу». «Рабинович выступает как оппортунист», — считает еще один собеседник Forbes: хочет забрать стрессовый актив, а затем предложить его рынку. Сейчас вряд ли кто-то из крупных игроков всерьез рассматривает приобретение FESCO, рассуждает собеседник Forbes. «Чисто технически» вести переговоры с собственником в СИЗО не слишком удобно, констатирует он: «Да и билет на войну никому не нужен».

«Мы не скрывали и не скрываем своего интереса к активу, однако в нынешний корпоративный конфликт не вовлечены», — сообщил представитель «Дела». Адвокат Магомедова не смогла предоставить комментарий, в FESCO и Локо-банке не ответили на запрос Forbes, Юсупов и Северилов были недоступны для комментариев. На звонок в «Наутилиус» ответила прежняя гендиректор компании и сообщила, что давно не имеет к ней отношения, телефоны «НоваторИнвеста» не отвечали.

Одни в СИЗО, а те беднее: что стало с миллиардерами эпохи Медведева