Небесный бой: как миллиардеры сражаются за региональные аэропорты

Фото Юрия Смитюка / ТАСС
Фото Юрия Смитюка / ТАСС
Основные региональные аэропорты России делят между собой миллиардеры Олег Дерипаска, Виктор Вексельберг и Роман Троценко. Forbes разбирался, как они борются за еще оставшиеся на рынке лакомые куски

28 октября стало известно, что Федеральная антимонопольная служба (ФАС) предписала отменить итоги конкурса на реконструкцию аэропорта Благовещенска. Месяцем ранее в нем победило совместное предприятие «Аэропортов регионов» Виктора Вексельберга и «Новапорта» Романа Троценко. У «Аэропортов регионов» уже семь аэропортов, а у «Новапорта» — двадцать. Еще одним участником конкурса была компания «Красинвест», которую участники рынка связывают с Олегом Дерипаской, у которого тоже есть свой аэропортовый холдинг. 

Именно жалоба «Красинвеста» стала причиной для проверки ФАС. Привлекательные аэропорты, не входящие в частные холдинги, исчисляются единицами. А борьба вокруг них все ожесточеннее. Forbes изучал, какие приемы используют миллиардеры в борьбе за активы.

Замашки монополиста

В конце августа, за неделю до вскрытия конвертов с заявками на конкурс по благовещенскому аэропорту, Telegram-каналы растиражировали письмо «Красинвеста» в адрес руководителя ФАС Игоря Артемьева. Его подлинность подтвердил Forbes сотрудник ФАС, знакомый с текстом письма. В нем гендиректор «Красинвеста» Александр Дубровский сообщал Артемьеву, что на конкурсе по аэропорту Благовещенска холдинги «Новапорт» и «Аэропорты регионов» будут действовать согласованно — через СП «Аэропорты большой страны» (АБС). Это ограничивает конкуренцию, да и вообще смахивает на картель, предупреждал Дубровский.

СП было презентовано советнику президента Игорю Левитину в августе 2019 года, писал «Коммерсантъ». По задумке оно должно было развивать малые региональные аэропорты с пассажиропотоком до 500 000 человек в год. Предполагалось, что сначала СП получит в управление десять аэропортов, а потом их число могло вырасти до пятидесяти. Пилотным проектом должен был стать Благовещенск, рассказывает источник, близкий к АБС: «Надо было понять, как две команды будут работать, есть ли у нас общее понимание». Его и представили на согласование в ФАС, которая выдала «Новапорту» и «Аэропортам регионов» разрешение на совместную эксплуатацию аэропорта.

Аэропорт Благовещенска не соответствует заявленным АБС критериям, отмечал Дубровский в письме Артемьеву: его пассажиропоток составляет 560 000 человек. Выходит, дело не в поддержке малых аэропортов, а в желании создать монополиста, заключал гендиректор «Красинвеста». У «Аэропортов регионов» семь аэропортов (Екатеринбург, Самара, Нижний Новгород, Ростов-на-Дону, Саратов, Петропавловск-Камчатский и Новый Уренгой), а у «Новапорта» — двадцать (среди них Новосибирск, Тюмень и Калининград). Вместе холдинги Вексельберга и Троценко занимают более 50% рынка, беспокоился Дубровский и просил ФАС провести в отношении участников СП антимонопольное расследование.

Образцовый рынок

«Базэл в отчаянной борьбе с конкурентами за авиаперевозки на Дальнем Востоке уже совершенно не стесняется в методах», — возмущался Telegram-канал «Политджойстик», который первым опубликовал копию письма Дубровского. За жалобами «Красинвеста» может стоять «Базэл Аэро» Олега Дерипаски, считают два игрока рынка и сотрудник ФАС. В самом «Базэл Аэро» отрицают связь с «Красинвестом».

Согласно пояснениям к отчетности «Красинвеста» за 2019 год, компания владеет 51% в АО «Эра Групп», которому принадлежит красноярский аэропорт «Емельяново». В 2015 году 51% «Емельяново» купила «Красноярская ГЭС», входившая в «Базэл», и в том же году передала пакет акций «Красинвесту». Тогда спикер красноярского заксобрания Александр Усс (сейчас губернатор Красноярского края) говорил «Коммерсанту», что «Красинвест» представляет структуры «Базэла». По данным СПАРК, сейчас «Эру Групп» возглавляет Алексей Васильченко, бывший руководитель «Базэл Аэро» (данные СПАРК-Интерфакс). «Базэл Аэро» управляет аэропортами Сочи, Краснодара и Анапы. Аэропорт Сочи в свою очередь контролирует аэропорт Владивостока.

Позиция «Красинвеста» близка «Базэлу» «по духу», отмечает источник, близкий к холдингу Дерипаски: «Мы за честный подход к конкурентной среде». Сейчас региональные аэропорты — «образцовый с точки зрения конкуренции рынок», говорит сотрудник ФАС. По его словам, на нем «убиваются» три основных игрока и «все довольны»: люди получают «красивые аэропорты», а государство – инвестиции. Создание СП же приведет к тому, что на рынке останутся только два игрока — «один большой» и «Базэл Аэро», беспокоится сотрудник ФАС: «Они так «Базэл» задавят, что он теперь ни один конкурс выиграть не сможет». Судя по всему, позиция собеседника Forbes оказалась в меньшинстве — ФАС не стала запрещать АБС участвовать в конкурсе. Как оказалось, это была не последняя схватка за аэропорт Благовещенска.

Бесконечный конкурс

На конкурс заявились три участника — АБС, «Красинвест» и «Дальневосточная концессионная компания» (ДКК; принадлежит аэропорту Хабаровска, которым управляет структура экс-сотрудника ФСБ Константина Басюка, связанного с группой «Альянс» Мусы Бажаева). Итоги подвели 28 сентября, победителем признали АБС, предложение которой набрало больше всех баллов как по объему инвестиций (7 млрд рублей), так и по качеству концепции развития аэропорта.

И «Красинвест», и ДКК обжаловали действия конкурсной комиссии в ФАС. Оба участника обвинили комиссию в занижении их инвестиций (она признала 4,9 млрд рублей «Красинвеста» и 3,1 млрд рублей ДКК из заявленных 11,6 и 7,6 млрд рублей соответственно) и необъективной оценке остальных критериев. Это привело к «неверному определению победителя», а АБС вообще нельзя было допускать до конкурса, гнул свою линию «Красинвест». ФАС посчитала жалобу ДКК необоснованной, зато прислушалась к доводам «Красинвеста» и предписала организатору конкурса Минтрансу Амурской области отменить все протоколы, внести изменения в документацию и провести новый конкурс.

Главным проигравшим в результате окажется Амурская область, вздыхает собеседник Forbes, близкий к АБС: на подготовку и проведение конкурса уже ушло по меньшей мере полтора года, а из-за предписания ФАС реконструкцию аэропорта вновь отложат. ФАС обещала, что новый конкурс состоится в течение месяца. «Конкурсы контрпродуктивны», — радикален другой собеседник Forbes, близкий к участникам СП. Основной критерий отбора — объем инвестиций, но с их ростом увеличивается и тариф аэропортов, отмечает он: это невыгодно потребителям. Кроме того, с учетом оспаривания конкурсы могут на годы затягивать реализацию проекта, добавляет собеседник. Не исключено, что так же рассуждал и губернатор Сахалинской области, когда решил без конкурса отдать свою авиагавань холдингу Вексельберга.

Лакомый авиахаб

«Что тут от вас требуется такого уголовного, что срочно понадобилось присутствие ФСБ?» — пытался урезонить коллег по сахалинской облдуме ее зампред Александр Ивашов. В конце июля депутаты обсуждали передачу «Аэропортам регионов» южносахалинского аэропорта, и обстановка быстро накалялась. Не обошлось без взаимных оскорблений и даже звонков в ФСБ и прокуратуру — настолько подозрительной показалась сделка некоторым участникам дискуссии. Вопрос стоял остро: на реконструкцию не хватало 4,8 млрд рублей, которые был готов предоставить инвестор в обмен на 51% аэропорта. Это еще один лакомый актив. Годовой трафик южносахалинского аэропорта превышает миллион человек, а в перспективе может вырасти почти впятеро — сахалинские власти планируют создать на базе аэропорта и южносахалинской «дочки» «Аэрофлота» авиахаб для перелетов в азиатские и американские страны.   

В августе стало известно, что губернатор Сахалинской области Валерий Лимаренко распорядился передать свой аэропорт в СП с «Аэропортами регионов» Вексельберга. Никаких юридически значимых событий еще не произошло, заверяет источник, близкий к «Аэропортам регионов»: сделка не состоится без одобрения местных депутатов.

Такое объяснение устроило не всех. Передачей актива без конкурса возмутились сначала участники рынка, а затем сделкой заинтересовались и в ФАС. По схожему сценарию развивалась ситуация с аэропортом Ростова-на-Дону, напоминает источник, близкий к «Аэропортам регионов»: местное правительство внесло его в СП с холдингом, «Базэл Аэро» пожаловался в ФАС, но служба не нашла нарушений. Есть и другой пример — с Иркутском, отмечает сотрудник «Новапорта»: «История была скоротечной, в еще одном бесконкурсном аэропорту участвовать я бы поостерегся».

«Тлеющие угольки»

В преддверии нового 2019 года в администрации Иркутской области вряд ли царила праздничная атмосфера. В конце декабря в здание правительства нагрянули с внеплановой проверкой сотрудники ФАС, которые провели осмотр кабинетов, скопировали данные с компьютеров и изучили рабочие документы и переписку. Параллельно рейды проходили в офисах «Новапорта» и корпорации AEON Романа Троценко.

Причиной для проверки стало расследование дела о сговоре иркутских властей с руководством «Новапорта», которому без конкурса разрешили модернизировать местный аэропорт. На нарушение ФАС указала компания «Аэропорт девелопмент», связанная с «Базэлом». В итоге ФАС постановила расторгнуть соглашение с «Новапортом». Губернатор Сергей Левченко, при котором разразился скандал, ушел в отставку, а его преемник заключил с ФАС мировое соглашение и пообещал до конца 2020 года выбрать инвестора на конкурсе. Который, судя по всему, тоже обещает быть жарким — интерес к Иркутску проявляли все три аэропортовых холдинга.

Еще один «тлеющий уголек», по выражению источника, близкого к «Базэл Аэро», — аэропорт Барнаула. В начале 2020 года местные власти, которым принадлежит 52% актива, сообщили, что планируют передать контроль над аэропортом холдингу Троценко для строительства нового терминала на 3 млрд рублей. «Форма того, как это [строительство терминала] сделать, еще обсуждается», — отмечает сотрудник «Новапорта». «Ветерок подует и все разгорится», — предупреждает источник, близкий к «Базэл Аэро». «Есть закон жанра: каждый должен другому мешать», — признает сотрудник «Аэропортов регионов». Впрочем, на барнаульский аэропорт он не претендует, ведь актив уже на 48% принадлежит «Новапорту»: «Что туда лезть? Должен же быть и здравый смысл!» По мнению сотрудника ФАС, пока вокруг барнаульского аэропорта не происходит ничего подозрительного: «Но если кто-то будет передергивать, то будем, как в том анекдоте, бить по наглой рыжей морде».

Дополнительные материалы

От Дерипаски до Ротенберга: кто владеет крупнейшими аэропортами