Найти крайнего: почему за снижение цен на сахар и масло в итоге заплатит бизнес

Фото Виталия Тимкива / ТАСС
Фото Виталия Тимкива / ТАСС
Бенефициарами роста цен, который вызвал гнев Владимира Путина, стали сельхозпроизводители, а пострадают торговые сети, считает управляющий партнер Agrotrend.ru Николай Лычев

В прошлую среду президент России Владимир Путин отчитал чиновников: «Рост цен на базовые продукты питания — это пандемией не объяснишь». В фокус внимания президента попали сахар и подсолнечное масло, видимо, как самые подорожавшие в процентном отношении согласно справке, которую ему приготовили. Сложно сказать, почему он обратил внимание на проблему, когда год уже практически закончился, а рост цен стал состоявшимся фактом. Непонятно, почему это было сделано в такой алармистской форме.

Независимые политологи указывают на 17 декабря — дату большой ежегодной пресс-конференции Путина, где он должен будет продемонстрировать реальные результаты заботы о благополучии «электорального ядра». Есть потенциальная опасность, что это, как и прошлой весной, подогреет потребительский ажиотаж среди тех слоев населения, которые тратят текущие доходы или даже часть своих сбережений на базовые продукты питания, боясь, что завтра они исчезнут с прилавков. Это обычно происходит в силу сложившейся ментальной культуры: если власти каждый день говорят, что «дефицита продуктов нет и не будет», хотя их никто об этом не спрашивает, наверное, они обманывают и на всякий случай надо бы закупиться впрок.

Цены возбуждающего характера: почему не следует разрушать рыночную экономику в угоду популизму

Еще вопрос: почему высокопоставленные чиновники обратили внимание на сахар и масло? В минимальной потребительской корзине эти продукты занимают всего несколько процентов. Источники информагентств в федеральных ведомствах говорили о том, что предельные цены необходимо установить до Нового года, чтобы рождественские праздники прошли для населения комфортно. Но это явно какой-то отвлеченный аргумент. Представляете себе среднего россиянина, который в Новый год и Рождество ест сахар и запивает его подсолнечным маслом? Нет, конечно, эти продукты, как и хлеб, давно уже относят к «социальным» скорее по политическим соображениям. В Новый год на столе даже самых небогатых россиян будут оливье, шампанское и далее по возможностям и привычному вкусу — колбаса, шпроты, домашние заготовки. Но уж точно не сахар и подсолнечное масло, которые за последние десятилетия стали для всех, вне зависимости от социального статуса, не основными «социальными» продуктами, а второстепенным ингредиентом, сопровождающим основную культуру питания. Так что очевидно, что дело не в том, что эти продукты наиболее востребованы на праздниках, а в том, что они подорожали сильнее всего: сахар — на 71,5%, а масло — на 23,8%.

После заявления президента, которое на следующий день развил и превратил в конкретные поручения премьер, наверняка пойдет реакция по всей вертикали. Президент простимулировал премьера, тот министров и вице-премьеров, они простимулируют губернаторов, те мэров, а они — муниципалов. Закончится все на бизнесе: производителях продовольствия и торговых сетях. Президент вскользь упоминал экспортеров, но это очень размытая категория —  экспортом занимаются не только посредники, но и сами производители подсолнечного масла, а их обычно не трогают. Но кого-то нужно будет назначить виноватым. Мой прогноз — главными «виноватыми» окажутся торговые сети. Потому что они наиболее понятны, прозрачны, консолидированы, их проще контролировать. И им, в конце концов, не привыкать к роли «мальчиков для битья», особенно после принятия в 2009 году скандально известного закона о торговле. Он, в частности, ограничивал доли присутствия игроков этого рынка в пределах одного муниципального района, регламентировал наценки к отпускным ценам поставщиков продовольствия, сроки оплаты и условия возврата поставленных ретейлерам товаров.

Правительство раскритиковало чиновников из-за роста цен на продукты. Какие подорожали сильнее всего

Хотя, если беспристрастно разобраться, те, кто имел самую высокую маржу и накопил больше всего денег за счет роста цен, — это не трейдеры и не ретейл. Это сельхозпроизводители — аграрии, фермеры, агрохолдинги. Именно они — безусловные бенефициары «продовольственной инфляции» 2020 года. Заметьте, их ни словом не упрекнул ни президент, ни премьер. Это тоже традиция, и тоже, в общем-то, политическая. Аграрии считаются самой незащищенной категорией, которую всегда надо защищать и поддерживать. Это 30% электората, как ни крути. Очевидно и то, что отраслевое лобби не допустит политической дискриминации «аграрного класса». Да, возможно, с нового года введут экспортные пошлины на зерно (прежде всего на пшеницу) и на масличные (подсолнечник и рапс), однако прямые интересы аграриев никто и никогда серьезно ущемлять не станет.

Как решение ограничить цены будет реализовано юридически? Скорее всего, в форме добровольных соглашений между собой ассоциаций производителей и продавцов продуктов при арбитражном посредничестве власти. Ведь прямое регулирование цен в России, слава богу, запрещено — в том числе антимонопольным законодательством. Принятые в 2000-е годы законодательные акты позволяют при росте цен на социально значимые товары больше чем на 30% ограничить цены, но временно — всего на 90 дней. Поэтому сейчас у государства фактически нет законодательного рычага для установления предельных закупочных цен. Очевидно, что будет реализован сценарий, когда производители и торговые сети будут добровольно договариваться о некой формуле цены на те же сахар и подсолнечное масло, где будут прописаны минимальные и максимальные цены.

Механизм, кстати, уже отработан: аналогичное соглашение с 2009 года действует между Российской ассоциацией производителей удобрений и Агропромышленным союзом России. В нем прописаны, во-первых, формула цены на минеральные удобрения для закупки их аграриями, во-вторых, объемы, на которые эта формула распространяется. Все, что нужно для посевной, можно купить по льготному тарифу. Все, что сверху или на экспорт, — по рыночной цене. Соглашение формально добровольное и перезаключается каждый год. То же может быть реализовано на продовольственном рынке: «социальные» объемы сахара, масла, муки и всего, что нужно, продается по регулируемой формуле цены, остальное — по рыночным тарифам. Нет сомнения, что игроки рынка договорятся между собой и вскоре публично продемонстрируют властям и потребителю, что они приняли меры и так называемые социальные продукты продаются чуть ли не по отпускной цене или даже ниже себестоимости.

Минэкономразвития предложило ограничить колебания цен на продукты планкой в 10%

Последствий у этого решения будет несколько. Первое — возможный ограниченный во времени и в объемах закупок потребительский «мини-ажиотаж», который, пусть косвенно, но подтолкнет цены вверх. Второе — отложенный рост цен, который состоится после того, как «кампанейщина» закончится. Скорее всего, это произойдет уже в первом квартале следующего года. Рынок возьмет свое. И очень хорошо, что власти это понимают: уроки позднего СССР многому учат.

Мнение автора может не совпадать с позицией редактора

Дополнительные материалы

«Сомнения в рациональности»: что думает бизнес о планах правительства ввести целевые цены на продукты и экспортные пошлины