Три урока пандемии: чему COVID-19 научил фармацевтический рынок

Фото Максима Мишина / Пресс-служба мэра и правительства Москвы / ТАСС
Фото Максима Мишина / Пресс-служба мэра и правительства Москвы / ТАСС
Пандемия COVID-19 проверила сильные и слабые стороны российской фармацевтики. О том, что выявила эта проверка, рассказывает Рустем Муратов, генеральный директор «Биннофарм Групп», одного из крупнейших производителей фармацевтической продукции

Говорят, что пандемия подтолкнула развитие фармацевтических производств. И да, и нет.

С одной стороны, в разы выросли объемы производства и продаж некоторых препаратов. Особенно лекарств, предназначенных для лечения последствий COVID-19 — таблетированных и инфузионных антибиотиков, а также сопутствующих препаратов — противовирусных, иммуномодуляторов, антисептиков. С другой стороны, пострадали целые сегменты рынка. Из-за общего снижения доходов населения упали объемы продаж по некоторым категориям товаров лайфстайл. Продажи некоторых гастроэнтерологических препаратов снизились, так как люди стали чаще мыть руки, а продажи противопростудных препаратов летом упали из-за того, что люди стали чаще повсеместно носить маски.

Можно ли заразиться повторно и как долго действует вакцина: что мы узнали о COVID-19 за год

Такой же процесс мы наблюдали в сегменте госзакупок. Из-за выпуска и потребления больших объемов препаратов для лечения COVID-19 сократились те сегменты, для которых не хватало мощностей у производителей и денег у больниц. Важно и то, что изменилась структура госпитализаций — часть больниц переквалифицировалась в инфекционные, поэтому очень многие пациенты не смогли получить плановую или внеплановую помощь. А если нет плановых операций, например в кардиологии, то нет и закупок соответствующих препаратов. Результатом стал существенный перекос потребления. И даже после того как COVID-19 отступит, эта ситуация далеко не сразу вернется к прежнему состоянию. Основных причин две: инерционность системы госзакупок, а также сформированные запасы лекарств, которые больницы будут использовать еще некоторое время.

«Операция «Вакцинация»: Forbes разобрался, кто и как будет прививать россиян от COVID-19

Пандемия преподала обычно стабильному и весьма консервативному фармацевтическому рынку несколько важных уроков.

Первый — нужно быть быстрее других в решениях и действиях, не бояться рисковать и использовать новые возможности. Это единственный способ конкурировать в нынешних условиях. Речь идет не только о принятии коммерческих рисков, но и о быстрых изменениях производственных планов, цепочек поставок, организационных структур. Например, смена поставщика субстанции или производственной площадки обычно планируется годами. А в нынешних обстоятельствах из-за мирового дефицита отдельных категорий субстанций мы вынуждены проходить такой путь за месяцы или даже недели. Роль скорости важна и в «мирное» время, но под давлением обстоятельств это стало особенно очевидно.

Экономика прививок: как обеспечить мир вакцинами от COVID-19

Второй — нужно хорошо понимать свой бизнес, четко осознавать, что важно, а что — не очень. Мы, например, поняли для себя огромную роль прямых отношений с поставщиками субстанций и материалов, а также большое значение выстроенной международной логистики как важного конкурентного преимущества. Год назад никто и не подозревал, насколько зависимость от источников сырья в фармацевтике может повлиять на производство. А сейчас даже западные страны задумываются о возрождении массового производства субстанций, потому что оборотная сторона глобализации производства — зависимость.

Третий — фармацевтика имеет большие резервы для изменения и улучшения технологий. Все вакцины от COVID-19, которые сейчас выходят на рынок, — это плоды самых современных исследований в разных областях. Десять лет назад было бы просто невозможно сделать эти разработки в такие сроки! А теперь получается, что, в общем-то, нет технологических проблем для изготовления вакцины против почти любого вируса. Выходит, что борьба с COVID-19 сегодня положит задел новым технологическим возможностям, которые в будущем позволят решить громадное количество застарелых проблем человечества.

Мина замедленного действия: почему маркировка продолжает оставаться проблемой для фармацевтической отрасли

Но разговор об открывающихся новых технологических возможностях — это долгосрочная перспектива. Более насущный вопрос — что нас ждет в следующем году? В целом есть ощущение, что 2021 год не будет «рядовым» и «проходным» для фармацевтической отрасли. Скорее, он станет периодом, который заложит основу для очень серьезных и интересных изменений как на фармацевтическом рынке, так и в нашей с вами жизни.

Очевидно, что пандемия продлится по крайней мере до середины следующего года. Но вместе с этим будет меняться и наше к ней отношение.

Сейчас мы боремся с COVID-19, лечим заболевших — и это правильно. Но что будет с теми, кто уже переболел? Как и чем их реабилитировать, ведь последствия вируса достаточно непростые, особенно у тех, кто болел тяжело? Это новая и очень большая проблема, про которую пока мало кто думает — все заняты тушением пожара пандемии. А ведь уже сейчас на 25 млн болеющих в мире приходится 52 млн уже переболевших — и это соотношение будет только расти.

Что известно о новом штамме COVID-19

Еще один важный вопрос — защита от повторного заражения. Переболел ты или вакцинировался — иммунитет, к сожалению, не формируется навсегда, и нужно как-то снижать вероятность повторного заражения. Маски дают защиту, но ее недостаточно, поэтому, скорее всего, в ближайшее время мы увидим появление целого класса препаратов для защиты от проникновения вирусов через носоглотку, например, в виде спреев и аэрозолей. Причем работать такие препараты, похоже, будут не только против COVID-19, но и против обычного гриппа.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Дополнительные материалы

Как работает одна из крупнейших фармацевтических компаний в России