Покидая Кипр: как адаптировать бизнес к новым налоговым условиям

Фото Athanasios Gioumpasis / Getty Images
Фото Athanasios Gioumpasis / Getty Images
Менять юрисдикцию нужно с большой осторожностью. Не так много государств предоставляют льготы, аналогичные кипрским, а Россия продолжает пересматривать условия налогового сотрудничества с такими странами, рассказывает эксперт в области международного налогообложения КПМГ в России и СНГ Александр Токарев

С 1 января 2021 года для российского бизнеса ушла в прошлое эпоха кипрских холдинговых компаний. Вступил в силу протокол к Соглашению об избежании двойного налогообложения (СИДН) с Кипром, в соответствии с которыми ставка налога на доходы у источника выплаты в отношении дивидендов составит 15% (за редким исключением), что соответствует стандартной российской ставке этого налога. Это значит, что использование кипрских компаний больше не будет давать преимуществ с точки зрения налогообложения дивидендов из России. 

В последние годы развитие отечественной налоговой практики заставило многие российские группы настороженно относиться к самой возможности использования льготной ставки по СИДН и искать альтернативные стратегии. Например, применять «сквозной» подход, когда в качестве обладателя «фактического права на доход» (ФПД), то есть на дивиденды, заявляется конечный бенефициар структуры. Либо полностью отказываться от применения льгот и уплачивать налог по максимальной ставке. Однако некоторые компании надеялись отстоять право на льготы и продолжали применять льготную ставку налога на доходы у источника выплаты. 

История на годы: кипрские компании обязали отправлять властям данные о клиентах с «золотыми паспортами»

Риск вместо выгоды

И для тех, и для других сейчас как никогда остро встал вопрос — что делать дальше с насторхолдингами и субхолдингами? Борьба с промежуточными компаниями не является сугубо российской инициативой — скорее, Россия следует общемировому тренду. Если промежуточные компании больше не добавляют налоговой эффективности, а наоборот, создают дополнительные риски, а также влекут затраты на свое поддержание, нужны ли они в будущем? Что можно предпринять сейчас, чтобы минимизировать негативный эффект?

Прежде всего необходимо ответить на главный вопрос: для чего в структуре группы нужна иностранная холдинговая компания? Если нет готовности полностью отказаться от нее по неналоговым факторам (защита активов, наличие соглашения акционеров), то можно использовать российский субхолдинг. Это позволит распределять в его пользу дивиденды с использованием нулевой ставки и осуществлять дальнейшее реинвестирование в рамках группы. При этом в пользу иностранного холдинга можно распределять столько, сколько нужно бенефициару на его текущие цели. Если он является налоговым резидентом России, это позволит ему получить отсрочку в отношении уплаты НДФЛ с дивидендов. 

Время раскаиваться: чем грозят бизнесу новые правила ФНС

Альтернативным вариантом может быть смещение налогового резидентства, например, кипрской компании в Россию. К сожалению, нулевую ставку по дивидендам, распределяемым российскими операционными компаниями, в рамках данной стратегии можно будет применять только до конца 2023 года. Затем опять придется думать о реструктуризации бизнеса, при этом ее последствия (например, в отношении продажи либо распределения активов в будущем) необходимо просчитывать уже сейчас. Кроме того, при смене резидентства стоит вспомнить об уплате «налога на выход» из зарубежной юрисдикции.

Менять шило на мыло, то есть Кипр на иную юрисдикцию, нужно с очень большой осторожностью. Не так много государств предоставляют налоговые льготы, аналогичные кипрским, и не факт, что в будущем Минфин не захочет и с ними пересмотреть СИДН в сторону повышения ставок. От такого «предложения» бывает трудно отказаться, так как в качестве альтернативы выступает денонсация соглашения, что также не позволит применять налоговые льготы.

Если принято решение оставить иностранные холдинги в периметре группы, нужно помнить о рисках признания данных компаний налоговыми резидентами России по месту их фактического управления. А это может повлечь, в частности, доначисление 15%-го налога на доходы у источника выплаты в отношении распределения дивидендов с уровня данного иностранного холдинга своим акционерам. Пока таких претензий не так много, а судебных дел вообще нет. Но это пока. Мало кто мог представить в 2014 году, что практика по ФПД будет развиваться в настолько негативном для налогоплательщиков ключе, а в начале 2020 года — что COVID-19 приведет к закрытию Кипра не только с туристической, но и с налоговой точки зрения. 

Уйти по-русски: чем грозит бизнесу разрыв налоговых соглашений России и Нидерландов

Стратегии ухода

Если минусы от использования иностранной холдинговой компании перевешивают плюсы, то можно рассмотреть несколько стратегий отказа от нее. В зависимости от конкретной структуры группы это можно сделать путем ликвидации иностранной компании или с помощью продажи активов. Некоторые возможности может дать переезд в один из созданных в России специальных административных районов (САР) — в Приморье или в Калининградской области. Такой переезд предполагает последующую реорганизацию или использование одной из зарегистрированных в САР международных компаний. 

Смерть после моратория: накроет ли Россию в 2021 году волна банкротств

В отличие от структуры с иностранной компанией, являющейся добровольным налоговым резидентом России, Минфин пока не планирует ужесточать режим САР и отменять нулевую ставку по дивидендам, получаемым от российских дочерних компаний. Наоборот, планируется сделать налоговый режим в этих районах более привлекательным. Минфин задумывается о снижении ставки по налогу на прибыль, введении стабилизационной оговорки (что позволяет использовать налоговый режим в неизменном виде, даже в случае изменения налогового законодательства), снижении ставки по налогу на доходы в отношении распределяемых дивидендов. Однако в отношении режима САР существует множество вопросов, которые стоит  проанализировать до принятия решения о переезде.

При выборе любого варианта важно учитывать налоговые последствия реорганизации, которые могут возникнуть в зарубежной юрисдикции (налог на доходы от реализации активов, «налог на выход», предоставление отчетности по сделкам в рамках европейской Директивы DAC6 по борьбе с агрессивным налоговым планированием). Все последствия необходимо просчитать заранее, чтобы потом они не стали неожиданностью.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции

Дополнительные материалы

Кто из миллиардеров хочет платить больше налогов