Новый Самотлор: почему инвесторы заинтересовались проектом «Восток Ойл»

Фото DR
Фото DR
Инвестиционные аналитики и банки крайне осторожно относятся к оценке так называемых «проектов развития» и не выносят вердикт, предварительно не просчитав все возможные экономические модели. На этом фоне неожиданно позитивной оказалась реакция на проект «Роснефти» «Восток Ойл» — сразу несколько международных инвестиционных банков и фондов, в том числе Bank of America и JPMorgan, высоко оценили его перспективы. Почему «Восток Ойлу» удалось заинтересовать международное инвестиционное сообщество, несмотря на не самую благоприятную конъюнктуру на рынке?

2020 год стал стрессовым для нефтегаза, цена на нефть Brent снизилась примерно на 22,5% из-за аномального падения спроса вследствие пандемии. Если же говорить о нефтяной отрасли России, то она столкнулась с форс-мажорным сокращением добычи углеводородов в результате сделки ОПЕК+. Глобальные мейджоры завершили прошлый год с рекордными убытками. Cреди них: Royal Dutch Shell (-$4 млрд), ExxonMobil (-$20,1 млрд), ConocoPhillips (-$772 млн), Chevron (-$665 млн), Equinor (-$2,4 млрд).

В условиях депрессивной конъюнктуры мейджоры вынуждены сокращать инвестиционные программы и останавливать реализацию многих «добычных» проектов. Так, заморожены или приостановлены проекты Bonga Southwest компании Shell, Bosi, Owowo West and Uge-Orso компании ExxonMobil и проект Шеврона - Nsiko на шельфе Нигерии. Кроме того, на 2021 год перенесено решение судьбы проекта по разработке крупного месторождения Whale в южной части американского Мексиканского залива компании Shell. Новых масштабных проектов по добыче нефти в мире пока не просматривается, что грозит дефицитом на рынке углеводородов в обозримой перспективе, так как спрос, главным образом со стороны динамично развивающихся азиатских стран, будет расти.

«Роснефти» удалось закончить год с прибылью в 147 млрд рублей, а инвестиционные банки повысили оценки и целевые уровни по акциям компании, причем повысили существенно: рост от 18 до 26%. Например, в своем январском отчете Bank of America повысил целевую цену ГДР «Роснефти» с $5,9 до $6,8, сохранив рекомендацию «покупать», Morgan Stanley — с $5,7 до $7. Значительную роль в переоценке стоимости «Роснефти» играет стратегический проект добычи нефти на севере Красноярского края «Восток Ойл». Goldman Sachs уже окрестил его «магнитом для инвесторов». По масштабам этот проект можно сравнить разве что с советским освоением Самотлора, самого крупного нефтяного месторождения России.

Тот проект, по сути, изменил лицо советского ТЭКа на многие годы вперед. Если в 1965 году Западная Сибирь давала один миллион тонн добычи, то уже через десять лет — 148 млн тонн, что позволило СССР стать одним из лидеров международного рынка углеводородов. По плану «Роснефти», добыча на проекте достигнет 100 млн тонн к 2030 году.

«Восток Ойл» включает в себя действующие месторождения: Ванкорское, Сузунское, Тагульское и Лодочное, а также новые уникальные по запасам месторождения — Пайяхское, Западно-Иркинское и другие. Общая ресурсная база по проекту «Восток Ойл» превышает 6 млрд тонн нефти.

По качественным характеристикам нефть с этих месторождений превосходит сорт Brent, она легкая (40% API) и малосернистая (содержание серы <0,05%). Это позволяет рассчитывать, что нефть «Восток Ойл» в будущем будет продаваться с премией к Brent, что немаловажно для экономики проекта. Направления экспорта — европейские и азиатские рынки через Северный морской путь, спрос будет обеспечен дальнейшим ростом азиатских экономик, которые будут диверсифицировать энергетические потребности.

В условиях кризиса инвестиционные банки стали осторожнее относится к обещаниям и «бумажным» планам. «Восток Ойл» же уже реализуется. В частности, на судостроительной верфи «Звезда» размещен заказ на серию из десяти танкеров высокого ледового класса дедвейтом 120 000 тонн, адаптированных для работы на Северном морском пути. В последующем планируется построить 50 судов различных классов. Достигнута договоренность с ПАО «КАМАЗ» на поставку транспорта и спецтехники, а также по созданию сервисных центров на промыслах. Заключено соглашение с ПАО «Интер РАО» на проектирование и строительство объектов энергетической инфраструктуры, включающей в себя энергоцентры общей мощностью 2,5 ГВт, а также более 3500 км линий электропередач. Всего за счет реализации проекта «Восток Ойл» в стране может быть создано до 400 000 новых рабочих мест. 

С учетом ограниченного предложения качественных энергетических проектов такого масштаба на мировом рынке, интерес к участию в проекте может быть как у китайцев и индусов, так и у мировых мейджоров. Важная деталь — в конце декабря 10% акций «Восток Ойл» было продано ведущему международному трейдеру Trafigura (второму после Vitol) примерно за $8 млрд. С учетом этой сделки, общую стоимость проекта можно оценить в $80 млрд. Всего потенциальным инвесторам и партнерам может быть продано до 49% акций проекта. 

Магнит для инвесторов: в чем смысл продажи доли в «Восток Ойл»
 
«Роснефть» хочет сделать «Восток Ойл» «зеленым», низкоуглеродным проектом: для производства энергии будет использоваться, в частности, ветрогенерация, а углеродный след проекта, согласно заявлению вице-президента по промышленной безопасности компании Брайана Маклеода, составит лишь 25% от традиционных показателей, характерных для новых нефтяных проектов.  Все это отвечает интересам инвесторов, рассчитывающих на то, что нефтяные компании будут стремиться снижать углеродные риски. По сути, именно такие проекты с низким углеродным следом и являются сейчас главным трендом мировой нефтегазовой отрасли.

Учитывая растущий спрос на углеводороды в АТР, очевидно, что разговоры об окончании нефтяной эпохи преждевременны и инвесторы будут вынуждены вновь рассматривать портфель нефтегазовых проектов, которые в «ковидный» год были отодвинуты на задний план. Merrill Lynch счел «Восток Ойл» локомотивом развития «Роснефти», и с уважаемым инвестбанком трудно не согласиться.