История огонь: как создатели Merlion оказались за решеткой из-за $4,5 млн и сгоревшего дома

Фото Сергея Ермохина / ТАСС
Фото Сергея Ермохина / ТАСС
В российском списке Forbes могут появиться сразу три новичка. Это основатели «Ситилинк» и Merlion Алексей Абрамов, Олег Карчев и Владислав Мангутов. Сейчас они находятся под арестом по обвинению в покушении на убийство. Forbes рассказывает, как конфликт создателей Merlion с их бывшим топ-менеджером превратил историю успешного бизнеса в криминальную драму

Поездка на Афон заставила художника Никаса Сафронова позабыть о городском комфорте. Несколько лет назад он приехал в Ватопедский монастырь, чтобы написать портрет настоятеля архимандрита Ефрема. Но священник приболел, и Сафронову пришлось вкусить всю тяжесть монашеской жизни. Пока отец Ефрем выздоравливал, художник с рассвета до поздней ночи был на службах, а потом возвращался в ледяную келью — был май, но температура в горах лишь на пару градусов поднималась выше нуля. Через несколько дней служители монастыря навестили художника и удивились жуткому холоду. Сафронов воспринимал его как процедуру покаяния, которую проходит каждый посетитель Афона, но ему объяснили, что в келье попросту забыли включить батареи.

На Афон Сафронов прилетел по приглашению своего друга и совладельца IT-дистрибьютора Merlion Олега Карчева. Бизнесмен немало делает для православной церкви, в первую очередь — Магаданской епархии, которой жертвует деньги. На Колыме у предпринимателя есть несколько небольших золотодобывающих компаний. В начале октября 2020 года в поселке Сокол в 35 км от Магадана освятили новый храм, построенный в том числе на деньги Карчева. А через пару недель бизнесмена арестовали в Москве вместе с его партнерами по Merlion Алексеем Абрамовым и Владиславом Мангутовым. Вместе с ними задержали руководителя службы безопасности компании Бориса Левина. Всех четверых обвиняют в покушении на убийство бывшего топ-менеджера Merlion Вячеслава Симоненко. Позиция совладельцев Merlion и Левина (ее Forbes передали их адвокаты) — никакого покушения не было, а уголовное дело необходимо Симоненко, чтобы захватить бизнес.

Суд арестовал владельцев IT-компании Merlion по делу об убийстве

С выручкой 2019 года в 266,6 млрд рублей Merlion занимает 33-е место в рейтинге крупнейших частных компаний России. В декабре 2020-го компания договорилась о стратегическом партнерстве со «Сбером». В этом году Forbes впервые оценил стоимость этого бизнеса в $1,8 млрд. С оценкой состояния минимум в $600 млн Абрамов, Карчев и Мангутов могут войти в рейтинг богатейших бизнесменов России. Как история успешного бизнеса превратилась в криминальную драму?

Физтех и звери

История Merlion началась на заре 1990-х, когда несколько выпускников МФТИ, среди которых были Алексей Абрамов и Алексей Сонк, решили попробовать свои силы в коммерции. Одной из первых сделок, по воспоминаниям Абрамова, была перепродажа партии настенных часов, но потом начинающие предприниматели сосредоточились на компьютерах и комплектующих для их сборки. Рождение бизнеса не было лишено романтики, например, свою компанию Lizard Абрамов и Сонк назвали в честь альбома группы King Crimson. Сначала за товаром ездили на Митинский и Савеловский радиорынки, затем начали закупать «железо» на Тайване, в Корее и Сингапуре.

Параллельно бизнес по торговле компьютерами развивал еще один выпускник МФТИ Владислав Мангутов с партнерами — их компании в конце 1990-х работали как группа Citilink, в 2000 году они решили объединить усилия с Сонком и Абрамовым. Объединенный бизнес сначала назвали LC-group, а четыре года спустя переименовали в Merlion. Не обошлось без символизма: Мерлион — это мифическое существо с телом льва и хвостом рыбы, символ Сингапура, в котором Сонк прожил несколько лет.

В число совладельцев группы в 2004 году вошел уроженец Норильска и выпускник МГУ Олег Карчев. С начала 1990-х его компания «Тайсу-ТБ» (расшифровывается как «Тайвань-Советский Союз»), как и структуры Сонка, Абрамова и Мангутова, торговала компьютерами, а в 1996-м занялась транспортной логистикой, среди клиентов были «Евросеть» и «Олди». Были у Карчева и другие интересы, например, с начала 2000-х он развивал в Москве сеть супермаркетов «Ням-Ням».

Оборот объединенной группы Merlion по итогам 2004 года составил $770 млн — по тем временам она считалась крупнейшей IT-компанией России. Фактически группа объединила под одним крылом несколько сбытовых компаний, в этом было несомненное преимущество перед конкурентами — совместные закупки позволяли добиться больших скидок у зарубежных производителей.

В первом ряду слева направо: Олег Карчев, Владислав Мангутов, Алексей Абрамов
В первом ряду слева направо: Олег Карчев, Владислав Мангутов, Алексей Абрамов / Архив Вячеслава Симоненко

Совладельцы Merlion избегали публичности, единственным известным акционером долгое время был Алексей Сонк, возглавлявший группу. В 2007 году, когда оборот Merlion составлял $1,3 млрд, он покинул компанию и начал инвестировать в международные девелоперские и технологические проекты. «Считайте это мой блажью. Я устал от дистрибуторского бизнеса и хочу чего-то нового», — объяснял тогда Сонк причины своего решения.

По словам Вячеслава Симоненко, назначенного в 2007 году гендиректором Merlion, доля Сонка составляла 40%. После его ухода основными акционерами остались Карчев, Мангутов и Абрамов. Публичнее они не стали. К примеру, в интернете до сих пор сложно найти фотографию Мангутова. А Карчев дал первое большое интервью только в 2011 году — но уже в роли крупного банкира.

Большой бизнес

Скандал, разыгравшийся весной 2014 года на Колыме, поставил крупнейших золотодобытчиков региона перед угрозой банкротства. В 2013 году местные компании передали Колымскому аффинажному заводу (КАЗ) добытое золото на переработку, но обратно получили лишь часть от всего объема. Например, один из крупнейших золотодобытчиков России «Сусуманзолото» передал на КАЗ 4 т золота и недосчитался 500 кг. Вскоре выяснилось, что с аффинажного завода пропали 2 т золота и 16 т серебра на 2,5 млрд рублей. Золотодобытчики говорили, что готовы и дальше работать с заводом, но только при предоставлении гарантий. Такие гарантии им пообещал предоставить Олег Карчев — его Рост-банк владел 19% завода, а летом увеличил долю до 39%. Колымский аффинажный завод в итоге был обанкрочен, а в 2016 году ответственным за пропажу золота признали руководство КАЗ. В 2011-2014 годах гендиректором завода был Владислав Феоктистов, его сын Денис возглавлял филиал Рост-банка в Магадане.

Карчев купил Рост-банк в 2008 году у предпринимателя Александра Гительсона. Сумма сделки не раскрывалась, но Карчев говорил, что потратил на банк в том числе $100 млн, полученные в том же году от продажи 13 магазинов «Ням-Ням» австрийской REWE, совладельцу сети Billa. На базе «Роста» Карчев планировал построить федеральную банковскую сеть с упором на кредитование малого и среднего бизнеса. В 2012 году он купил и присоединил к «Росту» банк «Казанский», а затем дополнил свою финансовую империю региональными банками: Тверьуниверсалбанк, СКА-банк, «Кедр», Уралприватбанк, Аккобанк и Байкалинвестбанк.

Еще одним направлением работы были операции с драгоценными металлами, с 2000-х Карчев сам развивал золотодобывающий бизнес в Якутии и на Колыме, несколько лет назад объединенный под брендом «Золотой актив». В связанные с золотом проекты был вовлечен и Merlion, например, в 2016 году группа стала стратегическим партнером местного IT-технопарка и в том же году вместе с якутской корпорацией развития учредила фирму «Смарт Полюс», занимающуюся изучением недр.

В сторонние проекты инвестировали и Абрамов с Мангутовым. С 2011 года они развивали группу компаний «Дельта охранные системы», пытавшуюся консолидировать рынок пультовой охраны, в 2013-м выкупили у предпринимателя Андрея Биржина девелопера Tekta, строившего ЖК в Подмосковье.

В разговоре с Forbes Симоненко утверждает, что ресурс для инвестиций у совладельцев Merlion появился благодаря стремительному росту основного бизнеса. Еще при Сонке Merlion пытался диверсифицировать бизнес, например, производил ноутбуки под маркой iRU и запустил розничную сеть «Позитроника». После 2007 года процесс только набирал обороты. Чистая дистрибуция не так уж и выгодна, объясняет логику Симоненко — это бизнес с большими оборотами, но низкой наценкой.

В 2007 году Merlion запустил сеть компьютерных клиник, а год спустя — ретейлера «Ситилинк», который быстро стал одним из крупнейших продавцов техники в Рунете. Кроме того, Merlion, вспоминает Симоненко, добавил в портфель собственных брендов марки Digma, Oklick, JetBalance и другие. В 2007 году группа запустила проект по системной интеграции — Merlion Project. В 2013 году компанию переименовали в Tegrus, а Симоненко договорился с акционерами Merlion, что возглавит ее и будет единственным акционером. 

Экс-гендиректор Merlion Вячеслав Симоненко
Экс-гендиректор Merlion Вячеслав Симоненко / DR

Если до 2007 года Merlion в год мог зарабатывать до $5-10 млн чистой прибыли, то затем этот показатель увеличился до $100 млн, вспоминает Симоненко. Всего за восемь лет с 2007 года, по его оценкам, Merlion мог заработать до $1 млрд чистой прибыли. Выручка группы за это же время выросла с 46,8 млрд рублей до 164 млрд рублей в 2015 году. Тогда же между Симоненко и акционерами группы назрел конфликт.

Цена конфликта

Главному безопаснику Merlion Борису Левину уже доводилось бывать фигурантом громкого уголовного дела. В 2008 году он работал вице-президентом «Евросети» по безопасности и его вместе с несколькими коллегами арестовали по обвинению в похищении и вымогательстве денег у одного из экспедиторов «Евросети». Левина в 2010 году оправдал суд присяжных, но во многом это уголовное дело заставило создателя «Евросети» Евгения Чичваркина продать бизнес и бежать из страны. Левина Чичваркин даже называл «моим Платоном Лебедевым» (российский бизнесмен, соучредитель банка «Менатеп», проходил вместе с Михаилом Ходорковским по делу ЮКОСа и в 2005 году был обвинен в хищениях, неуплате налогов и легализации похищенных средств, отбыл 10,5 лет лишения свободы в колонии общего режима — Forbes). 

Отчасти по рекомендации Чичваркина, говорит Вячеслав Симоненко, Олег Карчев сделал Левина своим топ-менеджером. Чичваркин в разговоре с Forbes опроверг эту версию, по его словам, Карчев и Левин знакомы больше 15 лет. С 2012 года Левин работал в банках Карчева, а затем пришел в Merlion. Осенью 2014 года он сообщил Абрамову, Карчеву и Мангутову, что Симоненко похитил и перевел на счета в иностранных банках около $10 млн. Совладельцы Merlion сами поручили Левину провести проверку, поскольку у них «возникли обоснованные подозрения о том, что в компании происходят многомиллионные хищения». Так эту историю описывают адвокаты Абрамова, Карчева, Мангутова и Левина.

Борис Левин
Борис Левин / Алексей Филиппов / ИТАР-ТАСС

Симоненко парирует: у него на тот момент не было счетов ни в одном зарубежном банке. По словам бывшего топ-менеджера Merlion, претензии к нему возникли, когда компания столкнулась с финансовыми трудностями. В конце 2014 года Федеральная налоговая служба (ФНС) заинтересовалась рынком бытовой техники и электроники. Как рассказывал замглавы ФНС Даниил Егоров, сотрудники ведомства проверили бизнес одного из крупнейших дистрибьюторов и выяснили, что компания работает через «облако» фирм и занижает цены импортируемого товара. Налоговики доначислили дистрибьютору около 1 млрд рублей налогов. О том, что речь в рассказе Егорова могла идти о Merlion, писал РБК. Это в разговоре с Forbes подтверждает и Симоненко: «В отрасли всегда существовали такие схемы. Так она выросла: если платишь налоги — не выживешь. Поэтому и иностранцы не смогли в свое время войти на рынок». «Не подтверждаем. Можем лишь сообщить, что к Merlion нет претензий со стороны ФНС», — ответили в Merlion на просьбу Forbes прокомментировать информацию о претензиях ФНС в 2014 году.

В конце 2014 года с проблемами столкнулся и лично Олег Карчев — Центральный банк отправил на санацию шесть банков из его группы, в том числе Рост-банк. Экс-участник списка Forbes Микаил Шишханов, взявшийся тогда за санацию банков Карчева, позже сетовал, что Рост-банк был «большой отмывочной конторой».

Проблемы с ФНС и банковским регулятором, развивает мысль Симоненко, заставили его бывших работодателей искать дополнительные деньги, а у Левина якобы появилась возможность закрепиться в компании с помощью громкого дела. «И что они сделали — взяли почти всех топов которые были миноритариями, придумали, что они грабят компанию, и забрали у них акции», — говорит Симоненко.

Он утверждает, что ему и еще нескольким топ-менеджерам компании после ухода Алексея Сонка принадлежало около 5% акций Merlion. «Прибыль компании каждый год шла или на увеличение уставного фонда, или выплачивались дивиденды акционерам. Деньги с дивидендов менеджеры Merlion тоже хранили внутри компании на своем виртуальном счете и брали их с этого счета по мере надобности через кассу», — объясняет Симоненко. По его словам к началу 2015 года у него накопилось на счетах Merlion $5 млн. Эту сумму он и потребовал вернуть ему после того как Абрамов, Карчев и Мангутов якобы потребовали покинуть компанию Tegrus. Заплатили ему только $400 000.

Никаких финансовых обязательств, кроме заработной платы, у компании перед Симоненко не было, утверждают адвокаты совладельцев Merlion. Историю о $5 млн они описывают иначе — эту сумму Абрамов, Карчев и Мангутов якобы решили заплатить Симоненко из собственных средств «учитывая, что он проработал в Merlion около 18 лет». Выплаты ограничились $500 000 и закончились, когда Симоненко якобы провалил внутреннюю проверку по фактам воровства — в том числе на полиграфе. После этого якобы Симоненко начал вымогать у акционеров Merlion $4,5 млн, «прямо угрожая им незаконным уголовным преследованием с использованием его связей в правоохранительных органах».

«Я сказал: или выплачивайте мне, или я расскажу про ваши «художества». И они решили меня убивать», — говорит Симоненко. Под «художествами» он подразумевает уход от налогов, контрабанду, незаконные финансовые банковские операции. 

«Вячеслав покинул компанию Tegrus по собственному желанию, — передали позицию компании в пресс-службе Merlion. — Увольнение происходило с соблюдением всех положений трудового законодательства и внутренних нормативных актов <...> Кроме того, в компании нечего не знают о существовании «теневого» бизнеса совладельцев, и сам факт такого безосновательного утверждения вызывает сомнения на счет корректности высказываний и истинных намерений интервьюируемого».

Пожар, Донбасс и молчание

По версии следствия, которую подробно пересказывал «Коммерсант» (и в разговоре с Forbes подтвердил Симоненко), в сентябре 2015 года Борис Левин нанял некоего ветерана Донбасса и тот вместе с сообщником закидал загородный дом Симоненко в Красногорске коктейлями Молотова. Симоненко сразу же написал заявление о поджоге. Он говорит, что тогда уголовное дело возбуждать не стали, а материалы по нему и вовсе потерялись. Новое заявление он написал только в 2019 году. С чем связан такой длительный перерыв? Симоненко говорит, что после ухода из Merlion договорился с основателем 1С Борисом Нуралиевым о совместном проекте. Речь идет о компании «Алагер», в которой 1С в 2015-2018 годах владела 80%. Изначально компания создавалась для торговли электроникой и бытовой техникой, но потом сосредоточилась на поставках камер фото- и видеофиксации. 

Нуралиев, говорит Симоненко, знал о его конфликте с учредителями Merlion, но ему «в принципе, было все равно». «Ситуация была такая — никто никого не трогает, — объясняет Симоненко. — С этим связан перерыв между подачей дела в 2015 и 2019 годах. Но в 2018 году 1С вышла из проекта, я подал новое заявление и история получила новый окрас». Спустя пару месяцев после этого на Симоненко напали двое у ресторана «Загородный очаг« в подмосковном Одинцово. Он смог отбиться и написал еще одно заявление. «Местные следователи начали спрашивать, с чем я связываю нападение и постепенно начали вызывать на допросы Карчева, Левина и других. Это и позволило дойти до возбуждения уголовного дела», — объясняет Симоненко.

Какова версия акционеров Merlion? По словам их адвокатов, «Алагер» участвовала в некоем совместном проекте 1С и Merlion, когда он закончился, «потеряв очередного работодателя, в 2019 году Симоненко возобновил свои попытки шантажа и инициирования незаконного возбуждения уголовного дела в отношении Абрамова, Карчева, Мангутова и Левина». О каком совместном проекте между 1С и Merlion идет речь, адвокаты уточнить не смогли, предложив спросить или у Merlion, или у самого Симоненко. В Merlion переадресовали вопрос к 1С и «Алагеру». В 1С отказались от комментариев. «Никакого Merlion в этой истории никогда не было», — говорит Симоненко.

В судах адвокаты совладельцев Merlion и Левина пытаются доказать, что Симоненко в 2015 году инсценировал поджог своего коттеджа. Несостыковки в уголовном деле, на которые они обращают внимание Forbes, не лишены трагикомизма. Как писал «Коммерсант», в деле есть явка с повинной того самого ветерана Донбасса, который якобы участвовал в поджоге. Его сообщник на сегодняшний день мертв. «Сложно представить, чтобы один из предполагаемых исполнителей покушения на Симоненко путем поджога дома ночью, расположенного на пересеченной местности в Московской области, вообще был способен совершить указанное преступление по состоянию здоровья, — говорится в ответах адвокатов. — Защита обвиняемых располагает информацией, что за несколько месяцев до совершения инкриминируемого преступления он получил тяжелое ранение и перенес две сложные операции, связанные с ампутацией ноги, был признан инвалидом и передвигался с использованием протеза».

«Об ампутации ноги исполнителя покушения на меня мне ничего не известно», — ответил Симоненко Forbes. По его словам, этот человек весной 2019 года сам якобы постучал в дверь его дома и признался, что «похулиганил» здесь в 2015-ом. Тогда Симоненко, опасаясь провокаций, не стал вести долгих разговоров и отправил его писать заявление. «Я не заметил что он инвалид. Двигался он нормально», — говорит Симоненко.

На стороне основателей Merlion выступил Евгений Чичваркин, с которым пообщался Forbes. Абрамова, Карчева и Мангутова он назвал цивилизованными людьми, сосредоточенными на бизнесе. Чичваркин сомневается, что после нескольких лет в СИЗО Борис Левин мог организовать поджог чьего-то дома, и не исключает, что в уголовном деле может быть замешан интерес кого-то из силовых структур: «Олег Карчев — очень успешный человек, а Merlion — очень жирная компания».

Рейдерство и пикет

В конце января 2021 года несколько телеграм-каналов и сайтов с компроматом опубликовали сканы показаний по делу совладельцев Merlion. Данные свидетеля, называвшего себя давним другом Олега Карчева, были засекречены, для анонимности подписывался он как Иван Билибин. В показаниях он подтверждает, что в 2015 году акционеры Merlion запугивали и увольняли топ-менеджеров компании, чтобы не выплачивать им бонусы. Говорится в показаниях и о замысле убить Симоненко и о том, что Карчев использовал свои связи в органах, чтобы не дать ход делу. В беседе с Forbes Симоненко не смог уточнить, кто скрывается под фамилией Билибин, сказав лишь, что догадывается, кто этот человек. 

Адвокаты совладельцев Merlion и Левина сообщили Forbes, что по мнению их доверителей, в качестве Ивана Билибина показания дает некий Олег Покровский, обладающий связями в правоохранительных органов. Именно Покровского совладельцы Merlion считают человеком, срежиссировавшим при помощи Симоненко их уголовное дело. «Целью их противоправных действий был рейдерский захват компании «Ситилинк», входящей в структуру Merlion, и в последующем получения полного контроля над Merlion и ее рейдерского захвата, — говорится в письменных ответах адвокатов. — В деле имеются доказательства, указывающие на то, что Покровский и Симоненко разработали четкий план незаконного уголовного преследования наших подзащитных с последующим рейдерским захватом принадлежавшей им компании и организовали его исполнение с привлечением целой группы исполнителей — «правильных адвокатов» (цитата Покровского), пообещав им за оказанные криминальные услуги более $50 млн». 

Кроме того, по словам адвокатов, Покровский якобы сообщил одному из обвиняемых условия выхода из СИЗО: регулярные выплаты 2% или больше 8 млрд рублей от оборота всех компаний Абрамова, Карчева и Мангутова.

Информации о Покровском в публичном поле практически нет. В середине февраля «Коммерсант» назвал его директором по инвестициям финансовой компании «Фонтвиэль». Сейчас, утверждает издание, Покровский арестован, против него возбуждено уголовное дело о мошенничестве по заявлению участника списка Forbes Давида Якобашвили. По информации «Коммерсанта», Олег Покровский предлагал Якобашвили решить корпоративный конфликт с участием одной из его компаний за $3 млн.

Симоненко признает, что знаком с Покровским, но отказывается подробно комментировать информацию о нем. Он называет Покровского близким другом Карчева, говорит, что не видел его полтора года и предлагает своим оппонентам пройти полиграф.

В начале февраля Карчева выпустили под домашний арест, остальные фигуранты уголовного дела остаются в СИЗО. Для Симоненко изменение меры пресечения Карчеву — плохой знак. На одном из заседаний по мере пресечения Симоненко якобы не увидел в уголовном деле целого ряда материалов — в том числе показаний нападавшего и Ивана Билибина. Но смог с помощью ходатайства вернуть их в дело. В беседе с Forbes Симоненко говорит, что, по его мнению, основная задача следователей, которые сейчас ведут уголовное дело, — разрушить его и отпустить всех фигурантов на свободу. 1 марта он вместе с семьей устроил пикет у здания Следственного комитета в Москве. Так он пытается привлечь к своему делу внимание лично главы СКР Александра Бастрыкина.